загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



Европейская интеграция и ее негативные последствия для бывших стран советского блока

Предлагаем вашему вниманию стенограмму заседания Изборского клуба в Москве, прошедшего 6 июля. В этом заседание приняла участие большая делегация изборцев из Молдовы – поэтому разговор во многом шел на примерах из жизни Молдовы и применительно к ее политической будущности. Вел заседание первый зампред Изборского клуба Олег Розанов.


Александр ПРОХАНОВ, председатель Изборского клуба:

– Друзья, наш клуб общероссийской интеллектуальной общественности связывает с нашим другом Игорем Николаевичем Додоном большая дружба. Мы взаимодействуем интеллектуально, теперь, как вы видите, политически, и просто по-человечески. Мы рассматриваем предстоящие выборы в Молдавии как стратегические для России. Мы полагаем, что это не проходные выборы, это не выборы одного политического сезона, сменяющего другой политический сезон. На этих выборах либо Россия окончательно потеряет Молдову как своего союзника, собрата, своего геополитического соседа, и приход к власти в Молдове человека так называемого «европейского сознания», «европейского вектора» будет означать замыкание вот этого стратегического антирусского «санитарного кордона», который НАТО выстраивает, и почти выстроило от Балтики до Черного моря. Это будет означать, что, по-видимому, в ближайшее время начнется процесс интеграции Молдовы в Румынию, это будет означать, что возникнут острейшие, быть может, военные, горячие проблемы в районе Гагаузии. Это будет означать, что Приднестровье окончательно окажется в мешке, в изоляции, и станет заложником в отношении России и Запада. И, таким образом, возникнет очень опасный, горячий, по существу, имеющая алгоритм перерастания в грандиозную европейскую войну, ситуация.

Если произойдет обратное, на что мы крайне надеемся, если к власти придет патриотически настроенный прорусский молдаванин, коим мы числим и считаем нашего коллегу и партнера Игоря Николаевича Додона, ситуация резко изменится, ситуация будет умиротворена. Молдова займет свое привычное и вмененное ей европейской геополитикой и Господом Богом место в семье народов, как с европейской ориентацией, так и с азиатской, Молдова будет служить мостом между Европой и Азией, между Европейским Союзом и Россией, мостом, по которому переносятся идеи, ценности, люди, товары, политические тенденции, мостом, на котором будут стоять демпферы, гасящие конфликты, периодически возникающие между Евросоюзом и Россией. Это будет означать, что Приднестровье в лице вот такой вот прорусской Молдовы получит своего брата и соседа, не исключая, что, в конце концов, Приднестровье может быть проинтегрировано в эту новую евразийскую, прорусскую Молдову, что не вызовет отторжения у мужественно сражающегося с Западом народа Приднестровья. Гагаузы, которые как никто и никогда дорожат своим суверенитетом, получат гарантию этого суверенитета и этой автономии. Что касается России, то Россия всеми своими политическими, экономическими, моральными, культурными, торговыми потенциалами будет содействовать процветанию Молдовы. Молдова наконец преодолеет этот затянувшийся, перманентный кризис, который так мучительно и драматически травмирует и мучает молдаван.

Поэтому сегодняшний круглый стол является не просто дискуссионной площадкой, это не просто встреча высоколобых, это не просто встреча людей, которые симпатизируют российско-молдавским отношениям, это стол, повторяю, стратегический. Я очень надеюсь, что о наших взглядах, о нашей поддержке Игоря Николаевича Додона узнает общественность Молдовы, и в решающий момент сделает свой правильный, исполненный прозорливости политический выбор.

Игорь ДОДОН, председатель Партии социалистов Республики Молдова:

– Уважаемый Александр Андреевич, уважаемые друзья, коллеги! Во-первых, я очень рад, что мы сегодня имеем возможности обменяться мнениями по такому очень важному вопросу, как результаты европейской интеграции для ряда стран, как бывшего Советского Союза, так и некоторых наших партнеров, стран из бывшего социалистического блока.

Мы с вами встречались несколько месяцев назад в Кишиневе, была очень хорошая дискуссия. Я хочу вас проинформировать, что в Молдове после открытия Изборского клуба Молдовы во главе с руководителем Богданом Цырдей, он здесь тоже участвует, очень активно начали работу непосредственно и Богдан Цырдя, и наш Изборский клуб.

Безусловно, сейчас очень непростые времена в Республике Молдова. Нас ждут президентские выборы, мы добивались и досрочных парламентских выборов в этом году, к сожалению, будут только президентские выборы, прямые выборы президента. Мы надеемся, что в 2017 году после победы промолдавских сил на президентских выборах мы сможем добиться и досрочных парламентских выборов.

Нынешняя проевропейская, олигархическая власть, которая создана в Молдове, пытается заигрывать не только с Западом, но и с Российской Федерацией. Буквально вчера и сегодня в Молдове с официальным визитом находится Рогозин Дмитрий Олегович, вице-премьер, сопредседатель молдо-российской межправительственной комиссии. И, что интересно, прямо к визиту Рогозина в Молдове было принято несколько очень интересных проектов законов. В парламенте проголосовали за открытие офиса НАТО в Республике Молдова на одной из парламентских комиссий, и в парламенте в первом чтении был принят новый кодекс, который регламентирует телевидение в Республике Молдова, где черным по белому написано, что запрещаются любые телепередачи и новости на русском языке. То есть, с одной стороны, нынешняя власть пытается быть в хороших отношениях с Россией, с другой стороны, принимает такие законы.

Я подготовил маленький доклад по тому, что происходит у нас в Молдове, и по результатам европейской интеграции для ряда стран – наших соседей.

Этим летом вошло в силу Соглашение об ассоциации Молдовы с Евросоюзом, подписанное Кишиневом еще два года назад. Таким образом, Молдова добровольно надела экономическую смирительную рубашку и стала очередным пациентом в приемной у чиновников из Брюсселя.

Это добровольное экономическое самоубийство – иначе нельзя назвать тот путь, по которому Республика Молдова следует уже более шести лет. Кишиневские власти упорно, цинично, а в некотором смысле фанатично ведут страну туда, где нам не светит ни экономическое развитие, ни демографическая стабильность, ни социальное единение.

Впору задать вопрос – почему это происходит, если стране не выгодно?

Евроинтеграция не сулит ничего хорошего моей стране, но на ее волне прозападные кишиневские политики заработали себе неплохой политический и финансовый капитал. Они годами пользовались благосклонностью европейских и американских чиновников, их миллионные банковские счета тоже на Западе, их дети учатся и живут на Западе, их настоящее и будущее связано с Западом.

Таким образом, от евроинтеграции выиграла и продолжает выигрывать лишь часть политической элиты в Кишиневе. Экономическое бремя, которое ложится на остальных жителей страны, их мало тревожит и мало беспокоит. Граждан они кормят обещаниями и иллюзией об якобы лучшем будущем в рамках Евросоюза.

К слову, нужно признать, что все эти обещания израсходовали уже свой срок годности. Большинству граждан Молдовы удалось выйти из-под чар проевропейского дурмана и все сильнее слышится критика в адрес евроинтеграции. Этим объясняется то, что подписание Соглашения об ассоциации с ЕС было сделано через головы граждан страны, без консультации на республиканском референдуме, как того требовала, в частности, и Партия социалистов, которой я руковожу.

При заключении Соглашения с ЕС было проигнорировано мнение большинства жителей Молдовы, выступающих против его подписания и отдающих предпочтение интеграции в Евразийский Экономический Союз. Руководство страны не посчитало нужным прислушаться к мнению аграриев, работников сферы производства и внешней торговли, отечественных и зарубежных экономистов. Были проигнорированы предостережения со стороны Российской Федерации – ключевого стратегического партнёра Молдовы. Были оставлены без внимания предупреждения о губительности соглашения со стороны оппозиционных политических сил.

Чего же опасаются жители Молдовы? Почему мы противимся евроинтеграции? Для этого есть веские причины.

Во-первых, мы ясно видим, к чему привела евроинтеграция ряда стран Восточной Европы.

Там, как и в случае Молдовы, от евроинтеграции выиграли только небольшие прослойки элит, в то время как большинство жителей едва сводит концы с концами. Ассоциация и вступление в Евросоюз привело повсеместно к закрытию производств, вырезанию скота, вырубке садов и виноградников. ЕС превращает своих новых членов в рынки сбыта, ликвидируя там промышленность, сельское хозяйство, энергетическую отрасль.

Везде наблюдается одна и та же картина – при вступлении старые члены ЕС навязывают новичкам весьма суровые ограничения производства в сельском хозяйстве, промышленности. Зачастую это делается скрытым путем – через жесткие стандарты.

Страны Западной Европы, превращая новых членов в рынки сбыта своей продукции, взамен предлагали дешевые кредиты на потребление, а также неограниченную миграцию рабочей силы, чтобы оставшиеся без работы поляки, чехи, румыны, венгры, болгары и прибалты могли устроиться сантехниками, посудомойками, сиделками и мусорщиками в развитых странах и перечислять часть заработка себе на родину.

Однако сегодня эта система все больше дает сбой. ЕС уже не может содержать обширные рынки сбыта на востоке и юге, а потому эти регионы погружаются в глубокий кризис. Прокормить себя эти страны уже не могут, а денежный ручеек с Запада грозит вот-вот иссякнуть.

Позволю себе привести несколько конкретных примеров того, как евроинтеграция отразилась на благосостоянии стран Восточной Европы.

Например, в соседней с нами Румынии 40% населения живут за чертой бедности. Около 3 миллионов румын уехали из страны и не хотят возвращаться назад. Все крупнейшие предприятия страны были за бесценок скуплены зарубежными компаниями либо отдельными бизнесменами.

Румыны в Евросоюзе стали просто арендаторами в собственной стране, которой они уже не владеют – ни банками, ни нефтью, ни пахотной землей, ни лесами. Опросы показывают, что немалая часть румын мечтают уже о возвращении времен коммуниста Чаушеску. Очень многие недовольны тем, что страна становится военным полигоном для НАТО.

Болгария в составе ЕС подверглась самому настоящему разграблению – от энергетики до промышленности и сельского хозяйства. За последние годы численность населения сократилась там с 9 до 7 миллионов человек. 80% пищевого рынка занято низкокачественным импортом из-за ограничений, введенных для местных аграриев Евросоюзом.

Было уничтожено и знаменитое болгарское сельское хозяйство. Если раньше страна экспортировала в СССР огромное количество овощей, то теперь сами болгары едят турецкие помидоры, голландский перец, китайский лук и французский картофель. В аграрной стране импортируется 80% овощей и фруктов!

Страны Балтии в составе ЕС превратились из некогда «витрины социализма», наиболее развитых республик СССР, в сплошную депрессивную зону. Оттуда активно бежит молодежь, там падает уровень жизни, стабильно высокий уровень безработицы, инфляции, растут цены на продукты питания и энергоресурсы.

Экономика стран Балтии в составе ЕС практически не развивается. Они подсажены на «кредитную иглу». Европе сильные и экономически развитые страны Балтии были не нужны. В результате эти страны утратили некогда сильные экономические позиции, переориентировавшись на транзит и сферу услуг.

Желание любой ценой отмежеваться от России, даже в ущерб собственным экономическим интересам, привело к необдуманной политике привлечения иностранного капитала. 70-80% экономической сферы было передано в чужие руки.

Польская экономика после вхождения в ЕС лишилась угольной промышленности, которая в свое время составляла основу экономики Польши. Было закрыто 90% угольных предприятий, на которых работали более 300 тысяч человек. Остальные 10% были реорганизованы и приватизированы. 75% польских шахтеров потеряли работу.

В Венгрии еще недавно был мощнейший аграрный сектор. И растениеводство, и животноводство, и пищевая перерабатывающая промышленность — по подсчетам экспертов, 10-миллионная Венгрия могла накормить еще не менее 30 миллионов человек. А в итоге сельхозпроизводство сократилось в 9,5 раза. Обанкротились десятки тысяч фермеров. Евросоюз наводнил местный рынок дешевой продукцией и держал демпинговые цены, пока не разорились местные производители.

Из 10 млн. человек населения почти 40% живут ниже черты бедности. Внешний долг вырос до 80% ВВП. Убыль населения уже стала устойчивой тенденцией.

После вступления в Евросоюз во всех этих странах катастрофически увеличилась миграция и уменьшилась рождаемость. Европейский рынок труда, с его более высоким уровнем заработной платы, стимулирует отток из стран Восточной Европы наиболее квалифицированной рабочей силы. Если эмиграция будет продолжаться такими же темпами, то через 20-30 лет некому будет платить налоги в объеме позволяющем выплачивать пенсии.

Это лишь малая толика того, что происходит со странами, которые пошли на поводок Брюсселя и отказались от своих национальных экономических интересов.

А что же произошло с Молдовой на пути евроинтеграции? Сегодня можно подвести итоги двух лет ассоциации Молдовы с Евросоюзом.

Вместо обещанного двухзначного роста экспорта на рынок ЕС происходит его снижение. Ситуация продолжает ухудшаться в 2016 году. За первые 4 месяца текущего года общие объемы экспорта снизились на 7%. Произошло значительное снижение экспорта в ЕС (был рост на 0,3%, а сейчас – минус 10%).

В это время, Молдова потеряла российский рынок, экспорт на который в 2015 году упал на 40%, и ничего не приобрела сопоставимого на рынке Евросоюза. В частности, экспорт молдавских яблок в Россию сократился в 6 раз, в страны ЕС – более чем в 4 раза.

Вступление Молдовы в зону свободной торговли стран ЕС привело не только к сокращению экспорта наших традиционных товаров, но и к значительному увеличению импорта, что негативно отражается на молдавской экономике. Так импорт яблок из Евросоюза и Турции вырос более чем в 3 раза, персиков, слив и черешни из Турции – в 11 раз! Молдова импортирует даже виноград – свою традиционную сельскохозяйственную культуру! И импорт продолжает расти, уничтожая отечественного производителя.

Таким образом, подписание Соглашения о свободной торговле с ЕС оказалось губительным для молдавской экономики. Республика Молдова в значительной мере потеряла рынок Российской Федерации и ничего не получила от торговли с ЕС.

К тому же, по данным платежного баланса Молдовы за 2015 год сальдо между притоком валюты в страну из всех источников из всех стран, за исключением стран СНГ, и оплатой импорта является негативным – минус 600 млн. долл. США. Напротив, со странами СНГ это сальдо положительное – 285 млн. долларов США, а с Россией – около 500 млн. долл. США. Это означает, что валюта, которую Молдова получает из Российской Федерации, используется для оплаты импорта из Евросоюза и других стран и для возврата внешних кредитов.

Учитывая все обстоятельства – структуру экономики и нашего экспорта, – именно ориентация на рынки стран Евразийского Экономического Союза, прежде всего на рынки Российской Федерации, в большей степени отвечает потребностям экономики Молдовы.

Именно Россия и страны евразийского пространства остаются традиционными рынками сбыта молдавской продукции. Именно на рынке СНГ реализуется от 80 до 98% продукции молдавских предприятий и аграрных хозяйств. При этом, согласно исследованию товарной структуры экспорта и импорта, инициированного Партией социалистов в 2013 году, страны Евросоюза являются прямыми конкурентами молдавских производителей как на внутреннем, так и на внешних рынках, а страны Евразийского Экономического Союза нашими конкурентами не являются.

Российская Федерация была и остаётся нашим главным стратегическим партнёром. Помимо рынка сбыта молдавской продукции, Россия является единственным поставщиком природного газа для Молдовы. Нравится это кому-то или нет, но другого поставщика энергоносителей у Молдовы в обозримой перспективе не будет. В России проживает одна из крупнейших молдавских диаспор и трудится большинство молдавских трудовых мигрантов. Россия является главным гарантом урегулирования приднестровского конфликта и восстановления единства нашей страны.

С позиции здравого смысла и долгосрочных интересов Молдовы было бы естественным вступление нашей страны в Евразийский Экономический Союз при сохранении дружественных отношений и торгового партнёрства со странами Евросоюза. Это понимают многие наши экономисты, аграрии, работники сферы производства. Это понимает народ Молдовы по оба берега Днестра.

Было бы вполне логичным вынести вопрос о геополитическом векторе Молдовы на всенародный референдум, причём возможность высказаться должна быть предоставлена и жителям Приднестровья, которых мы не отделяем от единого многонационального народа Молдовы.

Партия социалистов выступила с инициативой в кратчайшие строки пересмотреть положения Соглашения о свободной торговле с ЕС в трехстороннем формате – Молдова, ЕС и Российская Федерация. Во главу угла должны быть поставлены экономические интересы Молдовы, которым, как мы убеждены, соответствует отмена наиболее неприемлемых для нас пунктов Соглашения с ЕС, а лучше всего полный отказ от этого соглашения. Нам следует добиваться возврата к асимметричной торговле со странами Евросоюза, так как это было до 2009 года.

Партия социалистов не является ни антизападной, ни антиевропейской силой, как нас пытаются представить. Мы – промолдавская партия, для которой на первом месте стоят интересы Молдовы, её утверждение в качестве нейтрального, независимого государства, её экономическое развитие, а не превращение страны в чей-либо придаток.

Интересам Молдовы соответствует не вступление в ЕС, а всего лишь дружеские отношения со странами Евросоюза и при этом самое тесное стратегическое партнёрство с Российской Федерацией.Коллеги, все эти цифры, которые мы представили, и мы показали только верхушку айсберга, за последние три года в Молдове было закрыто более 150 тысяч рабочих мест. Количество пенсионеров в Молдове – 670 тысяч, количество официально работающих, которые платят налоги – около 550-600 тысяч. У нас количество пенсионеров уже больше, чем количество официально работающих. Мы упорно и тупо, к сожалению, идем по той же тропинке, по которой пошло большинство из восточно-европейских стран, вступивших в Европейский Союз.

Я надеюсь, что в этом году президентские выборы, в следующем году, надеюсь, досрочные парламентские станут хорошим шансом для того чтобы Молдова не исчезла как государство, потому что риски очень велики.

Спасибо большое.

Епископ Бельский и Фалештский МАРКЕЛЛ, член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви:

– Уважаемый Александр Андреевич, считаю необходимым поговорить и о проблемах, и о ситуациях, с которыми сталкивается Православная Церковь Молдовы как часть русского православия, Русской Православной Церкви Московского Патриархата, а также с проблемами, с которыми сталкиваются православные верующие.

Православная Молдова, дорогие друзья, географически расположена на перепутьях великих интересов между Востоком и Западом. Молдавию называют по праву «юго-западные врата русского православия». Там, где Молдова, заканчивается Русский мир и начинается Западный мир – две противоположности, основанные на разных образах жизни. Любой образ жизни порожден определенным набором ценностей, осознанных массовым историческим обывателем. Русский образ жизни своей правильной и традиционно исторической интеграцией заимствован народами Молдавии, потому что он основан на православных ценностях. Более скажу, он порожден православной верой. Западный же образ жизни основан и порожден противоположными ценностями. Вот почему молдаване всегда тяготели к России, вот почему русскому человеку легко и свободно находиться в Молдавии.

Ситуация и состояние дел в Православной Церкви Молдовы не отличается чем-либо особым от ситуации других поместных Церквей, но главное отличие, которое все-таки есть, состоит в том, что на одной и той же территории, то есть в Республике Молдова, действуют две епархии двух разных православных патриархий – Русской Православной Церкви Московского Патриархата и Румынской Православной Церкви. Крупнейшее православное объединение в моей стране, Православная Церковь Молдовы, является самоуправляемой частью Русской Православной Церкви Московского Патриархата, и охватывает 97% от числа всех приходов и монастырей на обоих берегах Днестра.

С 1992 года в Молдавии действует Бессарабская митрополия Румынской Православной Церкви. В отличие от рапортов и отчетов, направленных в Бухарест, который, в свою очередь, выделяет этой структуре, называемой церковной, а на деле политической, большие деньги, количество приходов, ей подчиненных, соответствует 106, а монастырей – 7, некоторые из них еще не достроены. В этой структуре более двухсот церковнослужителей, пять газет разной периодичности и два журнала. С подачи политического руководства моей страны представители Бессарабской митрополии, которые, кстати, ратуют за исключение из политической карты мира суверенного государства, Республики Молдова, частые гости на разных телевизионных каналах. Судя по их бурной деятельности, нетрудно усмотреть их большие планы, приуроченные к столетию оккупации Бессарабии. Приходится констатировать, что такие планы имеются у многих румынских политиков, их даже не скрывают, печально, но их приветствуют и ждут многие в Молдавии, в том числе и священнослужители разных рангов Молдавской митрополии.

Это результат слабого присутствия России на молдавской арене. И это, как следствие, очень тревожный звонок. Того, что в последние годы делает Россия в нашем регионе для реализации целей Православной Церкви, оздоровления и восстановления нормальных молдо-российских отношений, явно недостаточно. В стране есть еще огромный неиспользованный потенциал, большое количество сторонников, которых нужно в самом срочном порядке мобилизовать в целях сохранения молдавской идентичности и церковного единства. Это возможно только, укрепляя Православную Церковь Молдовы в полном смысле этого слова.

Практика последних семи-восьми лет политической борьбы убедительно показывает, что объединение различных пророссийских сил перед началом избирательной компании ожидаемых результатов не дает – такова, увы, специфика молдавского электората на данном историческом этапе. Не учитывать эту специфику означает повторение прошлых ошибок.

Удивительно, что столько лет этого не понимали те, которые отвечают за Молдову, если таковые люди есть, конечно, в соответствующих государственных структурах России. Я бы очень хотел с ними познакомиться.

С моей точки зрения, объединение православных, пророссийских сил в Молдове, которые очень разрознены и политически очень привередливы, есть условие сохранения не только идентичности молдаван, но и условие сохранения Приднестровья.

Более того, пойду еще дальше, это есть условие нашей общей победы над украинским хаосом. Тем более нельзя оставлять Молдову на потом, это как раз тот случай, когда экономить на Молдове себе дороже. Я убежден, что пренебрежение Правобережной Молдовой в значительной степени повлияло на неудачи в Киеве.

Непонятно, чтобы не сказать больше, почему в Молдавии с российских каналов льется самая большая грязь на Россию? Всем известно, что деньги не пахнут, но чтобы они стоили дороже Родины – с трудом поддается логике. Но именно так выглядит со стороны – вы, главное, платите нам за право вещания на российских каналах, а то, о чем вы будете там вещать, нас совершенно не интересует. Считаю в корне неправильным такой подход.

На мой взгляд, нужно усилить контроль во всех сферах жизни молдавского общества, в том числе и в Церкви, которая порой очень пассивна, занимая позицию наблюдателя со стороны. Ныне в Молдавии, когда нечисть лезет во святая святых, служение Церкви Христовой предполагает облачение в воинские доспехи. Сейчас никак нельзя иначе выжить, в такое время мы живем, когда враг заходит в церкви, пусть он и не облечен руководящей властью в стране, священник не только вынужден, но он обязан восстать на защиту.

Кто-то, наверное, возразит мне, что, мол, всякая власть от Бога. Верно, как верно и то, что не всякая власть от Него, и нет никакого противоречия здесь. Потому что в первом случае, когда власть от Бога, это всегда верно, как назидание, как наука, тогда, когда тебя наказывают плохой властью за твои грехи – понимай, принимай, смирись и исправляйся. Во втором случае, когда власть не от Бога, это также всегда верно, потому что эта власть полностью перешла на сторону зла. И ты, даже когда поймешь, примешь, и захочешь исправляться, не сможешь, да тебе, собственно, не дадут исправиться, потому что она, власть, тебя уничтожит еще до того, как ты созреешь для покаяния.

Не подлежит никакому сомнению, что нынешняя молдавская власть не дает народу вернуться к образу жизни, основанному на нормальных христианских традиционных ценностях. Молдавская власть методично и планомерно очищает молдавскую землю от местных жителей, пока непонятно, для кого. Я уверен, что ответ на этот вопрос не знают в Кишиневе, но точно знают в Брюсселе.

Мы – а я говорю в данном случае от имени здоровых, но разрозненных сил – пытаемся выжить, выжить по-человечески, и очень жаль, что мы не чувствуем локоть общей православной солидарности. В этом смысле и таким образом я хочу достучаться до тех, от кого зависит оказать помощь или нет многострадальному молдавскому народу. Отмените как можно скорее российское эмбарго на молдавскую продукцию, потому что, введя, хоть и частично, запрет, вы наказываете не молдавское правительство, а молдавский народ, который искренне желает России процветания. Сильная, процветающая Россия – это залог уверенности в завтрашнем дне для нас, для молдаван.

Прошу высокочтимое собрание довести это состояние дел в Церкви и в молдавском обществе до всех тех, кому положено знать и решать проблемы завтрашнего дня.

Спасибо.

Валентин ЛЕБЕДЕВ, председатель Союза православных граждан, главред журнала «Православная беседа»:

— Ваше Преосвященство, досточтимое собрание, после выступлений, из которых нам стало очевидно положение дел в Молдове, мне хотелось бы кое-что прокомментировать от лица той организации, которую я возглавляю ‑ от Союза православных граждан. Тем более, что сегодня здесь присутствуют наши соработники от молдавского отделения Союза.

В печальной речи Игоря Николаевича, которого мы, конечно, всецело поддерживаем (и в дальнейшем будем поддерживать на выборах), прозвучали замечательные слова: «Хотелось бы знать, кто отвечает за Молдову?». Святейший Патриарх Кирилл очень часто говорит о том, что системный кризис, который сегодня потрясает наше общество то там, то здесь имеет первопричиной нравственный вакуум, в котором до сих пор пребывает общество, вследствие утраты отеческой веры. Вот эта потеря отеческой веры лишила наш народ силы.

Посмотрите, наши женщины рожают (как недавно отметил отец Димитрий Смирнов) 1,6, а теперь уже 1,3 детей. Правда, во Франции и Германии уже не рожают вообще, но все равно этого не хватает для воспроизводства населения. Наши мужчины не очень хотят, мягко говоря, служить в армии. Но самое страшное, что очень часто именно те, кто облечен властью, неприкосновенностью, те, кто именует себя патриотами Отечества, называют отторгнутые части нашего Отечества странами: «страна Украина», например. И вроде бы все проглатывают, никто не возражает. Тем самым мы очень многое отдаем в руки наших противников. «Страна Молдавия»… Это не страны! Это государства, которые в силу определенных исторических обстоятельств, образовались на территории нашей страны. Такое было в истории человечества не раз.

А кто отвечает за Россию? Происходят очень печальные вещи. Перед самой своей кончиной Патриарх Алексий вдруг неожиданно произнес слова, которые мне очень запомнились. Он сказал, что наш народ страшно претерпел в двадцатом веке: в различных войнах и противостояниях друг с другом мы потерли массу людей. Ну, что говорить об этом, когда миллионы душ развращены и загублены сейчас, в последние двадцать лет! Развращены через средства массовой информации, теми нечистотами, что льются с экранов телевизоров и т.п. Мы потеряли многие части нашей страны ‑ вот те самые государства, о которых мы говорим сегодня. Но это пессимистический анализ. А надежда все же остается! Он не назвал ее оптимистической перспективой, он сказал, что остается надежда на Промысл Божий…

Мы видим, что существует Церковь, которая оказалась несокрушима ничем в том же двадцатом веке, и поныне она продолжает приносить плоды святости. Это самое главное. Если люди, как листочки дерева, один за другим ‑ разных званий и состояний ‑ привьются к этому древу, то страна наша воскреснет! Мы видим, как этот процесс уже идет. Но, что любопытно, понимают это сугубо церковные люди. А некоторые, именующие себя патриотами, как раз не понимают. Однако очень хорошо осознают эту мощь за океаном. В Лэнгли существуют целый отдел, который занимается Православием; там работают несколько десятков офицеров (надо думать, что не болгарские, в основном наши). Церковь для них, конечно, не живая вера, но очень важная структура, которая объединяет все постсоветское пространство. Подобного института больше нет у нас, только Церковь! Именно поэтому в 2012 году, когда у нас началась цветная революция, (помните, митинг на Поклонной горе) тут же ударили, тут же заплясали в столичном соборе неизвестно откуда взявшиеся Pussy Riot.

Смотрите, что происходит в Молдове, например. Учения НАТО, тут же восстают несколько монастырей и объявляют о непоминовении Святейшего Патриарха, якобы в связи с грядущим собором. Вот уже собор прошел, и ничего не случилось, но и тут были тоже различные туманные выступления. Успокоил их Синод раз, успокоил два.

Народ восстал, (Игорь Николаевич и наши молдавские братья и сестры подтвердят) учения НАТО не состоялись, неожиданно утихли эти настоятели. Одна и та же дирижерская палочка управляет всем оркестром. Почему это понимают там, но не понимают те, кто отвечают или должны отвечать за Россию?

Действительно, сейчас мы готовимся к выборам и поддерживаем вас, но православный фактор, строго говоря, не работает от выборов к выборам. Заниматься православным движением, тем же Союзом православных граждан как в России, так и в Молдове надо ежедневно, но никто за это не отвечает. Занимаются всегда чем-то другим. А ведь на самом деле, всем нам, сидящим здесь, понятно, что именно православным гражданам (в широком смысле слова) ведомо, в чем, собственно, состоит русская идея. Кстати, именно об этом очень хорошо у нас в журнале пишет Розанов Олег Васильевич. В данный момент эта идея заключается в объединении всех истинно русских людей.

Ведомо им и большее: важно охватить не просто какую-то пространственную широту геополитическую, а возродить главное. Для некоторых это представляется анахронизмом, а для нас совершенно живое дело! Необходимо возродить не идею, а идеал, вернее, нужно вернуться к тому идеалу, который Бог указал нашему народу еще в пятнадцатом веке ‑ я имею в виду строительство «Третьего Рима». Что говорить, это известный исторический факт и определяющий культурный фактор. Наши предки построили это великое государство, и даже сегодня, при всей нашей разделенности, над ним не заходит солнце. Но государство наше славно не только своим пространственным могуществом, но и тем, как жили наши люди. Сто девяносто три народа жили в том необыкновенном продуктивном единстве, каким оно могло быть на тот момент, конечно.

Так что именно православные граждане могут стоять (и стоят!) и работать на ниве возрождения того Третьего Рима, который способен удерживать мир от сползания в бездну, как мы видим сегодня. Содержание книги Бьюкенена, написанной в 2002 году, «Смерть Запада», воплощается у нас на глазах. Бывшая христианская Европа умирает. Поэтому все-таки верится, что если мы обратимся к главному, к нашей отеческой вере, без которой наш народ не существует и не может существовать, то страна возродится. И народ наш: и здесь ‑ в РФ (специально не говорю «России», потому что все это историческая Россия), и в Молдове, скажет миру последнее слово правды, как и предвидели наши выдающиеся писатели и мыслители.

Спасибо.

Николай, СТАРИКОВ, лидер партии «Великое Отечество»:

– Я хотел бы высказать свою точку зрения и она во многом совпадет с тем, что говорили коллеги до этого. То, что сегодня Игорь Николаевич Додон рассказывал о том, что происходит в Молдавии, о том, что произошло в других государствах, на самом деле является реализацией некоего определенного шаблона. Который Запад реализует на всех территориях, попадающих под его влияние. Сначала это массированная обработка голов и сердец – призывы к свободе, братству, равенству, то есть много хороших слов, которые на самом деле являются не более, чем дымовой завесой. Под этой дымовой завесой осуществляется создание политических партий, которые прямо или косвенно обслуживают интересы Запада, являются его рупорами и подготовительной базой для дальнейших кадровых решений. После чего к власти путем, «свободных выборов» приходит вот это самое подготовленное племя западных политиков. И они начинают действовать четко по одному и тому же плану. В государствах, где развита индустриальная мощь, начинается процесс деиндустриализации. Здесь мы видим восточноевропейские государства, которые в советский период имели прекрасную промышленную базу. Я напомню, что в Чехословакии большое количество заводов вооружений еще осталось, как говорится, от времен, когда Гитлер получил часть Чехословакии, и сумел резко увеличить производство вооружений. Они там находились еще во времена Австро-Венгрии, и даже хочу сказать, что были определенные перемещения с территорий и Германии, и Австро-Венгрии именно в Чехословакию, которую тогдашние победители, Антанта, готовили в виде своей индустриальной базы, которую потом прекрасно передали Гитлеру.

Венгрия, это не только сельское хозяйство, это автобусы «Икарус», многое другое. Кто жил в Советском Союзе, это прекрасно знает. Польша. Давайте вспомним, откуда вышла «Солидарность»? Судоверфь, значит, там было судостроение. Спросим себя, есть ли судостроение в Польше сейчас, выясним, что судостроения в Польше нет.

Таким образом, деиндустриализация происходит вне зависимости от того, победила там свобода, не победила, какие лозунги, какие партии. Даже если президент Польши выходец с судоверфи, судоверфь все равно будет закрыта. Это абсолютно обезличенная машина, которая перемалывает промышленность. Если государство, как в данном случае Молдова, или Болгария, имеет развитое сельское хозяйство, там, соответственно, начинается процесс ликвидации сельского хозяйства. То есть, в любом случае, у страны забирают те инструменты, с помощью которых она себя кормила.

Для чего это делается? Не из каких-то злых побуждений, чтобы разрушить. Схема очень простая – уничтожив те инструменты, с помощью которых народ зарабатывает себе на хлеб, его берут в долговое рабство. Кредиты на потребление того, что произведено за пределами этого государства. Вот способ закабаления. Способ закабаления каждой отдельной семьи точно такой же – выдача потребительских кредитов под небольшой процент на покупку малонужных вещей. С государством все происходит значительно более печально, чем с семьей, потому что через некоторое время получается страна, полностью зависящая от внешнего контура. Можно использовать это государство, эту территорию, этот народ в любом направлении, потому что политическая элита, и так продажная, находится просто в острой необходимости получить средства, чтобы произвести социальные выплаты. Без чего будет просто бунт, они вынуждены не только торговать своим суверенитетом и размещать военные базы, но, может быть, даже вплоть до начала каких-то военных конфликтов. То есть перед нами схема закабаления государств и народов, для того чтобы зачищать это пространство, создавать там рынок сбыта для товаров, произведенных в других государствах и в других местах. И самое главное, что эта машина настолько обезличенная, настолько по-своему эффективная, что апеллировать больше не к кому, разговаривать и обсуждать эти решения не с кем. Вот есть Молдавия, у нее бюджет, 30% – это внешние заимствования. Что можно обсуждать? Проценты и сроки их выплаты. Но невозможно обсуждать изменение этой ситуации, потому что разговаривать не с кем, так как в Европе сидят такие же проамериканские политики, которые точно так же торгуют своим суверенитетом и совестью. Либо не хотят в меру размера своей заработной платы вообще понимать, что происходит.

Поэтому единственным выходом из этой ситуации является приход к власти патриотических сил – если мы говорим о Молдавии, конечно, это молдавских, если мы говорим о Польше, соответственно, польских. Потому что любой патриот должен быть патриотом своей Родины. Но парадокс ситуации заключается в том, что для патриота Молдовы очевидны те шаги, которые должны быть осуществлены, и очевидны печальные последствия в случае неосуществления этих шагов.

Следующий тезис, который мне хотелось бы, коллеги, на ваш суд вынести, это необходимость достаточно энергичных шагов в случае прихода промолдавских патриотических сил к власти. Направление движения, которое ведет к очень печальным последствиям для народа и государства, должно быть изменено быстро. Потому, что эта машина не даст много времени для осуществления. Изменения не должны откладываться в долгий ящик. И единственная сила, которая в этой ситуации может не только остановить печальное развитие событий, но и дать уже положительный контур развития событий, это, конечно, Евразийский и Таможенный союз. Вступление Молдавии в крупное евразийское образование логично с точки зрения экономики, потому что рынок сбыта молдавских товаров – это Евразийский Союз. И никак иначе - не Европейский Союз. Евразийский союз может придать стабильность и устойчивость самой политической системе Молдавии, просто потому, что уже есть кому замолвить словечко перед теми, кто, не дай Бог, захочет расшатать молдавское государство.

Поэтому я хотел бы сказать, что, мы с вами единомышленники, это очень хорошо. И не просто потому, что мы с вами придерживаемся каких-то идеологических догм, нет. Все мы как раз понимаем, что происходит, и именно это понимание делает нас единомышленниками, так сказать, вне зависимости от цвета паспорта, который находится у нас в кармане.

Михаил ДЕЛЯГИН, директор Института проблем глобализации:

– К сожалению, выбор, который сейчас предстоит Молдове, - это не выбор геополитической ориентации, это даже не выбор благосостояния, и это даже не вопрос существования государства. Решается вопрос о свободе или рабстве целого народа. Более того, учитывая характер нынешней евроинтеграции и то, как развивается сейчас Европа и Запад в целом, на повестке дня стоит вопрос о существовании молдавского народа как такового. Может быть пройдена точка невозврата, и тогда нынешнее поколение молдаван окажется последним поколением в истории. В принципе, такое можно себе представить, это реальная возможность, которая перед нами стоит.

С другой стороны, мы видим в мире подготовку к Третьей мировой войне. Сейчас наиболее вероятный запал – это Тайвань, потому что на Украине не удалось, да и в Сирии не удалось столкнуть Россию и Турцию в январе этого года. Однако есть угроза того, что этот запал может быть взорван на территории Молдовы, которая сейчас является нейтральной. И это будет тоже уничтожение целой страны и целого народа.

Для Евросоюза поглощение Молдовы сейчас очень важно, потому что он хочет оправиться после шока Brexit. Но нужно понимать, что Запад сам сейчас весьма глубоко трансформируется, и мы видим это на примере Евросоюза. Серьезное обсуждение проекта Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства - это трансформация всей западной цивилизации, отказ от государственной формы организации общества. Может быть, попытка не удастся, однако по плану и Транстихоокеанского партнерства, и Соглашения о торговле услугами очевидно: организуется новая система, при которой внешнее управление будет осуществляться со стороны уже даже не США, а глобального бизнеса.

Главное в этом соглашении – не зона свободной торговли, хотя в ее рамках американцы сделают с Европой то, что Европа сделала с Восточной Европой: проведут деиндустриализацию и уничтожат средний класс. Главное – создание юридической системы, при которой государства будут вынуждены подчиняться глобальному бизнесу и выполнять функции его региональных представителей, управляя народами в его интересах, так как надгосударственная юриспруденция будет подчиняться даже не США, а глобальному бизнесу, использующему США как страну базирования. Сегодня Евросоюз демонстрирует некоторую способность к сопротивлению этим планам, но никто не знает, насколько эта способность серьезна.

Однако даже в нынешнем виде Евросоюз – это управленческая катастрофа. С одной стороны, его характеризует очень сложное согласование всех решений, так что, однажды приняв решение, изменить его технологически невозможно, так как все компромиссы носят многоуровневый характер. С другой стороны, это внешнее управление со стороны США и ряда глобальных финансовых структур, что обнажилось в ходе миграционного кризиса. К этому стоит добавить предельную идеологизацию управления: мы привыкли скептически относиться к Политбюро ЦК КПСС, но на фоне нынешнего Евросоюза оно представляется торжеством прагматизма.

И мы видим, что́ несет, - и Игорь Николаевич замечательно показал это в своем выступлении, - евроинтеграция в такой Евросоюз странам Восточной Европы. Добавлю, что за все время евроинтеграции не произошло никакого снижения разрыва по ВВП на душу населения между странами Восточной и Западной Европы, не произошло никакого снижения внутренней дифференциации в Евросоюзе, - наоборот, наблюдается ее рост.

Судя по развитию событий, возможен переход к политическому управлению Европой уже не через Евросоюз, - потому что это не работающая структура, - а через структуры НАТО.

Однако страны Евросоюза не будут выпускать из него, так как он является зоной извлечения прибыли корпорациями старой Европы: он именно для этого и создавался. И пока налоги, которые платят эти корпорации на удержание той или иной страны в Евросоюзе, не будут превышать ту прибыль, которую эти же корпорации получают за счет разграбления этой страны, называя вещи своими именами, за счет ее закабаления, - до тех пор никого из Евросоюза выпускать не будут: он будет, как могила, оставаться местом, куда есть вход, но откуда нет выхода.

Мы видим сегодня технологию, которая отрабатывается в ходе евроинтеграции: это покупка элиты, причем на очень жестких, жестоких условиях, и абсолютное рабство для всех остальных.

Для России выбор Молдовы исключительно важен.

Ни для кого из присутствующих, думаю, не секрет, что существует стратегическая установка современного Запада на наше уничтожение. Выступление президента Путина в сентябре 2013 года, в котором он обосновал запрет на гомосексуальную пропаганду в отношении детей, для нас было чем-то очевидным, просто очередным законом по некоторой нормализации нашей внутренней жизни, но для Запада оно оказалось декларацией абсолютной ценностной несовместимости. И поэтому Запад рассматривает нас не как неких иных людей, а как нелюдей, как «унтерменшей», выражаясь языком прошлого лидера евроинтеграции, которые подлежат уничтожению.

Это реальная установка, и это консенсус значительной части западных элит, если не всех вообще. И то, что нас не удалось уничтожить в последние три года, не означает, что нам можно выдохнуть и расслабиться.

Будущее Молдовы – это и наше будущее, потому что решение молдавского народа - признак жизнеспособности не только его, но и всей нашей цивилизации. Если Молдова сумеет защитить себя, то это будет демонстрация того, что наша цивилизация жизнеспособна. Если Молдова защитить себя не сумеет, это станет демонстрацией беспомощности и приглашением к дальнейшему расширению агрессии против России.

Спасибо.

Владислав ШУРЫГИН, заместитель главного редактора газеты «Завтра»:

– Друзья мои, если рассматривать ситуацию с военно-политической точки зрения, то очевидно, что все последние двадцать пять лет мы наблюдаем такое медленное движение НАТО на восток. Совершенно очевидно, что все основные глобальные документы, которые подписаны в 90-х годах, а я напомню, в 90-м году был подписан знаменитый Парижский меморандум, которым была определена на тот момент полностью структура будущей Европы и три основных механизма, с помощью которых должна была новая Европа управляться. Замечу, что среди этих трех структур НАТО не упоминалась вообще. То есть на тот момент это была ООН, это была ОБСЕ и, соответственно, это был... Сейчас я даже не помню, кто это был, просто давно это было. Но буквально уже через два года, то есть после распада Советского Союза, меморандум тихо убрали в долгий ящик, и началось такое движение НАТО на восток.

В следующие двадцать пять лет мы с вами были свидетелями того, как были медленно поглощены и растворены большинство сначала бывших стран Варшавского договора, и превращены фактически в новых членов НАТО и в новый форпост НАТО. За это время выработался некий «восточный вал» во главе с Польшей, Польша сегодня является таким модератором этого нового европейского натовского движения. И за это же время выделилось и несколько таких направлений, которые для НАТО являются ключевыми. Одно из них, мы знаем, это Прибалтика, потому что существование Калининградской области делает Прибалтику чрезвычайно уязвимой для НАТО, и идет очень большая работа по наращиванию военных структур. Второе направление – это южный фланг НАТО, который как раз, собственно говоря, упирается своим вот этим таким наступательным клином в Молдову. Совершенно очевидно, что военный конфликт в Приднестровье в начале 90-х годов заморозил наше военное присутствие на этом направлении. На сегодняшний момент совершенно очевидно, что территория Молдовы рассматривается как некий стратегический плацдарм, который необходимо захватить.

Является ли в этом случае Молдова самоценной для НАТО? Безусловно, нет. В планах НАТО Молдова рассматривается не больше чем сражение за избушку лесника, потому что очевидно, что есть еще южнее взявшая под козырек Болгария, которая полностью интегрировалась, и готова выполнять любые распоряжения НАТО; чуть дальше находится Турция, с которой тоже сейчас идут серьезные процессы, но, тем не менее, это один из старейших членов НАТО. Но вот это балканское направление, которое собой прикрывает Молдова, и через которое опять же Россия с точки зрения НАТО может выйти в какой-то степени на геополитический простор, потому что дальше есть направление на Сербию, на Югославию, где традиционно сильны пророссийские настроения, и которое в какой-то степени может, что называется, дать возможность России для маневра, оно требует своего решения. И все последние несколько лет, примерно семь-восемь, мы наблюдаем такую большую серию попыток НАТО, так или иначе, окончательно застолбить Молдову. Заключаются договоры о совместном использовании аэродромов, есть попытки втаскивать молдавские вооруженные силы, достаточно компактные сейчас, под стандарты НАТО, которые пытаются сейчас навязать. Естественно, одна из основных проблем – это проблема дальнейшего пребывания миротворческих контингентов на территории Приднестровья и, соответственно, в этом случае участия в них Молдовы. И я думаю, что, конечно, в ближайшее время мы будем ожидать дальнейших натовских инициатив, которые опять же будут направлены на то, чтобы как можно более интегрировать Молдову с Румынией в военном отношении, привязать все эти структуры к натовским структурам. Опять же, все вы прекрасно знаете, что Румыния сейчас занимается разворачиванием, в том числе, систем ПРО натовских, которые подтягиваются туда. Не исключено, по крайней мере, в натовских коридорах идут разговоры о том, что часть этих элементов, по крайней мере, в виде радиолокационных станций, могут быть вынесены, в том числе, и на территорию Молдовы в дальнейшем. И, соответственно, в этом случае, конечно, одним из таких, что ли, основных опасных направлений для нас с вами является очень мощная пропагандистская обработка населения и очень мощная пропагандистская работа по втаскиванию Молдовы под натовский зонтик. То есть очевидно, если смотреть телевидение, все мы постоянно как бы мониторим, то одно из основных направлений пропаганды – это то, что только НАТО способно дать тем или иным странам действительно надежную оборону и спокойствие. Это и рекламные ролики, и постоянные различные совместные акции. И, конечно, все это будет подводиться к тому, что, так или иначе, в ближайшее время будет вбрасываться идея референдума, связанного с НАТО, уже непосредственно относящегося к Молдове. И, конечно, нам нужно к этому готовиться с точки зрения такой нашей контригры, потому что совершенно очевидно, что сегодняшнее исключительное состояние Молдовы обеспечивает ей не только независимость, но и безопасность, потому что ни одна из существующих структур в этом случае не несет в себе никакой военной угрозы Молдове. Очевидно, что миротворческие силы, которые сейчас присутствуют в Приднестровье, в какой-то степени являются щитом, и, в том числе, щитом, например, от той очень сложной геополитической ситуации, которая сложилась на Украине, и которая, так или иначе, как инфекция пытается распространяться во все стороны. И, конечно, такое исключительное положение Молдовы, опять же дает ей очень большие геополитические преференции для того чтобы быть еще в какой-то степени мостиком между востоком и западом, и позволять, что называется, выступать некоей такой площадью за крепостью, на которой возможен диалог.

Ну, вот, это если так очень коротко говорить. Если есть вопросы, всегда отвечу. Спасибо.

Вячеслав ШТЫРОВ, член Совета Федерации РФ:

– Если вы не возражаете, я хотел бы сначала задать несколько вопросов нашим молдавским коллегам. Игорь Николаевич, скажите, пожалуйста, в России есть такая структура, называется Россотрудничество. Это федеральное агентство, задачей которого является работа, прежде всего, в странах СНГ, хотя и в других тоже – налаживание человеческих контактов, продвижение культурного обмена, российского образования и так далее. Вот его деятельность каким-нибудь образом в Молдавии обозначена, они что-нибудь делают, вы с ними контактируете или нет? Это первый мой вопрос.

Второй вопрос такой. Представьте себе, что вы одержали полную, убедительную, всеобщую победу на выборах в Молдавии. С точки зрения вашей партии, ваших единомышленников, какова должна быть судьба Приднестровья и Гагаузии, как они будут выглядеть в составе новой Молдавии?

Ну, и третий вопрос вот какой. Допустим, мы запускаем каким-то образом процесс интеграции Молдавии и Евразийского Союза. Какие у нас могут быть надежные каналы коммуникации, транспортные и так далее, вот на ваш взгляд.

Это три вопроса к Игорю Николаевичу. И к владыке вопросы, если не возражаете. Вот вы сказали о том, что должна быть православная солидарность, а ее не чувствуется. Вы имеете в виду, не чувствуется по какой линии, по линии государственной, или по линии церковной?

И второй вопрос вот какой. Вы говорите о том, что сложилась такая ситуация, когда на российских каналах получает трибуну тот, кто платит деньги. Вы имеете в виду внутреннее российское вещание, или вещание российских каналов на Молдавию?

Игорь ДОДОН:

– Спасибо большое за вопросы. Ну, по каждому отдельно, коротко, чтобы было понятно.

Конечно, есть Россотрудничество в Кишиневе, мы с ними сотрудничаем. Но давайте скажем честно, в последние годы, насколько я понимаю, у них возможности не такие уж большие. Нужно признавать, что в Молдове около 65% населения считает Россию дружественным государством. Нужно признавать, что основные преференции у медиа – это русскоязычный контент, там, где русские каналы, там больше людей смотрит. У нас общается большинство населения на русском языке, и это не проблема. Вот коллеги были в Молдове несколько месяцев назад, и это подтвердят.

Конечно, это очень не нравится нашим партнерам с Запада. В прошлом году они приняли в своем бюджете США отдельную статью расходов: «Противодействие российской пропаганде в странах Восточной Европы».

Как это в реальности отражается на ситуации в Молдове? Я связываю это с Россотрудничеством, чтобы вы понимали, что делают с той стороны. Есть множество СМИ, и они делают упор на русскоязычные СМИ, которые они подкупают. USAID дает гранты, 100-150 тысяч долларов, на простой русскоязычный сайт, который делает новости в нужном русле.

Параллельно нынешняя власть приняла решение, чтобы русский язык не был обязательным для изучения в школах, раньше с четвертого класса он был обязательным. Параллельно закрываются русские школы. Параллельно на прошлой неделе в парламенте, несмотря на наши возражения, они приняли Кодекс телерадиовещания, который пытаются до конца июля принять во втором чтении, чтобы запретить трансляцию российских информационно-аналитических программ, а также русскоязычные новости и теледебаты на наших каналах.

Россотрудничество, наши коллеги из Российской Федерации должны активизироваться. Я начал с того, что 65% настроены положительно к России – но вот на атаку, которая сейчас началась с Запада, пока ответа нет. Да, мы, Партия социалистов, каждый месяц издаем 400-500 тысяч экземпляров газеты, называется «Социалисты». Мы сейчас добились того, что некоторые каналы, которые ретранслируют российский контент, такие, как «НТВ-Молдова», к примеру, неподконтрольны этим олигархам. Но этого мало, нужно активизироваться. Мы предлагали, как это сделать, но пока что, наверное, руки не доходят. Есть свои проблемы здесь, внутри.

По Приднестровью. Еще в 2013 году, то есть три года назад, я лично вышел с инициативой, и публично в парламенте первым из политиков заявил о том, что единственный выход для решения приднестровской проблемы – это федеративное устройство государства.

Более того, Партия социалистов разработала Концепцию федерализации Республики Молдова. Мы это приурочили в 2013 году к десятой годовщине выдвижения «Плана Козака» в 2003 году. Отказ от подписания этого документа был очень большой ошибкой со стороны того руководства. К сожалению, то руководство, Воронин, сделало все возможное, чтобы слово «федерация» стало табу для молдавского общества.

Несмотря на это, за три года, когда мы выступили с идеей федеративного устройства государства, нам удалось в молдавском обществе реабилитировать идею федерализации. Если раньше 90% отрицательно относились к этой идее, сейчас 40-45% настроены к федерации положительно.

Поэтому в перспективе, причём в ближайшей перспективе, Молдова должна стать государством с федеративным устройством. Пусть не нравится кому-то слово «федерация», но в любом случае в Молдове уже федеративное устройство государства. Потому что у нас есть Гагаузская автономия, это уже первые признаки федеративного устройства государства, и нам от этого не уйти.

Кстати, это единственный выход и для Приднестровья, у них сейчас очень сложная ситуация. И второй Калининград в Приднестровье невозможен. Единственный выход для Приднестровья – это объединение в единой Молдове. Для нас это дополнительная гарантия, что Молдова не уйдет в Румынию, для нас это дополнительная гарантия, что промолдавского, дружественного России электората будет больше, чем сейчас. Объясню. В Приднестровье 250-300 тысяч голосующих граждан Молдовы. С учетом выхода на выборы в Молдове обычно полутора миллионов человек 250-300 тысяч, понятно, это существенный промолдавский, патриотический электорат, который никогда не поддержит прозападные и антироссийские планы.

По поводу Евразийского Союза и коммуникаций. Конечно, Украина между нами – это серьезная проблема, но давайте посмотрим, может быть, пример не самый хороший, есть Армения, Азербайджан, и есть Российская Федерация. Армения, даже в отсутствие общих границ – член Евразийского Союза. У Молдовы есть порт Джурджулешты на Дунае, есть возможность транзита. В любом случае, Украина – член ВТО, как и Молдова. Просто так, идти по беспределу, приостанавливать весь транзит из Молдовы через Украину? Ну, давайте посмотрим, как у них это получится...

Поэтому я думаю, что в любом случае этот вопрос можно решить. По времени как это можно сделать, мы предлагали следующий подход. Конечно, во-первых, нужно менять нынешнюю власть в Молдове. Это будет непросто, они неслучайно побоялись в этом году досрочных парламентских выборов. В начале года вы видели те протесты, которые мы организовывали в Кишиневе, мы практически дошли до 20 января, еще десять дней – и после этого должен был быть распущен парламент, и объявлены досрочные парламентские выборы.

Что произошло? Прилетела Виктория Нуланд, не в Кишинев, а в Бухарест, тоже показатель, и признала молдавскую власть, созданную путем шантажа и подкупа. Ну, большинство парламентское. Еще раз, не в Кишинев прилетела, а в Бухарест, показала, наверное, что там решается будущее. Если бы не вмешались американские геополитические интересы, то у нас были бы досрочные парламентские выборы, и в этом году победили бы промолдавские партии.

Нам удалось добиться хотя бы президентских выборов, это первый, промежуточный шаг. Победа на президентских выборах – это еще не выход из ситуации. Это промежуточный шаг, и это шанс, который еще нужно использовать. И мы обязаны его использовать. Для того чтобы полностью освободить страну и поменять ситуацию, нужны досрочные парламентские выборы. Только таким путем можно сменить власть в стране.

Епископ МАРКЕЛ:

– Мой черед, да? Насчет православной солидарности. Друзья, все познается в сравнении. Например, когда кто-то отбивает приход, принадлежащий Бессарабской метрополии, и конвертирует его на сторону Молдавской митрополии, так шум поднимается на многих, если не на всех каналах ТВ в Румынии, приезжает много чиновников из Румынии, заступаются за свои интересы. В этом же ключе можно привести и следующий факт. Православные семинарии и академии в Румынии предоставляют стипендии очень многим молдаванам, хотя в этом смысле Молдавия уже пресыщена кадрами с богословским образованием, в этом нет нужды. Но помимо этого их заманивают и в другие учебные заведения. И если в России счет идет на сотни, то там уже приближается где-то к восьми тысячам ежегодно.

И по поводу солидарности. Это уже, как говорится, пройденный этап. Например, я более сорока раз был приглашен в суд, когда судился с секс-меньшинствами – простите, я уже буду называть вещи своими именами. Никто почему-то не соизволил сказать слово в поддержку русского архиерея. Да, я молдаванин по происхождению, но в конечном итоге я архиерей Русской Православной Церкви, который несет свое служение у себя на родине, в Молдавии. Вот это имеется в виду, что не чувствуется солидарность, такая, которой, например, пользуются наши визави, люди, которые на другой стороне баррикады, имеются в виду наши румыны, расколовшие Православную Церковь в Молдове. Было бы все-таки очень хорошо, чтобы сочли возможным поддержать нас хотя бы несколькими часами на российских телеканалах.

И плавно перехожу к ответу на второй вопрос. Когда я говорил, что льется очень большая грязь на Россию с российских же каналов, так нужно иметь следующее в виду, что Россия позволила, или хозяева этих каналов позволили своим молдавским коллегам отключить российское вещание на российских каналах, и вставить там свои передачи, в частности, на «Первом канале». Телеканал «Прайм», транслирующий контент российского «Первого канала», в своих собственных передачах очень неуважительно, мягко говоря, выражается в адрес России. И в этом же смысле, говорю, было бы очень хорошо, если бы поддержали, нашли каким-то образом возможность поддержать Православную Церковь Молдовы, выделяя ей, я думаю, трех-четырехчасовое время еженедельно вещать с этих каналов исключительно на церковные темы: или церковная проповедь, церковная служба в прямой трансляции, или же, в конечном итоге, прямое обращение председателя нашего Синода и нашего митрополита Владимира, или какого-либо другого священнослужителя Православной Церкви Молдовы. Именно в таком ключе нужно понимать те слова, которые звучали в моем докладе.

Вячеслав ШТЫРОВ:

– Хорошо, понятно.

Уважаемые коллеги, я хотел бы очень коротко выступить. Здесь говорилось о геополитических и о геоэкономических вопросах с точки зрения геополитической борьбы и так далее, и мой коллега Стариков говорил, что есть злонамеренные интересы, которые толкают Запад для того чтобы использовать в своих интересах Молдавию и другие страны, которые находятся в Восточной Европе. Ну, так оно так, конечно, и эти факторы мы не должны сбрасывать со счетов, потому что существуют глобальные интересы, глобальное противостояние. Но на самом деле, существует еще такая глубокая, естественная, естественная экономическая, если хотите, подоплека ситуации, которая сложилась конкретно с Молдавией. Эта подоплека заключается в таких понятиях, как международное разделение труда и кооперация. Дело в том, что экономика России и экономика Молдавии взаимодополняемы, они не конкурентные, они находятся в разных сегментах, если вспомнить такое понятие, как макрорегиональная специализация народного хозяйства, и поэтому они работают по принципу взаимного дополнения. Свидетельством этому являются хотя бы такие исторические факты. После того, как, ну, тогда называли, Бессарабия, в начале девятнадцатого века вошла в состав России, помните, 1806 год, 1808 год, Бессарабия, по сути дела, это современная Молдавия, там проживало всего 200 тысяч человек. Через сто лет, к началу Первой мировой войны, там проживало 2 миллиона 800 тысяч человек. В принципе, в царской России был большой рост населения в те годы, но это из ряда вон выходящий показатель, в десять раз за сто лет возросло население. С чем это связано? Это связано с очень быстрым экономическим развитием Молдавии и по части сельского хозяйства, и по части целого ряда промыслов и так далее. Она была очень нужна российской экономики. Я могу сказать, что для России была традиционная статья дохода от экспорта – это зерно, зерновое хозяйство, 10% дохода от экспорта Россия получала от зерна, которое производилось там, в том регионе, Буджак и Бессарабия, ну, это Одесская область, скажем так, и современная Молдавия.

В 1918 году Молдавия была оккупирована, присоединена к Румынии, и находилась в составе Румынии до 1940 года, всего 22 года. За этот период времени население снизилось на 600 тысяч человек. Началась массовая эмиграция по трем направлениям – в Россию примерно 300 тысяч, вернулось в Советский Союз, 150 тысяч переехало в европейские страны, и даже около 50 тысяч молдаван уехало в Латинскую Америку. Это говорит о том, что страна попала в такую ситуацию, когда разорвались кооперационные связи, экономика страны перестала дополнять, а стала конкурентной экономикой с другими странами. И сейчас она вступает в конкуренцию со всей Южной Европой. Вот почему теперь молдавские яблоки замещаются яблоками европейскими и так далее.

Это очень важный момент. Поэтому если Молдавия хочет сохраниться как государство, надо, конечно, искать экономические связи в другой стране, прежде всего, на востоке, прежде всего, в кооперации с Россией. И мы должны поддерживать это, потому что это и нам надо. Некоторые восточноевропейские страны мечтают стать мостами между востоком и западом. Об этом много говорили прибалты, особенно в 90-е годы, об этом до сих пор говорят в Польше, что им сама судьба велела стать мостом между Россией и Германией, об этом сейчас некоторые говорят применительно к Молдавии. На самом деле это несбыточные мечты, потому что сама логика бизнеса требует ликвидации всех промежуточных звеньев и установления прямых связей. Где наши связи в Европе? Они, конечно же, в Западной Европе, потому что они главные потребители наших энергоносителей, а для нас это главный источник технологий и высокотехнологичной продукции. Зачем нам промежуточные звенья в транспортном отношении, в логистическом отношении, в коммуникационном отношении? Совершенно не нужны. Значит, они будут постепенно отмирать, и эти функции никогда не будут осуществлены. Для этого достаточно посмотреть экономическую историю прибалтийских стран в 40-е годы, во что они превратились, и во что они сейчас превращаются.

Поэтому, конечно, для сохранения народа, для сохранения государства прямая логика требует восстановления кооперационных связей здесь, на востоке, в Евразийском Союзе, и это, повторяю еще раз, необходимо и России. Тем более что у нас гораздо более глубокие связи, чем многие думают, потому что существует такой процесс этногенеза, процесс рождения, развития наций. Мы можем сказать, допустим, что если проследить нашу историю, то мы можем сказать, что молдаване – это даже не румыны.

Игорь ДОДОН:

– Половина Румынии – это территория Молдовы.

Вячеслав ШТЫРОВ:

– Да, да, собственно историческая Молдова находится на территории современной Румынии, если так разобраться, откуда название пошло, и откуда молдавский народ. И во многом наши корни общие. У нас есть общие корни на самом деле, это мы можем посмотреть по языку, по названиям городов и поселков, по основным терминам, которые применяются для обозначения понятий в промыслах, в сельском хозяйстве и так далее, по менталитету, потому что все-таки самое главное – это менталитет. Ну, и, конечно, нас объединяет и православие, и кириллица.

Почему я об этом говорю? Потому что и наша задача – мы активно хотим помочь народу сохраниться в этом направлении. На самом деле мы работаем очень пассивно, я не зря спрашивал про позицию наших средств массовой информации, Россотрудничества и так далее. Там нет работы на анализ, на опережение, на поддержку, на сопереживание и так далее, и так далее. Мы с вами привыкли, что у нас в стране в последние годы сложилось такое общественное мнение о том, что Правительство работает неважно, а вот президентские структуры, имеется в виду Министерство обороны, Министерство иностранных дел и так далее, они прямо великолепны. На самом деле, мы можем посмотреть на примере не только Молдавии, но и других наших союзников, и наших, будем говорить, партнеров, что это не совсем так. И у нас не должно быть «священных коров», и Министерство иностранных дел должно получить свою порцию критики по этим вопросам. Ну, а чтобы активизировать эту работу, и чтобы был какой-то реальный участок, к сожалению, у нас такой мертвый сезон наступает до сентября, но мы готовы рассмотреть ваши предложения, и найти какие-то формы в том же самом Совете Федерации, послушать Министерство иностранных дел, Россотрудничество, Министерство связи Российской Федерации с точки зрения того, как используются наши возможности для того чтобы поддержать пророссийские силы в Молдавии. Если вы сформулируете перечень вопросов, я готов через структуры Совета Федерации рассмотреть их в какой-то форме. Или мы там пригласим представителей этих служб и заслушаем их, или, скажем так, какие-то слушания, чтобы... В таком ключе.

Богдан ЦЫРДЯ, депутат парламента Республики Молдова, председатель Молдавского филиала Изборского клуба:

– Я озвучу несколько тезисов о том, во что превратился Европейский Союз сегодня.

Евросоюз отвернулся от самого себя. Когда в далеком 1951 году были заложены основы Европейского союза, были сформированы также основополагающие принципы и ценности нового объединения. Однако уже с начала 2000-х об этих принципах и ценностях забыли. Европейский союз превратился в структуру, которая сегодня уже имеет мало общего с первоначальным проектом.

Во-первых, Европа отвернулась от Христа. ЕС долгое время считался христианским сообществом, ядром христианской цивилизации. Отец-основатель Европейского Союза, министр иностранных дел Франции Робер Шуман был глубоко верующим человеком. Конрад Аденауэр, покойный канцлер Германии, называл его “святым в деловом костюме”.

Но где мы видим сегодня это христианство? Фактически идет отказ от традиционных христианских ценностей. Легализация и продвижение гомосексуализма, ювенальная юстиция, отказ от понятия «отец» и «мать», дискуссии об эвтаназии, в том числе детской, существование партии педофилов в Дании/Голландии. Даже ношение крестов запрещено в многих случаях. Многие страны требовали, чтобы в преамбуле Конституции Евросоюза было упоминание о христианских корнях Европы. Однако в итоге был утвержден главный документ ЕС без “христианского” пункта.

В декабре 2015-го Папа Римский Франциск объявил толпе на площади святого Петра, что это Рождество может быть последним для человечества. Это признание эрозии, если не смерти христианства на Западе.

Во-вторых, Евросоюз – это плацдарм против России. О Европейском союзе говорили, как о структуре пацифисткой, созданной во избежание войны. По крайне мере, появился он после двух опустошительных мировых войн, которые обескровили Европу. И, действительно, на территории ЕС войн удалось избежать. Тем не менее, страны ЕС участвовали в войне против Югославии, Ираке, Афганистане, Ливии (здесь отличились Германия и Франция).

Военный блок НАТО является стержнем Евросоюза, и фактически руководит всем, являясь приводным ремнем трансмиссии воли Вашингтона. Особенно убедительно эту мысль обосновывает Збигнев Бжезинский: «Европа является важнейшим геополитическим плацдармом Америки на Европейском континенте… В отличие от связей Америки с Японией, Атлантический альянс укрепляет американское политическое влияние и военную мощь на Евразийском континенте».

Стокгольмский институт исследования проблем мира в своем докладе 2015 года рассказал о том, что военные расходы в Европе в 2015 году увеличились до 328 млрд долларов! При этом военные расходы в Западной Европе снизились на 1,3%, в то время как страны Центральной и Восточной Европы второй год подряд увеличивают расходы (на 13%).

Проще говоря, ЕС задумывался и пока используется США в качестве геополитического и военного плацдарма против СССР, а сегодня — против России. В основном, роль тарана отведена государствам Восточной Европы.

В-третьих, Евросоюз – это протекторат США. О Европейском союзе говорили, как о новом суверенном геополитическом актере. «Ещё предполагалось, что он будет конкурировать с Соединёнными Штатами, станет самостоятельным центром силы. На деле, получилась полная зависимость этой структуры от США! Об этом открыто говорит Збигнев Бжезинский: «Горький факт заключается в том, что Западная Европа, а также все больше и больше и Центральная Европа, остаются американским протекторатом, при этом союзные государства напоминают древних вассалов и подчиненных».

Это и базы НАТО, и хранение многими государствами, в том числе ФРГ, золота в США, и держание американских ценных бумаг, и долларовые экономические отношения, и фактически единое голосование с США по всем проблемам в ООН, ЕС, и так далее.

Сам Евросоюз разделен на «старую» и «новую» Европу. «Новая» Европа полностью зависима от США. Сегодня ЕС в шаге от подписания трансатлантической зоны свободной торговли с США. Если это соглашение будет заключено, американские компании получат беспрецедентный контроль над европейским рынком.

Проще говоря, можно будет говорить об исчезновении ЕС не только как геополитической, но и как суверенной политической единицы. Все управление ЕС окажется в руках главным образом американских транснациональных корпораций, которые окажутся выше политических органов США и ЕС.

В-четвёртых, в ЕС и его проекты принимают по принципу геополитической лояльности. О Евросоюзе говорили, как некоем уровне развития, установив «Копенгагенские критерии» (конкурентоспособная рыночная экономика, правовое государство). Позже, для членов ЕС добавились другие требования: внешний долг не более 60% ВВП, дефицит бюджета не более 3%, которые мало соблюдаются.

Однако, начиная с 2007 года евробюрократы стали принимать страны, которые явно не соответствовали этим критериям, такие как: Болгария и Румыния. Также состоялось и подписание ассоциации с ЕС Грузии, Молдовы, Украины в рамках программы «Восточное партнёрство». Эти государства не соответствовали ни одному политическому критерию, являясь чистыми олигархическими системами. Любопытно и то, что в Молдове, Украине и Грузии процесс евроинтеграции сопровождался крупнейшими преступлениями и аферами (убийство депутата Иона Бутмалая, серийная физическая ликвидация свидетелей кражи из банковской системы суммы в один миллиард евро, рейдерские атаки на банки в 2010 году – потери составили 100 миллионов евро, отмывание 20 млрд долларов через банковскую систему, кража 1 миллиарда евро, то есть 1/7 ВВП из национальных резервов страны, закрытие оппозиционного телеканала NIT и многое другое.

Но ЕС назвал Молдову «историей успеха», продолжая давать гранты и кредиты, поддерживал олигархов, давал отмашку на открытое нарушение Конституции!

В Украине проводится ликвидация лидеров оппозиции, убийство оппозиционных писателей и журналистов (Олесь Бузина), открытая война против жителей Донбасса, поджог активистов в Доме Профсоюзов в Одессе. Тем не менее, Украина подписывает договор об ассоциации, в шаге от получения безвизового режима.

Другими словами, от критериев быстро отказались в пользу геополитики, суть которой – ослабление и выдавливание России из региона. Единственный критерий «европейскости» той или иной власти – это лояльность к Брюсселю.

В-пятых, ЕС – это клуб процветания для избранных. Считалось что ЕС – это объединение, в котором существует всеобщее процветание благодаря «государству всеобщего благоденствия». Но эта система рухнула. Берлин заставляет Грецию, Португалию, Испанию, Румынию принимать жесткие бюджеты. Следуя рекомендациям ЕС и ЕЦБ, Греция пришла к дефолту, Испания была на грани такового! НАТО навязывает рост военных затрат за счет урезания социальных программ. По данным Евростата, средняя зарплата граждан Прибалтики ниже пособий по безработице в Европе. Разница в размере ВВП каждой страны-члена ЕС огромна. В 2008 году пять стран-членов с наибольшим ВВП (Германия, Франция, Великобритания, Италия и Испания) составляли более 70% всего ВВП Евросоюза, а 10 бывших стран соцблока (кроме Хорватии, которая к тому времени не была еще членом ЕС) совместно имели лишь 7% ВВП ЕС.

Разница ВВП на душу населения так и осталась удручающей. К примеру, средней размер ВВП (номинал) 2015, согласно данным МВФ на душу населения 11 бывших соцстран, вступивших в ЕС, составил 13739,818. У остальных 17 стран — 40323,588. При этом у Люксембурга — 101994, у Дании — 52114, у ФРГ — 40996, у Румынии — 8906, Болгарии — 6831

Вот как писал в 2013 году Алексей Арефьев: «Вступление в ЕС не обеспечивает экономического процветания. В целом, по данным европейского социологического управления Eurostat, 24% населения ЕС находится на краю бедности. По угрозе бедности или социальной изоляции лидируют Болгария (49% населения), Румыния, Латвия (40%) и Литва (33%)».

В-шестых, в Европе строится своеобразный «Четвертый рейх». ЕС задумывался, как альянс, основанный на суверенитете народов. Что же мы видим? Свехцентрализированную систему, которая копирует худшие традиции СССР. Комиссары, планы, звезды, жесткие директивы, экономический и политический прессинг в случае отказа выполнять директивы Брюсселя.

Брюссель буквально в силовом режиме навязывает квоты на прием мигрантов, на выращивание сельхозпродукции, легализацию однополых браков, признание Косово, присоединение к антироссийским санкциям, которые больно бьют по экономикам и вызывают сопротивление в Италии, Венгрии, Кипре, Словакии, Испании и так далее. Во многих странах ЕС появились партии евроскептиков, открыто требующие выходи из Евросоюза.

27 июня 2016 на встрече в Праге министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер и его французский коллега Жан-Марк Эйро представили 9-страничный документ, в котором речь идёт о плане создания «европейского супергосударства». План, в принципе, означает поэтапную ликвидацию европейских суверенных государств.

Составные части проектируемого супергосударства утратят суверенное право иметь свои вооружённые силы, национальную валюту, собственную налоговую систему, лишатся контроля над своими границами.

Можно предположить, что с выходом Великобритании из Евросоюза позиции сторонников централизации ЕС усилятся.

Таким образом, власть в ЕС медленно, но уверенно будет смещаться из Брюсселя в Берлин, посредством которого сегодня управляет Вашингтон. Однако сохранится ли при этом сам ЕС — большой вопрос. Спасибо за внимание.

Олег ПАХОЛКОВ, депутат Госдумы от фракции «Справедливая Россия»:

– Я расскажу о своих впечатлениях от поездки в Молдавию, от первого выступления на митинге в Молдавии, когда почти два года назад я впервые ехал к Игорю Николаевичу выступать на митинге в Молдавию, мои друзья провожали меня как на войну, говорили: «Ну, посмотрим, как ты с пророссийской позиции будешь выступать на митинге в Молдавии, в каком состоянии ты вернешься обратно, на инвалидной коляске или на носилках». Но когда я увидел этих людей, а это была колонна из десятков тысяч человек, и когда я выступал, и потом спустился вниз, и люди хватали меня за рукава и говорили: «Скажите там, что мы за Крым, что мы за Путина, что все, что говорят в СМИ, это неправда, что Молдавия с Россией», я, как член комитета по делам СНГ, могу сказать, что Молдавия сегодня, ну, если только не Украина, это самая русскоговорящая страна из всех советских республик, где не только тебя понимают по-русски, вообще-то, где все говорят по-русски, и говорят чисто, они говорят на двух языках, но прямо совершенно вперемешку, то здесь, то там. Конечно, я был очень сильно поражен, и не понимал, почему у нас в России создалось такое впечатление, в том числе, конечно, на Приднестровском конфликте, что вот как-то молдаване – это плохо, приднестровцы – это наши, да? А вообще-то в Молдавии Русская Православная Церковь, то есть мы полностью духовно вместе. Если мы дружим с нашими армянами и так много делаем для Армении, то в Армении вообще-то католикос, мы, конечно, близкие по религии люди, но здесь-то мы вообще в одни храмы ходим, и никак не разделяемся в этом.

Что получается, что сегодня происходит с нашими друзьями, в чем вообще сегодня болезнь Молдавии? Игорь Николаевич сделал мне экскурсию в молдавский парламент, и один из высоких чиновников, руководитель аппарата парламента, делал нам экскурсию. Герб Молдавии, флаг Молдавии на входе, и он произносит такую фразу: «Вы находитесь в парламенте Молдавии, все разговоры в парламенте Молдавии, все документы в парламенте Молдавии пишутся на румынском языке». Первая фраза. Я немножко зависаю и говорю: «Подождите, давайте еще раз, вот за вами флаг Молдавии, за вами герб Молдавии. Я знаю, что конституция Молдавии написана на молдавском языке. И вы мне сейчас говорите...» И видно, что у него аж челюсть затряслась, но он понимает, что он чиновник, и должен так и говорить, и он говорит: «Я вам говорю, что мы разговариваем в парламенте Молдавии на заседаниях, мы пишем документы в парламенте Молдавии на румынском языке». До чего мы докатились, то есть наши друзья-молдаване, до чего мы докатились в Российской империи. Ну, я понимаю, почему это делают американцы. То есть они убили всех своих индейцев, и по большому счету все теми же самыми методами идут везде. Сегодня одним из основных принципов сателлита Евросоюза является уничтожение национальной идентичности, религиозной идентичности, любой идентичности как таковой, для того чтобы управлять и держать в повиновении эти народы. Принцип Российской империи, как бы ее ни называть, был всегда сохранение этих народов. И когда я встречался, у меня порядка двадцати встреч было на территории Молдавии, я всегда спрашивал молдаван: «Кем вы были в Советском Союзе?» Ведь жить в Молдавии в Советском Союзе было очень престижно. Вы сегодня очень хорошо рассказали про царские времена, как было тогда, как увеличилось население и так далее, но ведь Молдавия действительно была той страной, где жить было очень престижно, это была золотая республика Советского Союза, мы гордились этой республикой. А теперь вы гордитесь своей Молдавией? Полстраны гастарбайтеры, кто-то в России, в России хотя бы на рабочих специальностях, то есть работают плотниками, бетонщиками, а в Европе так вообще, ну, самыми... ну, в лучшем случае медсестрами, то есть молдаване работают для того чтобы выжить. Идет уничтожение нашего друга, нашего партнера, притом совершенно наглое, циничное. И понятно, что конец всей этой истории – это развал нашей России, то есть если мы сегодня не будем как-то на это реагировать, то все это приведет к тому, к чему приведет.

А теперь, вот здесь говорили о Россотрудничестве. Я, как издатель, профессиональной политтехнолог, один раз присутствовал на заседании нашего Россотрудничества, где сидели руководители российских СМИ, работающих за границей. Мы знаем о том, что почти на сто миллионов людей на планете стало говорить меньше на русском языке, и эта цифра катастрофически снижается. Мы теряем шаг за шагом тех, кто в душе с нами, и кто еще вчера говорил на русском языке, и считал русский язык языком межнационального общения. Первая фраза, которая прозвучала: «У нас вообще все хорошо с нашими СМИ во всех наших странах, кроме одного – нас никто не читает. То есть у нас очень маленькие рейтинги, никто не хочет читать то, что мы делаем, но зато у нас есть огромные штаты, огромные коллективы, СМИ в каждой стране, от Голландии там до Молдавии, и во всех остальных, одна проблема – нету профессионалов, мы не знаем, что с этим делать».

Сегодня информационное оружие становится одним из самых главных оружий, которым, в принципе, возможно победить Россию. Потому что, ну, как, военным ты точно не победишь, не пойдешь же нарываться на ядерные бомбы. Гораздо проще развалить Россию изнутри, гораздо проще создать полную зону отчуждения, сделать те страны, которые рядом с нами, полностью нашими врагами, сломать идеологически психологию происходящего.

Теперь, что делает Россия? Помогаем Украине, четырем президентам подряд, и их соперникам. В результате доигрались с нашей российской поддержкой до того, вкачали в Украину, по разным оценкам, от ста до двухсот миллиардов, американцы вкачали пять миллиардов долларов, и мы сегодня имеем крайне агрессивное государство на наших границах. И самое главное, если бы с точки зрения политтехнологий кто-то мне бы поставил задачу развернуть украинцев обратно к россиянам лицом, когда бабушка звонит внучке в Москву и говорит: «Если ты не выйдешь на митинг против Путина, можешь бабушке больше не звонить», и при этом бабушка живет не где-нибудь, а в Одессе, то есть насколько бабушке промыли мозг, если она звонит внучке и говорит такое? То есть для бабушки уже внучка перестала являться чем-то, да? Вот пять миллиардов. Россия двести миллиардов дала, поддерживала вороватого Януковича, одного президента, второго президента, в результате мы получили дружественное нам полностью русскоговорящее государство в качестве своего основного врага.

Теперь о Молдавии. Выкормили господина Воронина, коммуниста, выкормили полностью. Правда, действительно, когда в 90-х рухнул Советский Союз, президент сказал, что мы слова «геополитика» даже и не знаем. Мы кинулись ко всем в объятия, думали, что нас все будут любить, дали Воронину огромные деньги на газификацию Молдавии, на те или иные экономические пакеты. В результате господин Воронин поступил очень просто – он украл часть этих денег, вывез их за границу с помощью своего сына и других структур, его за эти деньги взяли в заложники, за наши, за русские деньги, которые мы ему дали, и сказали: «Парень, либо тебе тюрьма, и ты никогда не выйдешь, либо ты вписываешь в устав коммунистической партии Молдавии, что «мы за евроинтеграцию». План Козака почти состоялся, я так понимаю, что он не состоялся из-за нескольких часов. Сколько мы будем поддерживать непонятно кого? Если сегодня у нас в Молдавии есть партия, которая открыто говорит, что они за дружбу с Россией, за дружбу с нашим президентом, давайте опять не ставить на десять человек в разные стороны, или мы опять придем к тому, к чему пришли на Украине. Не для СМИ, но я знаю, что очень многие помогали и Януковичу, и Тимошенко, и Ющенко, кто кому только ни помогал. И в Молдавии на выборах происходит то же самое. Когда я изучал молдавские предвыборные плакаты, даже прорумынские партии пишут, что они за дружбу с Россией. Потому что для молдаван это очень важный вектор, просто как только выборы заканчиваются, так и все предвыборные обещания заканчиваются, ровно в тот же день. Но когда я читал особый цинизм прорумынских партий, которые говорят: «Нет, с Россией, конечно, как нам, Молдавии, не быть с Россией? Обязаны быть с Россией, но немножко по-другому», конечно, они забывают об этом ровно на следующий день.

И вот сегодня позиция России, когда молдавский народ так тянется к нам, а он всегда тянулся, со времен Дмитрия Кантемира, он понимал, что мы всегда были тем старшим братом, который подставлял плечо, нам надо не размыться в наших обещаниях, не сделать ставки на три-четыре, и в результате потерять нашу Молдавию. Вы совершенно правильно сказали в начале выступления, что те выборы, которые будут сейчас, они очень основополагающие. Либо сейчас, либо никогда. Ну, наверное, все-таки, знаете, как? Я не верю в слово «никогда», потому что Дмитрий Кантемир, еще за сто лет до присоединения Молдавии к России, уже во всех церквях колокола били за присоединение, но сто лет еще пришлось ждать. То есть не все так просто. Но молдавский народ всегда был с русским народом, и рано или поздно это произойдет, только будем ли мы с вами присутствовать при этом, вопрос только лишь в этом. А то, что объединение произойдет, это совершенно очевидно. Какое оно будет, объединение? Прежде всего, дружественное, духовное и так далее.

Вот суть моего предложения, она простая. Ребята, давайте каждый по каким-то своим каналам говорить одно, что мы должны делать ставку на одного, иначе получится так же, как на Украине. Со своей стороны, скажу, что мы с Игорем Николаевичем завтра едем в Ростовскую область, на родину виноделия в нашей стране, город Цимлянск, где при Петре Первом казаки начали сажать виноград, виноградарство началось с Цимлянского района. Потому что когда мы осваивали южные рубежи, лозы поставлялись из Молдавии. Мы хотим заложить памятник Дмитрию Кантемиру, который дарит лозу Петру Первому, и завтра надеемся это сделать у нас в Ростове.

Кирилл ФРОЛОВ, ведущий эксперт Изборского клуба, завотделом Института стран СНГ:

– Дорогие друзья, то, что мы встречаемся в день спасительницы России, Владимирской иконы Божией Матери, и в день стояния на Угре, никто ни на кого не напал, но Россия победила, проявив выдержку и волю. У нас нет никаких стал лет, ситуация развивается стремительно, и здесь не до политкорректности, не до обиняков. Для православного большинства Молдавии, а это моноконфессиональная, православная страна, 97% верующих в которой принадлежат к Московскому Патриархату, евроинтеграция – это смерть. Критерием вступления в Европейский Союз является не копенгагенские соглашения, а дехристианизация. Это квазирелигия развоплощения человека, и критерием является равенство, признание ЛГБТ, вытеснение христианства из школ, из общественной жизни, то, с чем боролся владыка Маркел, и даже просидел под арестом, мы это знаем, как евроинтеграция осуществляется в Молдавии. Владыка Маркел просто скромный и далекий от самопиара, но он сидел в тюрьме за то, что выступал против закона о равенстве секс-меньшинств, легализации ЛГБТ, который является условием для вступления в Евросоюз, который мы называем Евросодом. Поэтому сейчас необходима православная мобилизация, помимо негативной реальности Евросоюза, Евросодома, который является смертью для православного человека, надо писать и говорить прямо: «Сними крест и голосуй за Евросодом, за евроинтеграцию», и среднего быть не может, необходим и положительный пример, положительный проект нашего будущего. И здесь фигура Стефана Великого, политическим преемником которого является Игорь Николаевич Додон, Игорь Додон – это новый Стефан Великий. Почему? Это великий молдавский господарь, который породнился с Иваном Третьим, сделавшим Москву Третьим Римом, ввел византийский герб, был преемником Византии, отстоял суверенитет Молдавии от Запада, и развернул ее в сторону Третьего Рима, сделал передовым форпостом молдавской цивилизации, в результате чего великие молдаване – Петр Могила, Гавриил Бэнулеску-Бодони, Дмитрий Кантемир создавали православный русский мир – цивилизацию, поэзию, буквари, богословию. К сожалению, гуманитарный фактор никак не используется. Был юбилей митрополита Гавриила Бэнулеску-Бодони, великого интегратора Молдавии в Третий Рим, православный русский мир, это вообще не было отмечено на пространстве русского мира. К сожалению, гуманитарная политика – самая слабая часть политики России, о ключевой роли православного фактора здесь боятся говорить, прикрываются этим бредом о многоконфессиональности, уже это диагноз какой-то, хотя мы ничего не имеем против меньшинств, я говорю о бредовом характере отрицания православного большинства, православного фактора. Мы по своей линии православной гражданской дипломатии делаем все, что можем. Один из самых ярких лидеров Союза православных граждан и Ассоциации православных экспертов, лидер молодежного сильного движения «Сорок сороков» Андрей Борисович Кормухин вылетел в Молдавию специально для встречи с владыкой Маркелом, с Игорем Николаевичем Додоном, с Владимиром Валерьевичем Букарским, одним из самых ярких на всем пространстве Русской Церкви православных геополитиков и публицистов, он будет создавать филиал «Сорока сороков» в Молдавии, чтобы объединить сильную православную молодежь на защиту нашего православного мира от Евросодома, евроинтеграции. И необходимо подкрепить наши скромные усилия настоящей православной мобилизацией, и не надо стесняться самих себя. Надо учиться у наших врагов, они сказали, и сделали. Если мы будем тормозить здесь, мы опять проиграем. Необходим проект православной цивилизации, проект «Стефан Великий», рабочая группа есть, Букарский есть, владыка Маркел есть, я очень хочу увидеть книжку его огненных проповедей. Необходимо объехать каждый приход Молдавии, каждый монастырь, потому что пассионарный потенциал Молдавии огромен. Да, часть монастырей пытались цээрушники втравить в компанию неповиновения Святейшему Патриарху Кириллу. А почему так получилось? Потому что с нашей стороны ими никто не занимался, этими православными пассионариями, и вместо того, чтобы воздействовать позитивно на проект возрождения православной цивилизации, их активность была предоставлена самой себе, там распространялись нелепые брошюры, но ходу брошюр-то не было, их вбросили.

Я, собственно, все сказал, и тезис один: либо православная мобилизация, это реально, это возможно, либо смерть. Спасибо.

Владимир БУКАРСКИЙ, исполнительный директор Молдавского филиала Изборского клуба:

–Уважаемый Александр Андреевич, уважаемые участники круглого стола! В этом году исполняется 25 лет со дня нашей общей трагедии – развала Советского Союза. Сегодня масштабность этой катастрофы осознаёт всё больше людей на всех просторах великой страны. В Молдове, по данным опроса, проведённого Международным республиканским институтом, почти 60% граждан Молдовы сожалеют о развале Советского Союза.

В последнее время мы стали свидетелями одной интересной тенденции: многие лидеры и активисты национальных движений конца 80-х – начала 90-х гг., евроромантики первой войны, в последние годы становятся столь же убеждёнными евроскептиками. В качестве примеров можно привести одного из лидеров литовского «Саюдиса» Роландаса Паулаускаса и лидера Христианско-демократической народной партии Молдовы Юрия Рошку – ныне одного из активных участников деятельности Молдавского филиала Изборского клуба.

Чтобы понять, почему такое происходит, давайте посмотрим, за что и против чего боролись национальные активисты той, первой, романтической волны.

Они боролись против диктата над своими республиками из союзного центра. Сегодня ненавидимый ими союзный центр переехал из Москвы в Вашингтон и Брюссель.

Они выступали против советских партаппаратчиков из Кремля. Сегодня им раздают беспрекословные распоряжения еврочиновники из Брюсселя.

Они осуждали советскую политику депортаций. Сегодня из этих стран происходит самая массовая депортация населения за всю их историю. И то, что эта депортация носит добровольный характер и вызвана экономическими мотивами – ничего не меняет.

Они осуждали антирелигиозные кампании в СССР, снос церквей, превращение храмов в склады, цеха и выставочные залы. Сегодня сносят храмы в странах Евросоюза (потому что туда никто не ходит) – либо превращают их помещения в жилые дома, гостиницы и ночные клубы. Антирелигиозные кампании в странах ЕС, в первую очередь антихристианские, идут полным ходом. Чего стоит, например, запрет на установку распятий в школах традиционно католической Италии.

Они осуждали вырубку виноградников во время горбачёвской антиалкогольной кампании в СССР. Сейчас виноградники – вырубают под давлением ЕС, например, в Греции, получившей вместе со вступлением в ЕС квоты – производить строго определённое количество продуктов. Крестьянам за каждую вырубленную стрему (10 соток) виноградников и оливковых деревьев выплачивали 720 евро под письменные обязательства отказаться от выращивания винограда и оливок.

Они осуждали политику миграции из других республик СССР. Но если при СССР в республики ехали высококвалифицированные инженеры, то сегодня ЕС им навязывает квоты по приёму мигрантов из стран Ближнего Востока – носителей иной религии и совершенно чуждой для Европы культуры.

Они выступали против национального унижения, подавления их национальной культуры и духовности. В Евросоюзе им навязывают совершенно чуждые псевдоценности толерантности к носителям содомского греха, причём во время постыдных гей-парадов во главе колонн под усиленной охраной полиции, как самые настоящие оккупанты, шествуют послы США и стран ЕС.

Сегодня мы можем сравнить два проекта – советский и европейский. Советский проект предусматривал, даже путём многочисленных жертв – максимальное развитие, индустриализацию, строительство заводов, электростанций, академий наук, университетов, больниц, микрорайонов, транспортных артерий. Численность населения в советских республиках постоянно росла.

Европейский проект – и мы в этом сегодня убеждаемся – несёт максимальную деградацию, деиндустриализацию, дехристианизацию и депопуляцию, захват страны иностранными компаниями и превращение их в колонии, превращение самобытных народов в Иванов и Ионов, не помнящих родства. Европейский проект — это национальное унижение и утрата национальной идентичности.

Именно этот путь европейские «партнёры по развитию», которых надо было бы назвать «партнёрами по деградации», и их молдавские контрагенты пытаются навязать Молдове. Мы отвечаем категорическое «нет».

Развитие страны невозможно без реиндустриализации и планомерного развития агропромышленного сектора, в том числе путём целенаправленной государственной поддержки и привлечения целевых инвестиций в агропромышленное производство, без торжества традиционных духовных ценностей. Этот путь для Молдовы осуществим только в рамках Евразийского Экономического Союза и единого цивилизационного пространства с православной Россией. Спасибо за внимание.

Игорь ДОДОН:

– Уважаемые коллеги, во-первых, спасибо большое за такую очень хорошую дискуссию. Хочу заверить и Старикова Николая Викторовича, и Делягина Михаила Геннадьевича, и наших коллег из Государственной Думы и Совета Федерации, что мы обязательно воспользуемся вашими предложениями для того, чтобы начать дискуссии не только среди тех коллег, с которыми мы сотрудничаем по партийной линии (Партия социалистов подписала соглашение со «Справедливой Россией»), но, конечно, нужно использовать и Совет Федерации, для того чтобы вместе добиться каких-то более конкретных результатов.

Отдельное спасибо коллегам из Изборского клуба. Мы очень надеемся, что следующий Изборский клуб в Молдове пройдет уже при другой власти, я очень надеюсь, что это произойдет, и поверьте, что шансы реальны. И я надеюсь, что до конца этого года мы встретимся в Молдове, и уже будем обсуждать «дорожную карту» и обмениваться мнениями: а как дальше? Вот сделали первый шаг, нужно сделать второй и третий. Но ни в коем случае расслабляться нельзя, потому что нам предстоит в течение следующих трех с половиной месяцев очень серьезная борьба.

Но я хочу вас заверить, наших коллег из Российской Федерации, наших телезрителей, - потому что сейчас нас смотрит и в прямом эфире в Молдове очень много наших граждан, - что Партия социалистов, я лично, как руководитель партии, как кандидат в президенты, никогда не отступим от тех ценностей, которые являются основой нашей государственности.

Первое – это наше православие, это основа, на которой держится Республика Молдова, поэтому в первую очередь бьют по нашим ценностям.

Второе – это нейтралитет, без нейтралитета будущего у Молдовы нету. Третье – это наш молдавский язык и молдавская история.

И, безусловно, основа для всего этого, для того чтобы это существовало, это стратегическое партнерство с Российской Федерацией. Партия социалистов и я лично никогда от этих ценностей не отступят.

Олег Владимирович сказал, что рано или поздно мы будем вместе, но я не хотел бы, чтобы это было как в случае с Дмитрием Кантемиром, который в 1706 году уехал из Молдовы вместе с Петром Первым, а объединение Молдовы с Россией в рамках единого целого произошло только через 106 лет, в 1812 году, после Бухарестского мира. Мы не можем себе позволить роскошь потерять не то, что сто лет, даже пять, шесть, десять лет, потому что в этом случае Молдовы как государства не будет.

Спасибо большое.

Александр ПРОХАНОВ:

– Это наше изборское заседание, которое мы провели вместе с нашими друзьями из Молдовы, состояло из нескольких элементов. Были высказаны аналитические представления о той драме, которую сегодня переживает Молдова и молдавский народ. Были высказаны представления о том, как молдовская драма проецируется на Россию, и готова породить русскую драму в добавление к той русской драме, в которой мы все пребываем сегодня. Далее были высказаны представления о том, что сегодняшняя российская власть недостаточно активно участвует в политическом, идеологическом процессе в Молдове, где схлестнулись, по существу, все международные конфликтные силы и энергии. И, наконец, задача нашего сегодняшнего круглого стола состоит в том, чтобы показать общественности Молдовы наше русское участие, нашу русскую симпатию, нашу русскую солидарность с Игорем Додоном и Партией социалистов. Изборский клуб – это не политическая, не административная структура, она объединяет в себе русских патриотов самых разных мастей, самых разных судеб. И в этом смысле мы, изборяне, абсолютно солидарны с Игорем Додоном. Судьбу выборов, которые предстоят в Молдове, решит воля Додона, воля русских структур, которые, несмотря на все упреки, участвуют в молдавской теме, а также воля Господа, все мы верим в эту волю, мы все православные люди.

Благодарю вас всех за участие.

(Аплодисменты.)


Количество показов: 1598
Рейтинг:  3.01
(Голосов: 10, Рейтинг: 2.9)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх