загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



МОБИЛИЗАЦИОННЫЙ ПРОЕКТ – ОСНОВНАЯ ПРЕДПОСЫЛКА СТРАТЕГИИ БОЛЬШОГО РЫВКА

(установочная статья)

I. Основная проблема

Системный кризис глобальной цивилизации все более явственно превращается в решающий фактор мирового развития, а точнее, мировой деградации. Кардинальная, но при этом, неуправляемая трансформация всей структуры международных отношений уже началась. И период такого беспрецедентного по своей радикальности геополитического и геоэкономического переформатирования может быть продолжительным. Предыдущий, гораздо менее опасный переход, произошел в ХХ веке – с 1927-29 гг. до 1951-52 гг.

На фоне неустойчивого мирового баланса сил борьба за ограниченные природные ресурсы на планете становится все более ожесточенной. Резко возрастают темпы обострения стратегических противоречий между главными игроками. Одним из главнейших источников этого обострения становится глобальная технологическая многоукладность в мире, особенно в контексте сверхбыстрого развития некоторых технологий шестого уклада.

Стратегическая неопределенность – вот что сегодня доминирует в поведении и мышлении многих, если не большинства, государственных деятелей и политических элит. Среднесрочные прогнозные сценарии и модели перестают эффективно работать. Многие игроки блефуют, другие просто парализованы интеллектуально-политическим страхом и возможной исторической ответственностью за принятие решений, последствия которых могут стать катастрофическими. И в этом – еще одно подтверждение растущей вероятности «Большой Войны».

Но как педантично учит история, в итоге за все в любом случае заплатит проигравший! И нынешняя т.н. российская элита, которая держит на Западе сотни миллиардов долларов, не должна забывать, что «Большой Брат» постоянно следит за ними.

Сегодня для ответственных лидеров именно проблема национального выживания в условиях глобального системного кризиса становится наиважнейшей.

Что может противопоставить Россия предельным рискам и вызовам завтрашнего дня? Способен ли российский социум реально бороться за свое выживание и за свое жизненное пространство? Готово ли общество Российской Федерации к начинающейся большой и беспощадной войне, сполохи которой уже видны невооруженным глазом?

Если откровенно, то ни российское общество, ни российское государство к надвигающимся драматическим, возможно, катастрофическим изменениям пока не готовы.

II. Четыре сценария

Современное российское общество является:

- многоукладным в социально-экономическом смысле,

- кланово-корпоративным в социально-структурном смысле,

- мелкобуржуазным: «каждый сам за себя, один Бог – за всех».

Наконец, и это, возможно, самое главное: российское общество охвачено системным кризисом, выход из которого не лежит в плоскости простых решений.

В новой и новейшей истории есть только четыре сценария временного или окончательного преодоления внутреннего системного кризиса.

Во-первых, развал страны: кризис временно уходит вглубь и на нижние уровни социума. Самый яркий пример – развал Советского Союза.

Во-вторых, прямая или косвенная оккупация: капитулировавший социум интегрируют в проект победителя, подчиняя совсем другим стратегическим интересам, при этом возможно разделение страны на части. Наглядный пример – послевоенная судьба Германии и Японии.

В-третьих, революция с принципиально новым проектом и принципиально новым субъектом такого проекта. А далее, возможны варианты. Примеры: внутренняя динамика революций в России, в Китае, в Иране – в ХХ веке.

Наконец, в-четвертых, при соответствующем харизматическом лидере и ответственной элите речь может идти об эффективной выработке и успешной реализации долгосрочной системной стратегии.

В конечном счете, все ограничивается тремя плохими или очень плохими сценариями (крови будет много!) и только одним позитивным вариантом выхода из такого кризиса (крови будет гораздо меньше).

Нетривиальную, креативную системную стратегию нельзя выработать и эффективно реализовать, если не учитывать основные угрозы, вытекающие из всех трех негативных сценариев. Мудрый лидер всегда готовится к наихудшему варианту. Как учили древние самураи: «Когда идешь на войну, всегда преувеличивай силу противника».

Если исходить из нынешней драматической ситуации в мире, а также потенциально еще более драматических последствий для самой России, то наша национальная системная стратегия «Большого рывка» должна быть сформулирована и реализоваться в виде особого мобилизационного проекта.

III. Зачем нужен мобилизационный проект для России?

Можно назвать, по крайней мере, семь основных причин срочной необходимости форсированной разработки и реализации особого российского мобилизационного проекта.

Прежде всего, неуклонно надвигающаяся опасность глобальной войны, уже в ближайшие 5-7 лет.

Причем субъективно, никто из ведущих политиков в мире такой войны не хочет. (Первую Мировую войну, кстати, тоже никто не хотел!) Но на самом деле эта новая глобальная война уже приближается, и по другой траектории, по сравнению с 30-ми годами ХХ века.

Во-вторых, даже с учетом нынешних масштабов общенациональной коррупционной системы Россия, скорее всего, обречена на поражение в такой войне. Развертывание мобилизационного проекта дает возможность достаточно быстро, гибко и мягко демонтировать нынешнюю коррупционную систему.

В-третьих, обычно именно в рамках успешных мобилизационных проектов эффективно реализовывались долгосрочные национальные стратегии системной модернизации. Обратные примеры практически не встречаются, тем более в российской истории.

В-четвертых, в рамках политики подготовки к потенциальной мировой войне на перевооружение российской армии выделяются свыше 20 триллионов рублей. Без развертывания предельно жесткого мобилизационного проекта именно как общенациональной системы эти действительно огромные деньги в значительной степени будут наверняка безжалостно расхищены. Кроме того, без соответствующей постоянной кадровой работы, без повышения эффективности мобилизационного сознания в общенациональном масштабе, без целенаправленной социальной и институциональной модернизации даже самое лучшее оружие может быстро превратиться в металлолом.

В-пятых, именно в рамках особого, учитывающего нынешнюю ситуацию, мобилизационного проекта при эффективном освоении этих 20 триллионов все российское общество может совершить «большой рывок». Речь идет о структурной модернизации российского социума, формировании долгосрочной, стратегической модели внутреннего рынка России, осуществлении действительного инновационного технологического прорыва в целом ряде ключевых отраслей.

В-шестых, только в рамках специального мобилизационного проекта может быть сформирована новая эффективная система государственного управления, способная отвечать на критические вызовы и угрозы предстоящего длительного, жестко конфликтного периода в мире.

Наконец, в-седьмых, на нынешнем этапе глобального системного кризиса началась и объективно ужесточается предельно острая конкуренция соответствующих национальных мобилизационных проектов. И российское государство не сможет избежать участия в такой конкуренции.

Sic! Новая фаза развертывания потенциального мобилизационного проекта в США началась с сентября 2001 года. В Китае же, где целенаправленно сохранялся и сохраняется высокий идеологический уровень и китайского общества, и китайской элиты, процесс совершенствования мобилизационного проектирования практически никогда и не прекращался.

VI. Конфронтация уже началась

Мы обязаны исходить из того, что против российского социума и высшего российского руководства с 2007 года планомерно разворачивается стратегическое, широкомасштабное, эшелонированное наступление.

Хотим мы того или нет, но многогранная, хитроумная политико-силовая конфронтация уже началась. При этом нынешнее вползание в глобальную войну существенно отличается от начальных стадий и Первой Мировой, и Второй Мировой.

Особо следует обратить внимание на следующие направления разворачивающейся конфликтной спирали, которые могут привести к глобальному столкновению:

- отработка новых методов и технологий психологической войны и проведения рефлексивных информационных кампаний с целью углубления расколов в высшем российском руководстве, российской элите и стимулирования процесса делегитимизации ряда действующих государственных институтов, прежде всего, института Президента РФ,

- проведение специальных акций (включая организацию т.н. «волн слухов») для обострения противоречий между высшими эшелонами власти и массивными сегментами российского социума,

- подготовка к использованию особых целенаправленных акций на глобальном уровне (например, манипулирование саудовской элитой) с целью постепенного ухудшения социально-экономического положения РФ, последующего провоцирования массовых социальных конфликтов и массовых оппозиционных выступлений,

- использование специальных политико-информационных технологий, а также соответствующего организационного оружия для взаимосвязанной оппозиционной структуризация на четырех уровнях российского общества – активизации широкой социальной протестной среды, раскола правящего класса, кристаллизации оппозиционных групп в высшем бизнес-сообществе, обострения конфронтации в высшей политической элите,

- активизация «черной» и «серой» пропаганды против российского социума для стимулирования общенационального комплекса неполноценности, особенно в условиях социальных кризисов,

- развертывание точечных спецопераций в рамках «психологической войны» по персональной дискредитации высшего российского руководства,

- проведение специальных акций по противопоставлению и расколу российских силовых структур,

- попытки целенаправленного обострения ситуации на Северном Кавказе, в целом на Юге страны, в ряде национальных республик, на Дальнем Востоке, для провоцирования массового использования в этих регионах внутренних войск и армии,

- попытки целенаправленного обострения ситуации в некоторых районах Средней Азии, на Кавказе (Грузия, Нагорный Карабах), которые могут заставить Кремль пойти на массированное применение военной силы,

- продолжение неуклонного, бескомпромиссного развертывания глобальной американской ПРО.

Прямое военное столкновение между Россией и НАТО с применением оружия массового поражения, в рамках западных стратегических сценариев, возможно только на финальной стадии, если до этого не произойдут необходимые для Вашингтона кардинальные изменения в высших эшелонах российской власти.

V. Креативность мобилизационного проектирования

Исторический опыт доказывает, что именно великие державы со своими национальными мобилизационными проектами, доказавшими наибольшую эффективность в период глубоких трансформаций на мировой арене, обычно становились основой формирования последующих новых глобальных систем.

Так, после Второй Мировой войны именно на основе долгосрочных стратегий Сталина и Рузвельта, которые стали результатом осуществления соответствующих национальных мобилизационных проектов, была сформирована новая глобальная биполярная система.

У очень небольшого количества мировых игроков в сегодняшнем мире есть такой уникальный опыт форс-мажорного системного мобилизационного проектирования и осуществления мобилизационного проекта, каким обладает Россия как наследница Советского Союза. Соответственно, и на реализацию успешных национальных мобилизационных проектов Тайваня, Китая, Вьетнама, Кубы в значительной степени повлияло тщательное изучение и использование именно советского опыта 30-50 годов ХХ века.

Благодаря эффективности чрезвычайного мобилизационного проектирования, благодаря созданию особого мобилизационного механизма как системы Советский Союз оказался в состоянии:

- победить в Великой Отечественной войне,

- осуществить рекордную в истории социально- экономическую и культурную модернизацию отсталого социума,

- совершить резкий рывок в экономическом развитии в 50-е годы,

- выработать собственную цивилизационную модель,

- обеспечить и сохранить геостратегический баланс сил в мире в 50-е – 70-е годы.

Очень многие действительные достижения СССР стали следствием именно тщательно продуманного и реализованного советского стратегического мобилизационного проекта.

Сегодня же Россия сталкивается с гораздо более опасной ситуацией, с гораздо более сложной системой нарастающих глобальных, региональных и внутренних угроз, рисков и вызовов, чем Советский Союз восемьдесят лет назад.

Поэтому требуются особые интеллектуальные и организационные усилия для выработки нового, уникального системного общенационального мобилизационного проекта, способного обеспечить Большой рывок. Но, при этом, нельзя отбрасывать те универсальные принципы, методы и технологии, которые учитывали и использовали Сталин, Рузвельт, Дэн Сяопин, Хаменеи и другие лидеры с развитым стратегическим мышлением при конструировании собственных мобилизационных проектов.

Одновременно необходима железная политическая воля для реализации этого проекта в условиях жесткого дефицита исторического времени, продолжающегося обострения и внешней, и внутренней обстановки. При проектировании и реализации системных мобилизационных проектов крайне важно избегать механических подражаний и заимствований. Подражание даже самым успешным примерам из прошлого, в том числе и своего, родного прошлого, в условиях нынешнего глобального кризиса – смерти подобно!

К тому же прямое заимствование советского мобилизационного опыта, некритическое использование советских мобилизационных методов и технологий просто невозможно.

VI. Основные направления мобилизационного проектирования

Сегодня главный вопрос даже не в том, «что» делать, а в том, «как» делать. Упоминаемые ниже направления ‑ это основные элементы системы мобилизационного проектирования, основные элементы российской стратегии Большого Рывка.

Крайне важно зафиксировать, что, в конечном счете, каждый из этих компонентов для своей реализации в политической действительности требует четкой системы понятных и практических инструкций – политических, экономических, идеологических и т.д.

1. Форсированное формирование общенациональной мобилизационной идеологии «общего дела» как постоянно действующего механизма согласования интересов для обеспечения консолидации усилий социума.

В условиях системного кризиса значимость идеологии, идеологического мышления резко возрастают. По мере углубления различных глобальных конфликтов политические ответы на идеологические вопросы «кто мы?», «откуда мы?» и «куда мы идем?» превращаются в важнейшие в рамках борьбы за национально-государственное выживание.

2. Мобилизационная идеология «общего дела» именно как такой практический механизм кризисного управления должна:

- сформулировать идеал построения общества на принципах справедливости, солидарности, корпоративной взаимопомощи,

- определить базовую ценностную систему (справедливость, патриотизм, социальная солидарность, личностная воля, самодисциплина и т.д.), эффективную в условиях роста угроз и вызовов,

- закрепить необходимость защиты традиционных ценностей и смыслов народного большинства как базовой нравственной системы общества,

- выдвинуть и закрепить в качестве абсолютно приоритетной общенациональную задачу народосбережения,

- зафиксировать в общественном сознании иерархию основных внутренних и внешних врагов, а также иерархию основных союзников и партнеров российского социума,

- консолидировать различные региональные, этно-национальные, корпоративные, политические, силовые элитные группы, и одновременно, большую часть социума через выдвижение определенного, четко и тщательно регламентированного механизма согласования основных групповых и корпоративных интересов.

3. Формирование и фиксация общенациональной системы скоординированной политической, идеологической, правовой и нравственной ответственности за процесс и поэтапные результаты реализации идеологии и политики «общего дела». Без такой системы любая мобилизационная стратегия «общего дела», рано или поздно, обречена на поражение.

Такая система ответственности, включающая формализованные и негласные «правила игры» должна восприниматься справедливой как значительным числом ведущих элитных групп, так и большинством российского социума.

4. Форсированная разработка тщательной, системной программы форс-мажорного перевода российской экономики на мобилизационные рельсы, и, прежде всего, переформатирование системы управления экономикой в условиях возможного длительного чрезвычайного периода.

5. Ключевой предпосылкой экономического мобилизационного проектирования должна стать правовая институционализация государственного сектора российской экономики. Необходимо фактическое разделение национальной экономики на два основных сегмента: государственный рыночный сектор и негосударственная рыночная экономика.

В большинстве развитых стран такое разделение существует достаточно давно. Эффективный в экономическом смысле государственный сектор – это реальное, действенное ядро не только экономики, но и важная технология структуризации всего социума. В рамках мобилизационного планирования именно эффективный государственный сектор, при определенных условиях, способен превратиться в реального стимулятора действенной экономической конкуренции.

В настоящее время российское правительство в большей степени использует традиционные аппаратные и правовые рычаги влияния на негосударственную рыночную среду. Однако именно при появлении государственного сектора экономики как системы можно будет развивать новую стратегию формирования государственного экономического механизма управления рыночными механизмами, включая развертывание особых эмиссионных механизмов.

6. В нынешних условиях жесточайшего обострения геополитической и геоэкономической борьбы не только можно, но и нужно откровенно и открыто на разных уровнях говорить о формировании именно российского госсектора как ядра потенциальной евразийской социально-экономической системы. Очень многие постсоветские элиты, размышляющие о выживании своих народов, такой идеологический поворот не только поймут, но и будут открыто или негласно поддерживать.

7. Основой госсектора в российской экономике должны стать военно-промышленный комплекс, государственные отраслеобразующие корпорации, а также банки, институты развития, основные предприятия ТЭК и естественные монополии.

При этом важнейшей предпосылкой повышения стратегической ответственности в госсекторе должно стать целенаправленное формирование «мобилизационного сознания» менеджмента госсектора.

Во-первых, последовательная стратегия внедрения «мобилизационного сознания» способна объективно расколоть и начать размывать российскую коррупционную систему.

Во-вторых, эффективное внедрение патриотического по сути «мобилизационного сознания» создает реальную возможность форсированно формировать принципиально новый тип российской элиты. Отличительной чертой такой элиты должна стать способность эффективно, с точки зрения государственных интересов, противостоять надвигающемуся потоку все более усложняющихся, переплетающихся внешних и внутренних кризисов и конфликтов.

При этом действенно сопротивляться такой новой элите нынешние клановые, региональные, корпоративные и криминальные группы с их партикулярными интересами будут неспособны.

8. Если легитимный госсектор должен стать системообразующим в рамках мобилизационного проекта по отношению ко всей российской экономике, то ядром госсектора – везде и всюду – был и будет ВПК как безвариантная основа обеспечения национальной безопасности.

Но при этом, рефлексивным мозгом госсектора должен стать Центр стратегического планирования.

9. Российский национальный мобилизационный проект должен также исходить из необходимости конструирования евразийской интеграционной системы одновременно на нескольких взаимосвязанных уровнях:

- хозяйственного макрорегиона и общего евразийского рынка,

- суверенного евразийского кредитно-финансового центра,

- структуры военно-политической безопасности,

- надгосударственной союзной политической структуры,

- культурно-языковой общности,

- единого пространства технологий, науки и образования,

- многополярного цивилизационного пространства с общей идеологией справедливости, солидарности, гармонии народов и культур.

10. Формирование такой общенациональной элиты, которая способна в условиях углубляющихся кризисов и конфликтов не только реализовать согласованный мобилизационный проект и обеспечить стратегическое выживание и развитие российского социума, евразийских народов и евразийского геоэкономического пространства, но и стать основой новой евразийской элиты.

11. Внедрение жестко-иерархического механизма государственного управления, способного эффективно, исходя из согласованных принципов универсальной справедливости, контролировать систему общенациональной ответственности.

12. Наличие системы принятия и реализации основных решений «сверху вниз» как стержня такого корпоративного механизма государственного управления в ключевых сегментах национальной политики и экономики (развитие параллельно мощных сетевых структур и институтов, как эффективного дополнения классических моделей управления, в условиях мобилизационного проекта не отменяют принципов иерархичности и ответственности).

13. Мобилизационное проектирование требует развертывания специального, креативного социально-политического организационного оружия. Все кардинальные социальные сдвиги в истории осуществлялись принципиально новыми организационными системами.

Объективная предпосылка такого проектирования заключается в том, что в России уже сформировалась достаточно мощная совокупность патриотических социальных групп, которые не принимают сложившуюся социально-экономическую и социально-политическую модель. Более того, они способны стать эффективной социальной и кадровой базой реализации такой стратегии, поскольку жизненно заинтересованы в «смене правил игры», заинтересованы в своем участии в «стратегии Большого рывка.

14. Развертывание мобилизационного социального оргоружия включает в себя, прежде всего, формирование и структуризацию принципиально новой общенациональной социально-политической организации, способной:

- обеспечить функционирование новой кадровой системы,

- сформировать и реализовать модель и личностный тип члена нового правящего слоя ‑ способного брать на себя ответственность за принятие и реализацию решений в условиях усложняющихся кризисов и конфликтов,

- обеспечивать в условиях стратегической неопределенности и длительных кризисов эффективную обратную связь национального руководства и российского социума,

- гарантировать практическое, каждодневное функционирование механизма согласования ключевых интересов основных классов и социальных групп российского общества в рамках идеологии «общего дела»,

- постоянно координировать реализацию идеологии «общего дела» через систему взаимосвязанных, развертывающихся проектов на местах.

15. Целенаправленная, системная борьба с целью максимального подавления всех реальных и потенциальных конкурирующих механизмов властного влияния на российское общество, таких как: криминалитет, мафия, коррупционная система, региональные клановые структуры и т.д.

16. Создание целостной, относительно автономной, структурирующей гражданское общество системы широкомасштабного общественного (народного) контроля за реализацией государственной стратегии «общего дела», включая механизм жесткого контроля над использованием основных экономических ресурсов.

17. Формирование четких системных условий и требований для вертикальной кадровой мобильности членов социума, способных реально повысить эффективность реализации мобилизационного проекта.

18. В рамках мобилизационного проектирования требуется кардинальное переформатирование публичного и аппаратного образа национального лидера. Это связано, как минимум, с двумя причинами.

Во-первых, в рамках мобилизационных проектов, реализованных в истории, образ национального лидера являлся по целому ряду причин важнейшим и неотъемлемым компонентом процесса мобилизации общества и государства.

Во-вторых, история парадоксальным образом повторяется сегодня в одном важном отношении. Личная судьба национального лидера в настоящее время тесно переплетена с судьбой России. Так же было и в 30-е годы ХХ века в Советском Союзе.

19. В периоды стратегической неопределенности, острейших конфликтов, кризисных, переломных этапов мобилизационное проектирование обязательно должно предусматривать создание стратегической политической разведки.

Одновременно наличие такой разведки должно стать одним из важных «теневых» компонентов образа национального лидера.

Обратно к содержанию доклада >>


Количество показов: 7798
Рейтинг:  4.37
(Голосов: 50, Рейтинг: 4.62)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх