загрузка

Новая версия сайта Изборского клуба
 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



Трагедия и фарс «украинской государственности»

Сергей Черняховский

«Украинская государственность» – это что? И соответственно, борьба за восстановление «украинской государственности» – это что и борьба за что? Разумеется, кроме того, что это трагедия, потому что она льет потоки крови и погружает людей в нищету, с одной стороны, и кроме того, что это водевиль – потому что не может не вызывать насмешек как тех, кто понимал происходящее, – раньше, так и уже почти всего мира, включая покровителей этой драмы, уже сегодня.

Конгломерат политических группировок, захвативший при поддержке коалиции западных государств власть в Киеве, говорит о своей суверенности, государственности и о праве на неприкосновенность своих границ и целостность своей территории.

При этом эти группы претендуют на неприкосновенность своей территории в границах УССР, Украинской Советской Социалистической Республики – в границах 1985-91 гг., то есть, де факто, на преемственность с УССР. Однако сами провозглашают свою преемственность не с ней, а с «Украинской державой», провозглашенной Бандерой после вторжения на территорию СССР армии Третьего рейха, на территории, оккупированной силами Третьего рейха, и под покровительством Третьего рейха.

Впрочем, провозглашенное самообразование через несколько дней после возникновения было ликвидировано. То есть нынешнее киевское руководство официально претендует на преемственность с образованием, которое ни юридически, ни фактически никогда не существовало – и никакой определенной и минимально установленной территории не имело.

То есть налицо некая клоунада постмодерна: «Мы преемники того, чего не было, но претендуем на наследство того, что было».

Другой объект исторических симпатий нынешней киевской власти – «Украинская народная республика», то возникавшая, то исчезавшая в 1918-1920-х годах в промежутках между установлением контроля над регионом то Германией, то Верховным командованием Юга России (Деникин), то Украинской Советской Республикой.

УНР объявила о независимости 22 января 1918 года и смогла кратковременно ее подтвердить, в результате поддержки Германии и заключения сепаратного договора с ней 9 февраля 1918 года (еще до подписания Брестского мира, что и привело к унизительным для Советской России условиям), но уже 28 апреля того же года ее властные органы были разогнаны немецким патрулем, а власть передана Гетманату и «Украинской державе». После падения гетмана УНР вновь была провозглашена, в январе 1919 года объявила войну Советской России – и к февралю 19 года была разгромлена. Летом 19 года, воспользовавшись наступлением Деникина, петлюровские отряды успели войти в Киев, но через день их оттуда выбросили полки ВКЮР, которое с УНР и Директорией вообще отказались вести какие-либо переговоры. Петлюра бежал в Польшу. Он практически признал вассальную зависимость от нее и заключил договор о совместной борьбе с Советской Россией на условиях передачи новому суверену территории Западной Украины. Таким образом, после окончания войны УНР прекратила своей существование.

То есть о ее «государственном существовании» можно говорить только в недолгие периоды с февраля по апрель 1918 года (под патронажем Германии), с ноября 1918 по февраль 1919 года – пока Украинская Советская республика ликвидировала последствия германской оккупации, недолгий период летом 19 года, в разрывах между властью Советской республики и властью ВКЮР, – и недолго летом 1919 года под патронажем Речи Посполитой. То есть – всегда так или иначе была продуктом либо вторжения иностранных армий, либо разного рода противостояний внутри России.

Но дело в общем-то и не в этом. Вряд ли кого-либо может привлекать роль исторических преемников того или иного местного атамана времен больших исторических трансформаций.

Украинская государственность если и существовала когда-либо, то лишь во времена Древнерусского государства и Киевской Руси. Но тогда вряд ли кому-нибудь приходило в голову называть эту государственность «украинской».

Эта древняя «Киевская государственность» пала в битве на реке Ирпень, после которой Киевское княжество уже полностью лишилось суверенности, а на престоле его утвердились Ольгердовичи, ставившиеся на княжение Литовскими князьями и королями Польши и являвшиеся их вассалами. А в 1471 году исчезает и само Киевское княжество.

То есть Киевская государственность пала, не сумев себя защитить, в эпоху ордынского нашествия. Киевщина, Поднепровье вернулись в состав России только к концу XVII века, а собственную государственность восстановила лишь в 1918 году.

И здесь рождается две борющиеся между собой тенденции и новые традиции.

Одна – традиция Советской Украины в составе СССР, единого союзного государства, как его системообразующей части (представители УСССР возглавляют Союз в течении 28 из 70 лет его истории с 1954 по 1982, представители РСФСР – в течении лишь 16 лет – с 1922 по 1929 год и с 1983 по 1991 год.

Вторая – традиция националистической Украинской народной республики, апеллировавшая формально к «незалежности», а реально – всегда являвшаяся неким вассалитетом либо Германии, как в 1918 году, либо Польши, как в 1918-19 годах, и вновь Германии в 1941. Попытка обрести «незалежность» после выхода из состава СССР в итоге окончилась тем же: сначала тягой к вассалитету Евросоюза с середины 1995 по февраль 2014 года, а после февраля 2014 – реальным вассалитетом по отношению к США.

Предысторией либо историей «украинской государственности» можно считать те времена, когда оно существовало в едином государстве с остальными русскими землями, что до ордынского нашествия, что после освобождения от польского господства с 17 века по 1917 год, что после Октябрьской Революции и Гражданской войны.

Всегда, когда «украинская государственность» пыталась утвердить свою исключительность и противопоставить себя объединению русских, российских, советских территорий, она приходила в упадок, теряла суверенитет и обретала вассальный и колониальный статус.

В этом отношении «Украинская незалежность» – вообще исторический симулякр, являвшийся в реальности лишь неким инструментом борьбы конкурентов России – против исторической России.

И если оно и обретало реальность, то лишь силами внешнего агрессора, спекулировавшего на комплексах обиды народа, действительно ставшего некогда основой создания величайшей державы, но в силу исторической драмы несколько сот лет своей истории проведшего в отрыве от этой великой державы, а в ее составе оказавшегося, как могло показаться, не его ядром, а его «украиной».

«Незалежная Украина» являлась на свет лишь тогда, когда у кого-либо возникала возможность и силы нанести удар России как таковой. Она никогда не бывала действительно «незалежной» и всегда держалась на чужих штыках. Она возникала как продукт чужой политики, когда Россия, пребывавшая в том или ином из своих исторических обличий, ослабевала, и всегда терпела крушение, как только Россия начинала вновь усиливаться.

Когда-то вообще Украиной называли лишь «русские земли, находящиеся под властью Польши», и ровно также в ХХ веке то, что присваивало себе имя «незалежности», было лишь формой оккупации российских, советских земель теми или иными вторгшимися на территорию исторической России агрессоров.

«Незалежность» – это вовсе не выбор судьбы, осуществленный вольными украинцами, «незалежность» – это всего лишь форма агрессии против России.

Причем особо нужно помнить о том, что, использовав «незалежность» против России, ее суверены тут же отказываются ее поддерживать, как только появляется основание полагать, что помириться с Россией оказывается выгоднее, чем вести с ней войну до конца.

И одно из напоминаний об этом – судьбы петлюровской «Украинской Народной республики»: в мае 1920 года Петлюра заключает союз с Польшей и начинает совместную войну с УССР и Россией.

Можно спорить, победила в этой войне Советская Россия или панская Польша, но одно бесспорно: когда они заключили мир, то разделили между собой все те территории, на которые претендовала союзная Польша и «незалежная» УНР.

Кто-то может не соглашаться, но примерно такой же будет и судьба нынешней «незалежной», когда ЕС и США устанут и предпочтут помириться с Российской Федерацией.

Именно такой. Если только у граждан нынешней «незалежной» не хватит разума и воли избавиться от нынешней киевской клоунады, взять власть в свои руки и создать единое союзное государство с Российской Федерацией.

То есть, либо Украина восстанет против своих западный сюзеренов и на равноправных началах объединиться с Российской Федерацией, либо эти «западные суверены» сами помирятся с Российской Федерацией, отдав ей как приз ими же разоренную Украину.

novopol.ru 02.03.2016


Количество показов: 655
(Нет голосов)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Русский Обозреватель  Аналитический веб-журнал Глобоскоп    Изборский клуб Нижний Новгород  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
         
^ Наверх