загрузка

Новая версия сайта Изборского клуба
 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



«Исламское государство» все равно пришло бы под наши границы

Андрей Фурсов

Суннитский халифат уже рисует на своих картах Балканы, Африку, Закавказье и Среднюю Азию

Накануне самолеты российских ВВС нанесли шесть ударов по позициям боевиков ИГ в Сирии. Уже третий день Россия ведет войну с воздуха на Ближнем Востоке, которая, по словам известного историка Андрея Фурсова, оправдана хотя бы тем, что врага надо бить на дальних рубежах. О том, что, кроме авиабомб, несет Россия в ближневосточный регион и чем завершится эпоха господства Запада, Фурсов рассказал в интервью «БИЗНЕС Online».

«США СДЕЛАЮТ ВСЕ, ЧТОБЫ ОТРАВИТЬ НАШИ ОТНОШЕНИЯ С МУСУЛЬМАНСКИМ МИРОМ»

— Андрей Ильич, всего год назад Барак Обама причислил Россию к главным мировым угрозам наряду с ИГИЛ (террористическая группировка, деятельность которой запрещена в ряде стран, в том числе в России — прим. ред.) и вирусом Эбола. А теперь он призвал себе на помощь одну из этих «мировых угроз» против другой. Не напоминает ли это вам, как Запад стравливал Сталина и Гитлера, считая и того и другого абсолютным злом?

— Запад сегодня решает прежде всего задачу укротить «управляемый хаос», который стал неуправляемым. Реализуемые американцами программы «управляемого хаоса» вышли из-под контроля, и каким-то образом США надо эту проблему решать. А вот вторая задача американцев — это то, о чем вы сказали. Это вообще свойственно англосаксам: когда они находятся в союзе с какой-то страной, особенно с Россией, то обязательно попытаются, чтобы союзнические отношения ударили бы не только по общему противнику, но и по стране-партнеру. Так вели себя англосаксы во время Первой мировой войны, когда в 1917 году британский премьер-министр Ллойд Джордж, узнав о свержении российского императора Николая II, выступил в парламенте Великобритании и заявил, что одна из задач войны выполнена. То есть крушение монархии и Российской империи входило в намерения Соединенного королевства.

— И английский король Георг V даже не предоставил убежища своему свергнутому кузену Николаю, с которым он был, как известно, схож, как брат-близнец...

— Безусловно, этого можно было ожидать, и родственные отношения здесь не играют никакой роли. И сейчас нам не нужно питать никаких иллюзий. Для американцев «сирийский союз» с Россией — это абсолютно вынужденный шаг. Поэтому они попытаются сделать все, чтобы отравить наши отношения с арабами и мусульманским миром и заложить под них долгосрочную мину замедленного действия.

— И им это уже удается: Саудовская Аравия, с чьим королем Салманом мы только-только установили дружеские отношения, выражает резкий протест против наших бомбардировок Сирии.

— Возможно, Саудовская Аравия просто пытается сохранить лицо, поскольку само существование «Исламского государства» так или иначе связано с ее интересами. Будем надеяться, что внешнеполитических контактов между нашими странами это не прервет. Но то, что действия нашей авиации не улучшат отношения России с Турцией и Саудовской Аравией, — это точно.

Тем не менее благодаря этой военной акции мы возвращаемся на Ближний Восток, откуда нас выдавили, и возвращаемся как серьезный политический игрок. Другое дело, какая цена за это будет заплачена? Остается надеяться, что руководство нашей страны просчитало все возможные плюсы и минусы.

«НАДО БЫЛО ОСТАВИТЬ ЗАПАДНУЮ УКРАИНУ ПОЛЯКАМ, И ПУСТЬ БЫ ОНИ ЛЮБИЛИ ДРУГ ДРУГА»

— Нас уже, как котят, тыкают в эти минусы. США устами своего госсекретаря Джона Керри предрекают, что Россия станет целью для суннитских моджахедов. Это означает, что нам надо опасаться терактов?

— Мы и раньше постоянно находились под угрозой террористических актов. Более того, рано или поздно «Исламское государство» все равно пришло бы под наши границы — в ту же Среднюю Азию. Поэтому врага надо бить на дальних рубежах. Как говорил Гэндальф во «Властелине колец», любой выбор здесь не будет слишком хорошим. Но все-таки лучше заранее поставить противнику предел, чтобы он, по крайней мере, ограничился Ближним Востоком и не лез дальше.

Любая акция во внешней политике неоднозначна. Все, что хорошо в краткосрочной перспективе, может аукнуться в долгосрочной. И наоборот. К примеру, Сталин включил Западную Украину в состав Советского Союза. С краткосрочной точки зрения я его очень хорошо понимаю. Но с точки зрения долгосрочной это было геополитической ошибкой. Надо было оставить Западную Украину полякам, и пусть бы они любили друг друга.

И сегодня трудно сказать, что окажется выигрышем, а что — проигрышем. Но выбор у нас невелик: либо не замечать потенциального противника, который, не скрываясь, заявляет: «Мы придем под ваши границы, зажжем Среднюю Азию и оттуда двинемся в Поволжье». Либо начать действовать против него уже сейчас и, возможно, подставить себя под ответный удар. ИГИЛ и не скрывает, что его экспансия будет направлена и на всю северную половину Африки, и на Балканы, и в Центральную Азию, и в Закавказье, и даже на северную часть Индии. Они уже рисуют их на своих картах, мечтая о создании суннитского халифата.

Важен еще один момент: надо заставить американцев действовать как членов международной коалиции, чтобы они разделили с нами ответственность.

— Многие все равно твердят, что американцы нас используют. А мы можем использовать американцев?

— Американцы нас, может быть, и используют, но мы решаем свою проблему и тем самым косвенно решаем американскую проблему. Точно так же во время Первой мировой войны мы решали свои проблемы с немцами и одновременно работали на Великобританию. Но в этом ничего трагического нет. Самое главное — и это нам обещали — чтобы мы не ввязывались в Сирии в сухопутные операции, чтобы все ограничилось российскими самолетами, советниками и инструкторами, как это уже было когда-то в корейской войне. На данном этапе этого вполне достаточно. Тем не менее благодаря этой войне на Ближнем Востоке мы вступаем в какую-то новую геополитическую эпоху с совершенно другими раскладами — с одной стороны, опасными для России, с другой — предоставляющими ей новые возможности. Более точных прогнозов в нынешней ситуации дать, пожалуй, нельзя. Любые прогнозы дальше первых шагов будут выглядеть спекуляцией.

— Антитеррористическая коалиция, о которой говорил Владимир Путин в Нью-Йорке, состоялась? Или, по крайней мере, уже складывается?

— Пока фактом является объединение усилий России, правительства Асада, Ирана и Ирака. Американцы пока действуют обособленно. Но конкретным результатом совместных усилий коалиции может стать раздел Сирии на сферы влияния.

— Скажите, на фоне сирийского конфликта об Украине теперь все забудут? Сможем ли мы по-прежнему поддерживать восток Украины в его стремлении жить не по понятиям киевской хунты?

— Об Украине никто, конечно, не забудет. Просто внимание временно сместилось. Но переговоры «нормандской четверки», состоявшиеся только что (2 октябряприм. ред.) в Париже с участием Владимира Путина, говорят о том, что помощь Донбассу — по-прежнему один из наших внешнеполитических приоритетов. Сирийский и восточноукраинский фронты — это и есть два фронта нынешней военной ситуации в мире.

О том, повлияет ли конфликт в Сирии на динамику событий на Украине, пока говорить сложно. Надо наблюдать ситуацию в динамике. Месяца через полтора-два станет очевидно, куда заведет нас сирийская война.

«ЭПОХА ЗАПАДА ЗАКАНЧИВАЕТСЯ. ИДЕТ ПРОЦЕСС АРХАИЗАЦИИ МИРА»

— Американцы, в вашей терминологии, принесли на Ближний Восток «управляемый хаос». А что мы можем принести туда, кроме авиабомб?

— Управляемый хаос нужен США, чтобы оттянуть момент своего финансового краха и выскочить в новую технологическую эпоху. Они создают цейтнот другим, чтобы не попасть в него самим. Но время сейчас работает против них.

У России другие проблемы. Растеряв свои геополитические позиции при Ельцине, мы сейчас возвращаемся в те точки, где наше влияние было традиционно сильным. Ближний Восток — одна из таких точек. Хотя о восстановлении позиций, которые были в этом регионе у СССР, мечтать не приходится. Тем не менее что-то похожее на времена «большой игры» 1860 - 1880-х годов, когда за Среднюю Азию шло соперничество между Великобританией и Российской империей, мы сейчас наблюдаем.

— Но мы возвращаемся не только на крыльях наших самолетов. Мы несем с собой определенные идеологемы, и Путин их уже обозначил. Это утверждение порядка и законной власти, а также борьба за традиционные ценности. В данном случае за традиционный ислам. Может ли это быть российским внешнеполитическим проектом?

— Мы можем выступать в союзе с умеренным исламом против радикального ислама. Но при всех внутренних противоречиях у радикальных исламистов и умеренных гораздо больше общего, чем у них и светских режимов. Ведь не случайно за последние 20 лет один за другим рушатся именно светские режимы на Ближнем Востоке. Эти режимы, созданные в результате национально-освободительной борьбы, добились политической независимости, но не обрели независимость экономическую.

Да, мы можем принести на Ближний Восток некий порядок и спасение целого ряда этнополитических образований. Без нашей помощи ИГ, безусловно, вырежет алавитов, курдов и христиан. Данным этническим группам Россия дарит жизнь в буквальном смысле этого слова.

— Неустойчивость светских режимов не говорит ли о том, что теократия — это не средневековый анахронизм, а нечто, на что надлежит ориентироваться в будущем?

— Тут вы правы. Эпоха национально-освободительных движений и политических партий на Востоке была коротким мигом колониальной эпохи, длившейся с 1890-х годов по 1970-е. Она даже столетие не длилась. Этот миг сейчас заканчивается, так же как и заканчивается эпоха господства Запада в восточных государствах. Вспомните: еще в 1820-е годы валовый продукт Китая превышал ВВП всей Западной Европы. Реальное господство Запада в мире — это где-то 200 лет, и оно уходит вместе со всем, что западная культура создала за это время. Даже в Японии теперь ставят крест на своем гуманитарном образовании. Не потому, что они против гуманитарного образования, а потому, что оно не нужно им в западной обертке. Они хотят говорить своим языком. То же самое происходит в Китае и в Индии.

Идет процесс архаизации мира. Внешне мир вроде бы становится все более машинизированным: компьютеры, роботизация, но внутри идет серьезное опрощение. Рушатся государства в Африке, и на смену им приходят квазиплеменные образования: Сомали, Нигерия... Мир движется к структуре, которая была в XIV - XV веках. Это даже видно по военному делу. Эпоха больших армий уходит в прошлое, и мы возвращаемся к схватке рыцарских дружин. Мы вступаем в новую эпоху, и в этом смысле очень важно сохранять зоны, где чисто и светло, где сохраняется наследие эпохи модерна, где мы можем переждать и придумать свой проект.

— А что может быть этим проектом?

— Вспомните: самодержавие в России возникло одновременно с капиталистической системой. И далее мы развивались параллельно. Политико-экономические гегемонии на Западе совпадали по масштабу с нашими структурами. Например, гегемонии Голландии соответствовала Московская Русь, гегемонии Великобритании — Петербургская империя, гегемонии США — Советский Союз. Сегодняшние Штаты — это уже не прежнее государство: после отставки Никсона они находятся под властью транснациональных корпораций. В этой ситуации главное — проскочить кризис, не утонуть вместе с капиталистической системой, сохранить территорию и население. А потом... Знаете, как у Высоцкого: «Морды будем бить потом, я вина хочу!» Сначала надо решить эти задачи, а затем — проектные.

— А если ближневосточный сценарий все-таки окажется негативным? Не потеряем ли мы последнюю военную базу за пределами РФ, которая находится в Тартусе, а с ней вместе и все свое влияние в арабском мире?

— Посмотрим, как карта ляжет. На этот вопрос я смогу ответить вам через два-три месяца. Как говорил товарищ Сталин, есть логика намерений и логика обстоятельств. Но логика обстоятельств сильнее логики намерений.

business-gazeta.ru 03.10.2015

Количество показов: 1260
Рейтинг:  3.35
(Голосов: 2, Рейтинг: 4.5)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Русский Обозреватель  Аналитический веб-журнал Глобоскоп    Изборский клуб Нижний Новгород  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
         
^ Наверх