загрузка

Новая версия сайта Изборского клуба
 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



О Москве и Петербурге

Владимир Бортко

Владимир Владимирович всегда щедро, красиво, неожиданно снимал любимый город — в «Идиоте», «Бандитском Петербурге», в фильмах «Петр Первый. Завещание», «Улицы разбитых фонарей»...

В его новой картине «Душа шпиона», нашумевшей еще до выхода (в прокате с 8 октября), есть Москва, Лондон, Каир, но нет ни одного кадра Питера. Тем не менее за кулисами кинофестиваля «Окно в Европу» мы нашли время пообщаться именно на тему любимого города.

Еще несколько слов о Бортко. Родился в Москве, вырос в Киеве, а как режиссер, обладатель всевозможных наград, званий и титулов состоялся в Ленинграде — Петербурге. Народный артист Российской Федерации и народный артист Украины, лауреат Государственной премии РФ за фильм «Собачье сердце» (1988), кавалер ордена Почета, депутат Государственной думы VI созыва от КПРФ, заместитель председателя комитета Госдумы по культуре.

— Владимир Владимирович, когда, при каких обстоятельствах вы осознали, к какому уникальному городу приблизились?
— Я приехал из Киева, где учился в техникуме. Мама нашла денежки и снарядила меня в поездку. Поезд пришел в пять утра. По понятиям четырнадцати лет деньги у меня водились очень приличные, я открыл дверь первого стоявшего такси и сказал: «Едем в гостиницу!» — «В какую?» — «Да мне все равно!» Ехали долго, и меня поразили прямые совершенно улицы, я себе даже не представлял такие. Для меня это все очень необычно было. Я вышел, была еще ночь. В итоге, приехав на Московский вокзал, я, как теперь понимаю, поселился в гостинице «Октябрьская». Вот это и было мое знакомство с Питером.

— Каждый год Законодательное собрание Санкт-Петербурга называет одного-двух почетных жителей нашего города. Не маловато ли на 5-миллионный город? Сколько, на ваш взгляд, нужно было бы называть?
— Это многовато, а не маловато! Что такое «почетный гражданин города»?.. Ну, не знаю… Когда в почетные граждане в 2008 году попал голландский тренер Дик Адвокаат, это было чересчур. Петр I, Александр Данилович Меншиков — вот кто действительно достойны звания, сделав много для становления и развития Петербурга. Не случайно в последние два года после награждения Олега (Олегу Валериановичу Басилашвили в 2012 г. присвоено звание почетного гражданина Санкт-Петербурга. — Прим. авт.) медленно, но верно зашли в тупик: новых имен не названо, не утверждено официально.

— Если бы вы 100 лет спустя после нашего разговора вернулись в Петербург, каким бы вы его хотели увидеть?
— Я хотел бы его видеть, и больше ничего. Это было бы для меня самым большим счастьем.

— Был ли такой момент, такой период, когда Петербург на вас давил, сковывал вас, испытывал на прочность?
— Постоянно это происходит. Но дело вовсе не в пресловутой плохой погоде. Я от нее не завишу никак. Сорок лет живу в этой погоде, и ничего, более того, она благотворно влияет на творчество. Но не Петербург на меня давит, а иногда кое-кто из жителей меня достает. Город здесь ни при чем, а вот жители иногда бывают очень вредными. Просто не понимаешь: за что с тобой так, что ты кому-то сделал плохого?

— Какие две-три городские проблемы лично вам не дают спокойно жить и спать?
— Дороги. Не пробки, а состояние дорог. Я 42 года за рулем. Вожу сам, никаких шоферов у меня нет, и поэтому знаю все, что испытывает любой петербургский водитель. И это мне не нравится больше всего. В Москве улицы покрыты пятисантиметровым слоем пятисотрублевок, а у нас — даже копейки не найдешь! Денег мало. Что сделаешь, когда мало денег?

— А на фестиваль вы приехали на собственном автомобиле? Ведь мы сейчас с вами находимся в Выборге…
— На фестиваль приехал на своей родной шестерке БМВ. Машина хорошая, я доезжал и до Гибралтара — туда и обратно!

— Помните своего первого четырехколесного друга с мотором?
— Конечно! Я начинал с беленькой единички «жигули» 1973 года. Два года я ездил без прав. Водить машину для меня — огромное удовольствие! Хочу сказать, что ездить в Питере легче, чем в Москве. В Москве идеальные дороги — по ним же начальники ездят (смеется).

А у нас — что происходит на Свердловской набережной? Около «Крестов»? Что там строят 10 лет? Подземный ход для побега из тюрьмы?..

— За кого из известных петербуржцев вам или было, или сейчас стыдно, неловко?
— За Бирона (смеется). Если поискать, наверняка и еще найдутся личности такого плана. Но не будем о грустном (улыбается).

— Какие особенные места в Петербурге вы показываете своим гостям-друзьям?
— Это обычная программа: центр города, пара ресторанчиков, открывающих замечательные виды с крыш, мне очень нравится это показывать.

Я живу на Петроградке, между Малым и Чкаловским проспектами. В отличие от Питера прямого — с параллелями и перпендикулярами — там таксисты теряются, нет же прямых улочек. Но мне очень нравится такая интрига. Там «Ленфильм», на котором я проработал уже столько лет — с 1976-го по нынешний — почти сорок! Жил я пятнадцать лет и в Купчине, которое мне и сейчас по-своему нравится, потом на десять лет перебрался на Васильевский остров. Петроградка мне очень нравится! Есть только один небольшой минус: у нас особо негде погулять. Но для прогулок я выбираюсь на подобные фестивали, либо может подойти Приморский район, с которым мы — соседи.

— Как вам нынешний Петербург по сравнению с тем, каким он был 10, 20, 30 лет назад?
— Знаете, это очень сложный вопрос. Почему? Внешне он стал лучше — аккуратней, чище, кое-что покрасили. Но что было в том городе, который, как ни странно, Ленинградом назывался?.. Там было Петербурга больше, чем сейчас. А нынче наш город все больше превращается в большие Нью-Васюки. Мне не нравится атмосфера в городе. Там, как ни странно, при проклятых большевиках (смеется), было в петербуржцах, их поступках больше интеллигентности, достоинства. Мы на москвичей смотрели: ну кто такие, с выгнутыми коленками.

Сейчас, пожалуй, в Москве работать намного интересней. Я работаю большей частью там, а живу здесь. Денег у них неизмеримо больше. Еще раз говорю: идешь по Тверской, поднимаешь ногами пятисотки. Денег у них — ужас сколько, у проклятых москвичей (смеется)! И кризис не сказывается на них в отличие от нас.

— Нет ли в этом некоего патриотического преувеличения, когда мы называем Петербург самым красивым городом мира?
— Конечно, есть. Я поездил много, много повидал. Петербург — очень красивый город, бесспорно. Но сказать, что он ах-ах самый — неверно. Можно привести множество примеров изумительных городов, районов во всем мире. Но мы любим этот город, потому что он — наш. А для нас, конечно, это лучший город земли.

— Был ли в вашей жизни момент, когда вы собирались переехать из Петербурга?
— Да, и совсем недавно. Мне давно было бы удобно переехать в Москву, как все: работать и жить там же. Работаю в Москве, и давно. Точней, у меня запутанная система: снимаю в Питере, актеры москов­ские, деньги московские, снимать можно было бы дешевле в Москве. Но в силу разных обстоятельств семейных остаюсь здесь. Моей маме за девяносто, у меня сын, внуки, а жена говорит: «Ну куда я без внуков — никуда!» Поэтому (смеется) помереть я должен на Смоленском кладбище — я там место присмотрел, там хорошо. Хотя по рангу меня могут потащить куда-то на Литераторские мостки. Я человек веселый, на Смоленском мне веселей. В хорошую погоду там очень хорошо. И лягушки какие-то другие (смеется), птички.

— Что вы лично сделали для Петербурга и что он сделал для вас?
— Я снял достаточно много кинофильмов, которые, думаю, были городу в какой-то мере приятны. «Мастер и Маргарита», «Идиот», «Бандитский Петербург»… Так что кое-что для него я сделал. Потому что я стал тем, кто я есть, в Питере, и я ему за это благодарен. Без него я ничего бы толкового в жизни не сделал. Я же ведь долгое время жил в Киеве, и меня там не понимали. Вовсе не из-за языкового барьера. Там не понимали, сюда приехал — сразу стали понимать.

— Есть ли у вас или вашей семьи какие-то воспоминания, ассоциации с газетой «Вечерний Петербург» («Вечерний Ленинград»)?
— Во времена советской власти очень внимательно читал. Тогда не было Интернета, и я читал бумажные издания. А теперь буду ждать выхода этого интервью и обязательно его прочитаю — на бумаге или в Интернете.

— Как вы проводите свои петербургские вечера?
— На диване. Перед экраном телевизора. У меня, кстати, замечательный диван.

Вечерний Петербург 25.08.2015


Количество показов: 1839
Рейтинг:  3.35
(Голосов: 5, Рейтинг: 3.8)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Русский Обозреватель  Аналитический веб-журнал Глобоскоп    Изборский клуб Нижний Новгород  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
         
^ Наверх