загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



Уроки первой холодной войны

Георгий Малинецкий

СССР долгое время выдерживал конкуренцию за счёт высочайшего уровня образования, научного и технического творчества, на который удалось поднять страну

Первая холодная война — сложный многоплановый процесс, во многом определивший и большой фрагмент новейшей истории с 1946 по 1986 год и последующий распад Советского Союза, который президент РФ определил как крупнейшую геополитическую катастрофу ХХ века. В настоящее время США в лице Барака Обамы объявили Российской Федерации, по сути, вторую холодную войну. Нашей стране приходится защищаться в этой войне в несравненно более тяжёлых условиях, чем в первой. Советский Союз был сверхдержавой, одержавшей историческую победу над фашизмом и имевшим огромную поддержку во многих странах. По западной версии первой холодной войны, она была начата как ответ на «советизацию» стран Европы, потребовавшей от Запада «политики сдерживания» СССР. Российская Федерация за годы «реформ» по уровню валового внутреннего продукта (ВВП) по отношению к США сократилась почти в 10 раз, по отношению к Китаю — в 25. Экономика страны жёстко привязана к нефтегазовому сектору и, по выражению Кондолизы Райс, является хрупкой. Поводом для этой войны стало «неправильное» поведение России и её политика, направленная на то, чтобы не дать превратить сопредельное государство — Украину — в американский протекторат с жёсткой антироссийской ориентацией.

Острота и сложность нынешней ситуации заставляют многое переосмыслить в истории ХХ века, чтобы парировать угрозы ближайшего будущего. (Первая холодная война происходила после Второй мировой войны, нынешняя может оказаться прологом к третьей мировой войне.) Поэтому представляется разумным оглянуться назад и попытаться извлечь уроки из Первой мировой войны, которые могут пригодиться сегодня. Мы ограничимся в этом тексте научной, образовательной и инновационной сферами.

Следует сказать несколько слов о терминологии. Холодная война может трактоваться как борьба государств за сферы влияния в различных пространствах (географическом, экономическом, идеологическом), которые ведутся без непосредственного участия вооружённых сил в боевых действиях на своей территории или территории противника (что естественно назвать «горячей войной»). С этой точки зрения вся история человечества неразрывно связана с чередой холодных войн.

Однако и историки, и военные специалисты, и политологи, исходя из своих конкретных задач, трактуют этот термин более узко. Они связывают его со временем с 1946 года и нашей страной, когда ядерное оружие исключило возможность вести «горячую войну» с Россией и предопределило активное развитие других форм борьбы и противостояния.

Поэтому можно считать, что первая холодная война, в которой СССР отстаивал свои национальные интересы, шла с 1946 по 1991 год. В результате выбора, который был так или иначе сделан народом России (а не «поражения», как это трактуют на Западе), произошло изменения места, стратегии, целей нашей страны, которая начала трактовать себя как «часть Запада». Но реальность заставила с ней считаться. В 2014 году с присоединением Крыма руководство России вновь поставило вопрос о защите национальных интересов. Запад выбрал политику противостояния, начал вторую холодную войну. Миру России пришлось определять и отстаивать свои смыслы, ценности, свой выбор. Именно в этом, более узком и конкретном смысле, с учётом задачи очертить временные рамки двух важных периодов мировой истории, автор статьи будет употреблять термин «холодная война».

Геополитическое значение научно-технического прорыва

С военной точки зрения именно атомная бомба сделала возможной первую холодную войну. Один из ведущих английских специалистов в области атомной энергии П. Блэкетт, комментируя американские ядерные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, писал в 1949 году: «Сбрасывание атомных бомб явилось не столько последним актом Второй мировой войны, сколько первой большой операцией холодной дипломатической войны с Россией». Американцы полностью отдавали себе в этом отчёт. В секретном докладе, подготовленном группой американских правительственных специалистов под руководством Пола Нитце, указывалось: «По мнению составителей обзора, Япония капитулировала бы определенно до 31 декабря 1946 года, а по всей вероятности — до 1 ноября 1945 года, даже если бы атомные бомбы не были сброшены».

Само наличие ядерного оружия кардинально изменило геополитическую ситуацию и предопределило масштабную разорительную гонку вооружений на десятилетия вперёд.

Вполне вероятно, что масштабная демонстрация нового типа оружия планируется и сейчас. Форсированное развитие Америкой вооружений нового поколения ни для кого не является секретом. Несравнимы и наши расходы на науку. Если США тратило на научные исследования и разработки в 2011 году $429 млрд, 2,85% ВВП, 29,9% всех мировых расходов, то показатели России значительно скромнее — $35 млрд, 1,09% ВВП, 2,5% от мировых расходов. Отсюда следует, что, располагая гораздо меньшими возможностями, нашей стране надо очень точно определить, какие исследования и разработки могут защищать её в ходе начавшегося противостояния с Западом.

Сталин в 1930-е годы охарактеризовал будущую мировую войну как «войну моторов». В считаные годы были развёрнуты производства, позволившие организовать их производство в достаточном объёме и на необходимом уровне. Следующей сферой противостояния стало ядерное оружие и ракетные технологии. Именно создание советскими учёными и инженерами этого оружия позволило обеспечить нашей стране реальный, а не бумажный суверенитет, подарило миру 60 лет без больших войн.

Что же сейчас станет ареной противоборства, какие вооружения смогут защитить Россию? Возможно, это киберпространство — Эдвард Сноуден рассказал, что США «держат под колпаком» более 1 млрд людей в 69 странах и умеют взламывать отлично защищённую правительственную связь своих союзников.

Возможно, речь пойдёт о биопространстве. Мы стали свидетелями новых странных эпидемий, болезни, характерные для тропической Африки, уже атакуют Европу и Азию, микробиологи предупреждают о конце эры антибиотиков. Вирус Эбола превращается в угрозу мирового масштаба. Научно-технический прорыв в этой области может дать стратегическое преимущество той стране, которая его осуществит.

Ещё одна возможность связана с развитием системы вооружений, использующих нанотехнологии. Пока то, что обсуждается в открытой печати, может быть парировано средствами, созданными на предыдущем технологическом уровне. Однако и здесь может быть сделан качественный скачок. Где главное направление, которое следует прикрыть, и должны рассказать учёные и инженеры. Они должны донести это до политиков. Как это сделать в условиях разваленных образования, фундаментальной и прикладной науки, которые продолжают громить, не вполне понятно. Но именно эта задача является центральной. Кто предупрежден — тот вооружён.

Системы поддержки принятия решений как инструмент выхода из кризиса

В соответствии с режиссёрской мудростью, ружьё, которое висело на стене в первом акте пьесы, в последнем акте должно выстрелить. В мировой политике, при наличии огромного запаса оружия массового уничтожении, крайне важно, чтобы этот последний акт не наступил. Поэтому особого внимания в истории первой холодной войны заслуживает период с 16 по 28 октября 1962 года, получивший название Карибского кризиса, в ходе которого мир оказался на пороге ядерной войны.

Суть возникающего конфликта очень проста. С целью защитить Кубу во главе с Фиделем Кастро советский руководитель Никита Хрущёв втайне от США разместил в этой стране ракеты средней дальности с ядерными боеголовками, что администрация Джона Кеннеди сочла неприемлемым.

В результате ряда действий и напряжённых переговоров кризис разрешился — в ответ на отказ от размещения советских ракет американское руководство открыто гарантировало невторжение на Кубу и без публичного оглашения удаление американских ракет из Турции. Несмотря на то что во главе СССР и США стояли ответственные политики, лично встречавшиеся друг с другом, существовала вероятность перерастания этого конфликта в большую войну вплоть до ядерной. После Карибского кризиса Джон Кеннеди оценивал эту вероятность в 50%.

Здесь случайности, неадекватная информация или действия госаппарата могли сыграть роковую роль. К подобным ситуациям применимо утверждение американского министра обороны, получившее в литературе название «закона Макнамары»: «Невозможно предугадать со сколько-нибудь высокой степенью уверенности, каков будет эффект применения военной силы из-за риска случайностей, просчётов, недоразумений и оплошностей».

Анализу этого важного эпизода холодной войны уделялось большое внимание. В частности, в Вычислительном центре АН СССР (ныне ВЦ РАН им. А.А. Дородницына) была создана имитационная модель этой и подобных ситуаций. При этом опыт эксплуатации модели показал, что во множестве случаев и ситуаций игроки в роли руководителей и членов их команд достаточно быстро доводят противостояние до обмена ядерными ударами. Главная причина этого — непонимание действий и логики противостоящей стороны. Возникает известная социальная неустойчивость — вначале элита внедряет в массовое сознание мифы и пропагандистские штампы, а затем сама начинает действовать под их влиянием.

После другого эпизода холодной войны — провалившегося вторжения на Кубу — об отсутствии стратегического видения, широкого междисциплинарного взгляда с горечью говорил Джон Кеннеди: «У меня есть тысячи специалистов, которые знают, как построить пирамиду, и нет ни одного, который знал бы, следует ли её строить».

Времена изменились. Вперёд ушла теория принятия решений, управление рисками. Во многих случаях математические модели позволяют достаточно точно предвидеть наиболее вероятные последствия принимаемых решений. К услугам политиков огромный объём конфиденциальной информации, предоставляемой спецслужбами. Это активно используется в США. Например, чтобы «переиграть» Горбачёва на встрече по стратегическим вооружениям в Рейкьявике, американского президента Рейгана консультировал выдающийся специалист по теории рефлексивного управления Владимир Лефевр. Независимая экспертиза принимаемых государственных решений, их поддержка являются сегодня одной из наиболее важных сфер приложения прикладной науки.

Следует отметить интересную эволюцию отношения первых лиц к знанию и информации. Сталин имел сильную политическую разведку и достаточно ясно представлял психологию, логику, интересы, сильные и слабые стороны своих союзников и оппонентов. Стенограммы Тегеранской и Ялтинской конференции показывают, что он был на голову выше других участников переговоров, опираясь на более глубокий анализ ситуации.

Никита Хрущёв не имел политической разведки, действовал зачастую вразрез с мнением коллег, аппарата, готовившего его решения. Поэтому ряд решений, принятых в ходе холодной войны, были необоснованными, или, как их стали называть потом, «волюнтаристскими». Наглядный пример — стремительное сокращение авиации и флота исходя из представления, что «воевать будем ракетами».

Сдача позиций СССР Горбачёвым стала возможной, в частности, благодаря некомпетентности и игнорированию мнения экспертов, профессионалов, ближайших советников, не говоря о мнении большинства членов КПСС и советского народа.

Попытка вновь опираться на знания и науку была сделана и в новой России. В 2001 году В.В. Путиным перед научным сообществом была поставлена задача независимой экспертизы государственных решений и прогноза аварий, бедствий, кризисов, катастроф. Однако практического воплощения это важное политическое решение в последующие годы не получило. Хочется надеяться, что уроком холодной войны, связанным с использованием знания и современной науки при подготовке стратегических решений, воспользуются в ближайшее время. Неразумно просчитывать на ход вперёд, когда противник может считать на десяток.

Общество, устремлённое в будущее

СССР был обществом, устремлённым в будущее, в котором огромное внимание уделялось науке и образованию. Советский человек хотел изменить мир и сделать его более совершенным.

Центральный комитет Коммунистической партии Китая организовал исследования, посвящённые анализу уроков ХХ века, которые были бы важны для Китая в ХХI столетии. Одним из двух главных вопросов, с которых была начата эта исследовательская программа, стал следующий: «Как стране, в которой в 1913 году 80% были неграмотными, удалось за 25 лет создать науку мирового уровня?» В контексте первой холодной войны этот вопрос можно переформулировать так: «Как, располагая на порядок меньшими ресурсами, СССР вышел на уровень сверхдержавы и около 40 лет успешно противостоял Западу, стремившемуся изменить его жизнеустройство?»

Одна причина этого — огромный образовательный эксперимент, поставленный в стране, выявление талантливых, одарённых, активных людей и привлечение небывало широкого круга людей к научному и техническому творчеству. Начиная с 1920-х годов СССР захлестнуло движение изобретателей. Уже в 1930-е годы о нашей стране говорили как о стране инженеров-экспериментаторов.

В образовании СССР времён первой холодной войны была сделана попытка всем детям страны дать элитное образование — сформировать целостное мировоззрение, придать получаемым знаниям системность. (Даже во многих развитых странах в школьной математике нет доказательств — неотъемлемой части советского математического образования. Доказательства — путь к свободе, к самостоятельному мышлению, к поиску истины и её отставанию в дискуссии.) В основе научного образования лежала научная картина мира. «Здравствуй, страна героев, страна мечтателей, страна учёных» — такие слова стали императивом целой эпохи. Мечты очень многих людей были воплощены.

Это породило другую этику, другое отношение к своей стране, которое очень точно передано в одной из повестей Аркадия Гайдара: «Что такое счастье — это каждый понимал по-своему. Но все вместе люди знали и понимали, что надо честно жить, много трудиться и крепко любить и беречь эту огромную счастливую землю, которая зовётся Советской страной».

При этом важно стремление воплотить мечту, решить дерзкую задачу, а не скопировать, повторить, зарабатывать своими изобретением деньги. Среди выдающихся изобретений, например, созданная в 1931 году Владимиром Кузьмичем Зворкиным передающая электронная лучевая трубка — иконоскоп (1931 год), первый электронный телевизор (1936 год), система цветного телевидения (1928 год). Владимиром Петровичем Демиховым — основоположником советской трансплантологии — была предложена первая в мире модель искусственного сердца. В 1946 году он впервые совершил пересадку сердца в собачью грудную клетку, он научился пересаживать лёгкое. Интересен следующий эпизод. Изобретатель продал единственный костюм только ради того, чтобы купить серебряные пластинки, необходимые для того, чтобы создать модель искусственного сердца.

Одним из выдающихся достижений советской науки стали работы по мирному использованию атомной энергии. В частности, под руководством академика Игоря Васильевича Курчатова была создана первая в мире атомная электростанция в городе Обнинске Московской области. В 1954 году она дала промышленный ток. Были сделаны также атомные реакторы для ледоколов и подводных лодок.

Для населения страны был характерен огромный интерес к науке (тираж журнала «Наука и жизнь» превышал 3 млн экземпляров, «Знание-сила» — 750 тысяч и т.д.) и научной фантастике. По оценкам многих экспертов в области науки и техники, огромную роль в успехе советского ядерного и космического проекта сыграли школьные математические олимпиады. Олимпиадное движение было массовым. Только физический факультет МГУ в 1950-х годах руководил работой более 400 физических кружков в Москве. Олимпиады позволили выявить талантливую молодёжь, которую в дальнейшем можно было привлечь к большой науке и крупным проектам.

Президент Академии наук, академик Мстислав Всеволодович Келдыш считал, что будущее советской науки связано с дальним космосом, с полётами к Марсу, Венере, Юпитеру, к астероидам, что именно космическая отрасль станет локомотивом для всего народного хозяйства и со временем определит его технический уровень. Технологии, созданные для космоса, будут переходить в другие отрасли промышленности и давать новое качество выпускаемой ими продукции.

Мне довелось несколько лет назад беседовать с Гарри Каспаровым о будущем России. Я посоветовал ему воссоздать отечественную шахматную школу, способную выявлять талантливых школьников, доводить их до гроссмейстерского уровня, готовить чемпионов мира. «Это невозможно, это — удел великой державы», — последовал незамедлительный ответ.

Советский Союз и был такой великой державой.

Заметим, что в СССР имели место единая школьная программа и учебники, что позволяло эффективно вести методическую работу и создавать единое образовательное пространство. Имелся большой набор дополнительный литературы для спецшкол и кружковой работы, была выстроена система олимпиад.

Советский опыт был подробно изучен и с большим успехом применён в Китае, Японии, Южной Корее, Сингапуре — странах-лидерах в современном математическом и естественнонаучном образовании.

Один из важных уроков в этой сфере состоит в том, что отказ от своих масштабных, амбициозных проектов, отказ от мечты в нашей стране имеет тяжелейшие последствия и приводит к деградации больших коллективов, отраслей промышленности, сфер жизнедеятельности.

Для отечественной информатики и вычислительной техники роковым стало решение об отказе от развития линии вычислительных машин БЭСМ, занимавших ведущие позиции в мире и во многом опередивших своё время, и переход к копированию американской линии IBM (машины ЕС).

В космической отрасли отказ от участия в «лунной гонке» в 1960-х годах нанёс такой удар по космической отрасли, от которого она не может оправиться до сих пор. Выросло целое поколение учёных, которое никогда не запускало аппараты в дальний космос, которое никогда не участвовало в ядерных испытаниях. Вероятно, чтобы Россия встала с колен, понадобятся и миссии в дальний космос в погоне за мечтой, и испытания ядерного оружия, чтобы проверить, в каком состоянии находится российский ядерный щит и исследовать свойства вещества в экстремальном состоянии, а также другие амбициозные проекты. У талантливых людей должна быть возможность воплощать свои замыслы в России. Нам нужна высокая планка достижений вместо глухой стенки, которая возникла в научно-технической сфере сейчас.

Забвение этого урока холодной войны привело к таким нелепицам, как «Роснано», «Сколково», «инновационные вузы», «НБИК-центр», в которых отечественные исследователи работают «на подхвате» у зарубежных фирм или отдельных учёных либо торгуют «интеллектуальным сырьём», которое будут доводить до ума зарубежные коллеги. Стимулы и механизмы, сработавшие в других странах, в научно-технической и социальной среде России оказались неэффективны. Поэтому к урокам первой холодной войны, к эпохе стремительного взлёта советской науки явно стоит обратиться.

Приоритет высоких гуманитарных технологий

Одним из очень серьёзных уроков первой холодной войны является недооценка значения идеологии, пропаганды, осознания системообразующих смыслов и ценностей советского общества. Достойной, серьёзной, жизненной траекторией для активных, творческих людей считалась работа в науке, в технике, воинская служба. Движение по партийной лестнице и, тем более, в сфере идеологии и пропаганды воспринималось зачастую как проявление приспособленчества и карьеризма. Это привело к острой нехватке активных, талантливых, принципиальных людей, отстаивающих советские смыслы и ценности, в том числе на высших должностях партии и государства. Возникающий кадровый кризис, катастрофа элиты имели драматические последствия для разрушения Советского Союза. Эпоху горбачёвщины отлично характеризуют слова историка Гиббона, изучавшего катастрофу Римской империи: «Государство гибнет, когда перестаёт отличать хороших людей от плохих».

Обратимся к примеру, наглядно показывающему провалы нашей страны в информационном пространстве. Советский Союз внёс решающий вклад в победу над немецким фашизмом, потеряв при этом 27 миллионов человек. Сегодня трудно представить, насколько сильней и успешней было бы наше Отечество, если бы эти люди остались живы. За годы Второй мировой войны, корейской и вьетнамской войн США потеряли 500 тысяч человек. За эти же годы на американских дорогах в результате автомобильных катастроф погибло 815 тысяч человек. Более столетия в этой стране не видели войн на своей территории, а американцы не могут представить, что это значит. В этом слабость и определённая неполноценность Америки и угроза для неё и для всего мира. В этом причина той лёгкости, с которой политики США развязывают опустошительные войны за тысячи километров от своей территории.

Об осведомлённости простых американцев о Второй мировой войне говорит название фильма, созданного в своё время советскими и американскими кинематографистами — «Неизвестная война». Опрос, проведённый в США до создания этого фильма, показал, что 44% опрошенных не знали, что США и СССР были союзниками во Второй мировой войне, 28% полагали, что СССР воевал против США на стороне Германии, и только 28% дали правильный ответ.

К сожалению, в ходе первой холодной войны СССР не смог донести правду о Второй мировой войне до многих стран мира, создать позитивный образ нашей Родины, дать ясное представление о её целях и достижениях. В англосаксонском мире большинство населения уверены, что войну выиграли США и Великобритания. Значение борьбы за умы и души недопонималось ни в СССР, ни в новой России буквально до 2013 года.

В Советском Союзе считалось, что правда является лучшим оружием, и факты скажут сами за себя. С этим трудно не согласиться. Но скажут они за себя в течение очень большого промежутка времени, а политики ориентируются на общественное мнение своих стран, которое складывается гораздо быстрее и которым крупные игроки успешно манипулируют. В новой России считалось, что первичен «экономический интерес» и население стран, которым наша страна оказывала экономическую помощь, это объективно оценит и без какой-либо информационной поддержки. Трагический пример Украины наглядно показал, что это не так. Новая Россия оказала этой стране экономическую помощь в различных видах в объёме $350 млрд. Однако сейчас на Украине преобладают антироссийские настроения, поднимает голову фашизм и ведётся информационная война против нас.

Руководители Российской Федерации сетуют на то, что Россию не слышат, что трагедия юго-востока Украины замалчивается западными политиками и прессой. Опрос, проведённый в 69 странах мира в ноябре 2013 года (до украинского кризиса!), показал, что к США в мире положительно относится 62% населения, к Китаю — 50%, к России — 36% (и плохо — 39%). Более того, за последние 7 лет отношение к нашей стране в США, Китае, Великобритании, многих арабских странах существенно ухудшилось. Отсюда понятен масштаб задач в информационном пространстве для мира России.

С одной стороны, первая холодная война была временем серьёзных испытаний, пропагандистской войны Запада против СССР, разнообразных экономических ограничений, всевозможных дискриминационных мер. С другой стороны, это время взлёта советской науки, прорыва в космос и освоения атомной энергии, блестящих успехов советского образования и культуры. Именно в эти годы стали ясны возможности реального социализма. Многое в этом периоде не исследовано и не понято в должной степени. Возможно, для ликвидации пробелов в анализе этой исключительно важной эпохи в истории страны следовало бы создать Институт СССР.

Нашей стране вновь брошен вызов. Началась вторая холодная война. Видимо, наше Отечество ждут нелёгкие испытания. И уроки первой холодной войны здесь могут оказаться очень и очень важными.


Количество показов: 3416
Рейтинг:  4.05
(Голосов: 15, Рейтинг: 4.67)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх