загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



Волга — река русского времени

На заседаниях Изборского клуба в Саратове

ДИСКУССИЯ О ВОЛГЕ

Валерий РАДАЕВ,

губернатор Саратовской области:

— Для нас, Александр Андреевич, дорогие друзья, большая честь принимать делегацию авторитетного клуба экспертов, людей, неравнодушных к проблемам государства, стоящих на страже традиционных ценностей, публично выступающих против идеологического раскола в обществе. На заседании президиума Совета по культуре и искусству президент Владимир Путин подчеркнул, что Год культуры должен стать годом обращения к богатейшему наследию нашего многонационального народа и его современным культурным достижениям.

Многонациональность Саратовской области — это, несомненно, наше богатство и преимущество. Люди 135 национальностей более 8 веков живут в мире и согласии по обоим берегам Волги, реки, которая является объединяющей силой, сплотившей в один народ всех, кто селился на её берегах. Но многовековой опыт не всегда — гарант стабильности. Да, мы должны учитывать традиции добрососедства. Но уповать только на них было бы неправильно. То, что происходит сегодня в соседнем государстве — пример, к каким последствиям может привести необдуманная национальная политика, игнорирование исторической ментальности. Многонациональность обязывает максимально ответственно подходить к решению вопросов межэтнических отношений, прорабатывать стержневой идейный пласт, цементирующий местные сообщества.

Конфликт в прошлом году в Пугачёве показал, что обострение межнациональных отношений — не разовое действие, остановив которое можно в одночасье решить проблему. Это перманентный процесс, и без предметных шагов по предупреждению столкновений, таящих в себе угрозу перей­ти из межличностных в межнациональные, не обойтись. Нужна работа с чётко выстроенными задачами, комплексная профилактика, мониторинговое выявление возможных очагов конфликта.

Всем нам хочется, чтобы Россия и впредь оставалась примером добрососедства, чтобы наши дети и внуки любили нашу родину и продолжали традиции предков, чтобы они росли достойными гражданами нашей страны, не потерявшей ни одного народа. А для этого нужна консолидация всех сил: общественности, власти, всех средств массовой информации и каждого жителя.

Александр ПРОХАНОВ:

— Уважаемый Валерий Васильевич, дорогие друзья, мы решили провести заседание клуба в Саратове, потому что через ваш город проходит множество мощных силовых линий: геополитических, культурных, мистических, религиозных, экономических.

Думая о Волге, я испытываю почти религиозные переживания. Потому что Волга — своеобразная богиня, которая распростёрла свои воды — земные воды и небесные сияющие лучи — над огромным пространством, над целым континентом и собрала к своему водопою множество народов. Эти народы собрались к берегам Волги и пьют её священную воду. Волга, собрав эти народы — и тюрков, и славян, и православных, и мусульман, когда‑то и язычников, — создала уникальную волжскую цивилизацию. Эта волжская цивилизация находится в глубине наших представлений о стране, о родине, о государстве. Это симфония народов, соединение языков, культур, потенциалов. Может быть, какие‑то народы в тот или иной момент испытывают страдания, возбуждение, хотят вырваться из‑под длани волшебной богини. Но не получается. Она держит всех рядом с собой, омывает своими священными потоками.

Волга — таинственная река, и свои таинства она передала городам, которые возникли по её берегам, народам, что там поселились. И каждый народ, каждый город, будь то Казань, Чебоксары, Кострома, Рыбинск, Саратов, Сталинград, Астрахань, — это волшебные народы, волшебные города, в недрах которых зиждется огромная, нами ещё до конца не разгаданная тайна.

Например, тайна Сталинграда. Ведь необъяснимо поведение в 1941 году германских войск, которые почти взяли Москву, готовились второй раз штурмовать столицу. Но Гитлер отвернул от Москвы, двинулся через огромное пространство степей сюда, к Волге. Кто‑то говорил, что он двинулся на Кавказ, за нефтью. Но это, мне кажется, объяснения слишком упрощённые. Я думаю, Гитлер прекрасно понимал метафизическое значение этого региона, значение этого перешейка, через который можно контролировать не просто Евразию, а весь земной шар.

Здесь сложились таинственные силы. И поэтому битва под Сталинградом — не просто битва Второй мировой войны. Это битва за метафизические основы бытия, битва света и тьмы. И жертвы, которые понёс советский народ в Великой Отечественной войне, — это не только жертвы военные, политические, идеологические. Это и жертвы, связанные с великим мученичеством. Отстаивался эскиз, по которому Господь создал мир. Отстаивался план, по которому изначально Господь задумал человечество. Этот план хотели перечеркнуть. И здесь весь советский народ — и русские, и татары, и башкиры — сражались именно за изначальный благой план Господа.

Огромные жертвы, которые мы понесли, — это Христовы жертвы, это мученики, которые были посланы на алтарь нашей победы. О том, что в нашей победе очень сильна религиозная компонента, говорит и наш Патриарх.

Саратов — город не просто неповторимый: он тоже несёт в себе тайну. Может быть, так здесь текут ручьи, дуют ветры, так цветут маки, так расположены звёзды и устроены почвы, что Саратов постоянно плодоносит великими людьми.

Петров-Водкин родился в Саратове, и его Красный конь купался в Волге. Это он был провозвестником светоносной бури, которая началась на заре ХХ века. Или грандиозный скульптор Дмитрий Цаплин, который создал русский космизм в скульптуре.

Борисов-Мусатов, живя здесь, в степях, полупустынях саратовских, создал образы пленительной, какой‑то инопланетной красоты. Женщины, которые ему постоянно виделись, как в сновидениях, — это русская мечта о вечной женственности, вечной божественной красоте.

Столыпин! Он возник здесь, чтобы предотвратить революцию, которую другой великий волгарь Владимир Ленин совершил в России. Волга — она бушующая, это Волга восстаний и великих примирений. Великих рывков в грядущее. И Волга — это река тишины, она смягчает страсти, успокаивает бурные сердца.

Есть представление, что наряду с той Волгой, которую мы видим, по которой плаваем, течёт вторая — глубинная Волга, чьи воды кристально чисты и прекрасны. И эта вторая Волга олицетворяет собой тайну каждой человеческой судьбы. Потому что в нашей судьбе наряду с очевидными деяниями есть вторая донная судьба — донная Волга течёт в каждом из нас. И отгадать тайну, куда влечёт нас донная река, в какую грядущую русскую бесконечность, — огромная задача.

Нужно поставить задачу создания религии Волги. Если бы из Саратова проистекла эта идея, её бы подхватили и Казань, и Чебоксары, и Нижний Новгород, и Астрахань. Это был бы удивительный симфонизм, объединяющий наши великие города, великие народы.

Под Рыбинском стоит статуя работы Веры Мухиной. Она изваяла женщину, назвав её Волгой. Это волжская богиня. Хотелось бы, чтобы во всех городах, стоящих по берегам Волги, стояли бы такие статуи, и каждый народ интерпретировал бы свой образ Волги, и была бы создана своя культура вокруг этого памятника.

Виталий АВЕРЬЯНОВ,

директор Института динамического консерватизма:

— Я бы даже сказал, Волга — это мать России. Потому что с того момента, когда Московское царство, только возникшее, вышло на берега Волги, присоединило Казань и Астрахань, страна и получила основание называться Россией. Поскольку, с одной стороны, открылись геополитические пространства, которые были неведомы Древней Руси. С другой стороны, государство Российское сразу стало державой, а не национальным государством, как было до того, поскольку в него влилось огромное количество людей другой веры, другой культуры. Русь усыновила детей Поволжья в тот момент. Причём происходило это в буквальном смысле — как известно, десятки тысяч «сирот казанских» были взяты не в какие‑то приюты, а в русские семьи, и воспитывались там, как родные дети.

Произошла при этом и мощная прививка иной культуры, языка, крови. Россия тогда обрела своё лицо, архетипический образ, который потом развивался, обрастал новыми красками.

Это особое геополитическое место, поскольку Волга является естественным водоразделом Великой степи. И кто стоит на Волге, кто контролирует этот водораздел, является своеобразным держателем мостов, тот и определяет будущее евразийского пространства. До России здесь были другие государства, они выполняли эту миссию. Но именно с рождением российской державы определилось будущее Евразийского континента на века. Волга является местом, где всегда жил ансамбль народов. И от того, кто является здесь ключевым модератором, зависит, является ли это сообщество ансамблем или оно вступает в конфликтные напряжённые отношения и начинает разрушать мир, который здесь был установлен.

Мы порой недооцениваем мир, не понимаем драгоценности сложившейся вокруг нас стабильности. Думаем, что она существует сама по себе, незыблема. Но когда мир начинает разрушаться, оказывается, что гармония хрупка, требует огромных усилий для ее поддержания. Усилий со стороны каждого народа. Усилий власти и общества, усилий со стороны людей, которые являются духовными авторитетами. Так случилось с нами и в 1917 году, и в 1991‑м, когда распадалась держава. И мы исторически учимся ценить эту гармонию.

Максим ШЕВЧЕНКО,

журналист:

— Издревле было два пути с севера на юг. Путь «из варяг в греки» и путь «из варяг в персы». Путь «из варяг в персы» шёл по Волге и имел значение не меньшее, чем путь «из варяг в греки». И на Волге есть города, которые были прославлены, были древние государства, некоторые — подревнее Руси и принимали монотеистическую веру ещё до крещения Руси и христианства. Волга — не задворки Европы и мира, а была и будет одной из сердцевин европейской, христианской, исламской цивилизации и всего того, что постулирует в этом мире правду Божию перед смешением языческим, перед смешением человеческим — земным и тленным.

На Волге стоят прославленные монастыри. И одно из направлений великого русского православного духа называется «заволжские старцы». С Волги приходили и великие русские праведники, и великие грешники, которые в грехах своих сложили голову за человеческую свободу. В памяти народной остались имена великих борцов за народное дело — Степана Разина, Емельяна Пугачёва. Они были донские казаки, но Дон и Волга связаны. На Волге проходили страстные движения народного духа, нашедшие отражение в строительстве будущей России, в которой понятие, что нет рабов и нет господ, воплотилось.

Русская жизнь нанизывалась всегда на Волгу — на этот хребет, на эту артерию. Волга объединяла и создавала пространство не только русско-тюркского диалога, но и русско-германского диалога. Она стала родиной для сотен тысяч немцев, которые создали здесь прекрасные хозяйства (к сожалению, разрушенные в ХХ веке). Прорыли каналы, арыки и создали едва ли не Венецию на берегах Волги.

Это свидетельство человеческого труда, содружества, человеческого союза, из которого и должно выстраиваться государство Российское. Оно должно отталкиваться от Волги, опираясь на дух и на стремление к свободе, творчеству, к народной самоорганизации, к народному обретению Бога. И в поисках Бога — к народному воплощению культуры и претворению её в классические формы.

Конечно, хотелось бы, чтобы гуманитарные и духовные наши порывы облекались в технологические рывки. Ведь Волга ещё и является колыбелью великих прорывных военных технологий, которые некогда обеспечили нашей стране важную позицию в современном мире.

Именно Волжский регион, всегда уделявший вопросам производства и развития достаточное внимание, может стать началом возрождения и в технологическом секторе. И вы можете обрести адекватную форму народным чаяниям, народным стремлениям и народным целям в строительстве будущего и осмыслении бытия.

Шамиль СУЛТАНОВ,

конфликтолог:

— Поволжье — это центральный нерв России. То, что происходит в этом регионе, завтра будет происходить по всей стране: или вступать в конфликт с тем, что проводит Москва, или нет.

Поволжье — особый регион, где наиболее интенсивно происходят эксперименты: в технологический сфере, в сфере бизнеса, социальных отношений, национальных, в сфере элит, в сфере внутрирегиональной миграции.

Вот, к примеру, появляется в большом регионе региональный центр, который начинает по‑своему проводить экспансии в близлежащие области, высасывая оттуда ресурсы, в том числе интеллектуальные. Есть регионы, ставшие обездоленными в результате драки центральных ведомств в Москве. Что конкретно важно в этой связи? В век сетевых технологий важно наладить горизонтальные связи между ключевыми поволжскими регионами. Помимо официальных институтов существуют элитные группы, бизнес-группы, которые проводят эксперименты и заинтересованы в том, чтобы расширять сферу своих экспансий, распространения своего опыта. И при создании отделения Изборского клуба было бы хорошо наладить здесь сетевые связи и проводить с какой‑то периодичностью конференции по обсуждению накопленного опыта в сфере молодёжной политики, например, или национальной. На уровне конкретных реализованных моделей: как это было сделано, какие плюсы-минусы обнаружились. И это позволит сформировать региональную политику.

Региональные деятели зачастую ждут, когда им что‑то будет спущено из Москвы. А в Москве говорят: хорошо бы, если бы это в регионах сформулировали. Надо начать формулировать политику на местах. Например, в сфере миграционной политики. Потому что в Поволжье наблюдается опасный миграционный процесс. И модель этого процесса не сформирована даже на уровне ФСБ в Москве. Но в некоторых поволжских центрах существуют эти модели, они реализуются, направлены на создание стратегического планирования. Формируются элиты, прослойки, которые созрели и самореализовываются и не только владеют информацией на местах, но и знают, как взаимодействовать и с центром, и с местными властями. Их потенциал необходимо использовать.

Дмитрий АЯЦКОВ,

президент Приволжской книжной палаты:

— Самая большая сила памяти — у воды. И мы благодарны Всевышнему, что он нам отмерил 420 километров Волги, протекающей по Саратовской области. Волга объединяет почти половину субъектов Российской Федерации. На территории «Национальной деревни» мы будем и впредь создавать подворья разных народов. Человек здесь может увидеть и почувствовать культуру и быт других наций.

Вот где заводятся разного рода паразиты? Где есть среда обитания. Где возникают национальные конфликты? Где есть среда обитания, где чувствуется слабость первого этажа власти. Слабости этой допускать нельзя.

У нас есть потенциал — мощная научная база, кластер электронной промышленности. Брошенных земель у нас практически нет, почти 100 % земли работает, и мы способны обеспечить продуктами не только Саратовскую область, но и другие регионы России, обеспечить всех работой, делом, и тогда не будет причин для конфликтов.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ,

доктор физико-математических наук:

— Волга — былинная река. Уместно вспомнить образ Ильи Муромца, который лежал расслабленный 30 лет. До начала горбачёвщины ВВП Советского Союза был 60 % от ВВП США — это пять Китаев. Сейчас ВВП России — 6 % от ВВП США и одна пятая Китая.

Когда спрашиваю школьников и студентов, чего бы хотели от будущего, они не знают ответа. Спрашиваю министров, и они не знают ответа. В таком случае — куда мы идём?

Идеология — это дальний прогноз, образ желаемого завтра. Давайте вспомним либеральную идеологию и капитализм. В центре внимания — предприниматель, поэтому мы должны охранять капитал.

А на чём настаивал коммунизм? Главное — человек труда, он создаёт все богатства на свете. Но посмотрим на нынешнюю постиндустриальную экономику. Два человека из ста кормят себя и всех остальных, работая в сельском хозяйстве, 10 — в промышленности, 13 — руководят. И важный вопрос идеологии: а что будут делать оставшиеся 75 %?

Есть два ответа — принципиально различных — на этот вопрос. Первый ответ даёт Барак Обама. Он говорит, что некоторые страны будут мозгом, вторые — руками, третьи не такими престижными органами. А Америка будет хорошим парнем, который наведёт порядок. Ему возражает российский президент: нельзя выделять какую‑то нацию, страну.

Это важнейший идеологический конфликт нашей эпохи.

Если мы следуем нашей концепции, то основным является следующее: мы потребляем ресурсы, которые создаёт земля. И поэтому важнейшим является справедливость, важнейшим правом является право на жизнь. Духовное, научное совершенствование, творчество — это и есть ответ России. 75 % людей будут заняты в науке, культуре, образовании.

Для России будущее всегда имело особое значение. Его мы во многом связываем с наукой и высокими технологиями. Ситуация в целом по стране удручающая. Саратову повезло, у вас работает учёный с мировым именем Дмитрий Иванович Трубецков, он издаёт блестящий журнал «Известия вузов. Прикладная нелинейная динамика». Но позиции этой научной школы и в университете Саратовском более чем скромные.

Если наши школьники до начала реформ и преобразований входили в первую десятку, то сейчас — в седьмую. А чтобы будущее состоялось, надо обратить внимание на школу. Надо создавать полигон, где дети могут экспериментировать, проявлять своё творчество. Разнообразие национальное очень важно, но не менее важна целостность, то, что нас объединяет.

А куда мы идём? Когда решается вопрос, где жить, сколько детей заводить, люди думают не о прошлом, а о будущем. Раньше был Госплан, проводились исследования структуры регионов. Крайне важно, чтобы мы представляли, где Россия может быть через 20 или 30 лет, где будет регион, его место в России.

Вспомним былину об Илье Муромце. К нему пришли калики перехожие и сказали: «Встань и иди». Пришло время встать и идти.

Олег РОЗАНОВ,

предприниматель, руководитель аналитического центра «Копьё Пересвета»:

— Уникальная особенность русского народа — это бескорыстная наднациональная ответственность, которая составляет гармоничную суть русской нации. А посмотрите, как трансформировалась наднациональная ответственность русских на протяжении второй половины XIX и XX веков. Вторая половина XIX века проходила под идеями панславянизма, объединения славян. Сейчас эта идея практически забыта, мы сузили рамки своей ответственности. Ныне мы мыслим в рамках русского мира, сохранения русского мира.

Наши метафизические враги не дремлют и понимают, что такую огромную махину, как Россия, историческая Русь, проглотить сразу и одним куском невозможно. Поэтому от нас отрезают по кусочку. Сначала отрезали славянский мир. Практически весь славянский мир ныне находится во враждебном нам лагере. Финальную точку поставили черногорцы, когда присоединились к санкциям. Те самые черногорцы, которых мы еще совсем недавно, во время бомбёжек в Югославии, защищали. И они — в лагере метафизических врагов России.

От нас практически отрезали частицу русского мира, окормляемого Русской православной церковью: Молдавию, Прибалтику. Основной удар сейчас сосредоточен на Украине.

Уже наши дети, если мы не исправим ситуацию, получат в лице украинцев врагов, вся Украина может стать бандеровской. И в этой связи главное для нас — возрождение империи. Но империи не в государственно-административном понимании этого слова, а империи духа. Мы должны вернуть смыслы.

Правильно говорят о необходимости возрождения науки, возрождения промышленности. Но, к сожалению, наше государство не совершенно. Я занимаюсь бизнесом и выстраиваю, на мой взгляд, идеальную модель бизнеса. Но я ее не могу построить, это нереально, потому что государство не совершенно. И необходимо выстроить в первую очередь — государство. Государство должно задать целеполагание для народа.

Мы сейчас — рядовые солдаты, охраняющие традиционный мир, традиционные ценности, мы находимся на передовой. Мой метафизический враг — любой, кто отвергает божественный замысел, божественные заповеди. Экспансия духа, экспансия духовных ценностей — это неизбежный процесс. Борьба добра и зла — смысл существования истории. «Конец истории» наступит тогда, когда победит абсолютное добро, и, может, наступит, когда победит абсолютное зло, потому что две эти силы всегда уравновешивают друг друга.

Я верю в метафизику русской истории, верю, что русская экспансия, которая началась с воссоединением с Крымом, продолжится, что у нашего руководства хватит мудрости не отдать Малороссию и отстоять свои интересы. Я верю в мудрость нашего руководства и мудрость народа, потому что наш народ знает высшую истину, иначе бы он не существовал, он бы не построил могучую цивилизацию. Нам это дано как народу-богоносцу.

Валерий КОРОВИН,

член Общественной палаты РФ, директор Центра геополитических экспертиз:

— Сегодня на мордовском подворье я поймал себя на мысли, что слышу русскую песню. Когда мы посетили украинский дворик, понял, что тоже звучит русская песня. Это ощущение близости народов, населяющих Россию, объясняется высказыванием Льва Гумилёва, который утверждал, что русский народ как большой народ сложился на основе этногенеза восточнославянских, финно-угорских и тюркских племён. В состав большого русского народа позже вошли и многие кавказские народы. И русский народ сформирован путём этнических инвестиций со стороны множества больших и малых народов и этносов. Но при этом Россия сохранила эти этнические группы и традиционные народы, которые сложили русскую государственность. И они гармонично сосуществуют с русским народом.

Эта гармония сохраняет целостность большого пространства. А если мы перестаём уделять внимание этносам, традиционным народам — это влечёт волнения, стремление этнических окраин обособиться от большой России, создать собственные национальные государства. Но если мы забываем о русском народе, создавшем континентальное государство, — начинает трещать по швам всё государство. Это мы наблюдали в 90‑е, когда либералы, демонизируя русский народ, поставили на грань существования само Российское государство.

Есть обратная зависимость: если тот или иной этнос больше уделяет внимания и ставит акцент на культурном и религиозном развитии, то русский народ уделяет первоочередное внимание стратегии, безопасности малых народов и сохранению государственности.

Государство должно иметь великую глобальную цель и стратегию развития. Необходимо создать русские стратегии, наполняющие смыслом российскую государственность, сохраняющую и приумножающую то этническое многообразие, которое в нём содержится.

Валерий РАДАЕВ:

— То, что многочисленные народы веками уживаются на берегах Волги, говорит о силе реки и уникальности людей, которые на ней проживают. Важно сохранить историческую ценность сосуществования и передать это молодому поколению. Без идеологии внутри каждого человека ничего нельзя добиться.

Наш приоритет — одарённые дети. Мы Дом официальных делегаций отдали под Дом для одарённых детей. Создали несколько инновационных центров развития ребёнка.

Военно-промышленный комплекс мы стараемся сохранить, потому что это главная интеллектуальная основа нашего региона. Пять произведённых на нашем агрегатном заводе машин участвовали в параде Победы.

Активно работаем по программе переселения соотечественников. За три последних года к нам переселились 4 тысячи человек.

При всей сложности экономики, бюджета, мы в ближайшее время открываем на территории области 4 новых завода.

Амбиции у нас есть. И мы должны наш опыт передать молодым.

Александр ПРОХАНОВ:

— Благодарим всех за заинтересованное участие в обсуждении. Надеемся, что вновь созданное саратовское отделение Изборского клуба будет успешно функционировать, потому что в области много интеллектуалов, технократов, творцов, людей духовных представлений.

ДИСКУССИЯ ОБ УКРАИНЕ

Александр ПРОХАНОВ:

— Когда мы слушали бандуристов, их чудесную песню «Тече вода», я думал: «Боже мой! А зачем пули при всём при этом? Откуда они взялись при такой любви, нежности, красоте? Неужели бандуры — средства массового уничтожения?»

На украинскую тему много разговоров, много страсти, ненависти, предвзятости. В этой драме множество сторон, субъектов, накопилось огромное страдание. Как понять, что произошло с точки зрения мироздания в целом? С точки зрения человечества, с точки зрения великого русского мира? Давайте говорить без обиняков, откровенно, с любовью к тому, что мы называем Украиной.

Максим ШЕВЧЕНКО:

— Мы мало знаем друг о друге, мы пользуемся мифами и мифологией. У нас мало кто знает автора украинского гимна «Ще не вмерла Украiна, нi слава, нi воля». Это Павло Чубинський, уроженец Черниговской области. Хотя некоторые пишут, что это бандеровский гимн, написанный в Австро-Венгрии. А Павло Чубинський, будучи студентом юридического факультета Санкт-Петербургского университета, был приверженцем утопического социализма, сослан в Архангельскую область, где провёл 7 лет и составил полнейшее этнографическое описание севера Архангельской области: поморов, угро-финнов, русских. По его работам русское правительство долго ещё составляло представление о северо-архангельской области… Он был награждён медалями, стал действительным членом Академии наук, членом Русского географического общества…

Наше невежество относительно русского и украинского народов в понимании тех мотивов, которые двигали лучшими людьми, русскими или украинскими, в XIX веке или начале XX, во многом является причиной сегодняшних измышлений друг про друга.

Для меня Россия и Украина нанизаны на единый хребет пяти лавр Русской церкви. Это Дивеевская лавра и Серафим Саровский, это Троицкая лавра и Преподобный Сергий, это Псково-Печерская лавра. И это также Киево-Печерская лавра — главный монастырь на все века, откуда пошло русское православие, и Почаевская лавра, которая является символом борьбы с греко-католической экспансией, насильственным окатоличиванием украинского и русского народов.

Те связи, которые делали нас неразрывными, сегодня разрубаются, губятся тупой циничной пропагандой. Нас пытаются стравить, сделать так, чтобы два православных народа, до сих пор объединённые одной Церковью, одним священноначалием, убивали друг друга. Политиканы поставили нас в опасную ситуацию. Но государства приходят и уходят, а Церковь и Народ остаются.

Происходящее на Украине я не считаю проявлением украинского духа. Украина оккупирована либерал-фашистами. Власть там — антиукраинская и по форме, и по содержанию, и по духу, по желанию продать её западным олигархам, как в своё время изменник Ярёма Вишневецкий пытался продать украинский народ польскому королю. Действуя от имени украинского народа, натравливают его на русский народ.

Я против движения на востоке и юго-востоке Украины как сепаратистского. Это движение не должно ограничиваться Новороссией. Это должно быть повстанческое народное движение за восстановление народной власти по всей территории Украины. До Чопа, до Львова, до Буковины должны идти повстанцы, освобождая Украину от либерал-фашистской оккупации. Должны создаваться структуры народовластия, проводиться национализация преступно нажитого капитала, восстанавливаться прямое народное управление на местах. Эта уникальная возможность сегодня существует. Уверен, если лозунги движения будут социальными, если будет понятно: национализация, прямое народное правление, народная власть на местах, — такие лозунги будут поддержаны всей Украиной.

Если мы позволим, чтобы украинская чужеродная власть стравила народ с русским народом, то мы в истории окажемся тем поколением, на которое легла вина войны между русскими и украинцами. Бог нам этого не простит.

Александр ПРОХАНОВ:

— Мы являемся тем поколением, которое допустило распад Советского Союза, и Бог нам этого не простил. Всё, что сейчас происходит на Украине, — это месть нашему поколению за то, что мы проворонили великую Красную империю.

И царская империя, и Советский Союз не подразумевали государство Украина, они подразумевали народ Украины, украинскую культуру, украинскую самобытность. Поэтому на протяжении романовской империи и советской империи происходило глубокое проникновение одного народа в другой. Украинцы проникли в глубины русского социума, русских пространств, и на Дальнем Востоке «Зелений Клин» — территория переселенцев украинских, — она в большей степени, может быть, украинская, чем даже черниговская Украина.

В такой же степени Новороссия — это проникновение русских людей, русского казачества, крестьянства в глубины этих территорий. И когда разрубили советскую империю топором по границам, которые были задуманы в 20‑х годах, то получилось, что территория, именуемая Украиной, содержит в себе зоны, населённые этнически русским массивом, который не смешался за это время с украинцами. Но рядом с ними существуют украинские территории. И когда возникло так называемое украинское государство, у этого государства в лице его президентов: и Кравчука, и Кучмы, и Ющенко, и Януковича, — возникла проблема создания единого государства. И они, исходя из европейских теорий об этносе, о нации, решили, что эта территория должна быть украинской. И создали машину украинизации русского населения. Они не пошли по пути, по которому пошли романовская империя и Советский Союз в создании многонационального полицентричного этноса, в котором существовало бы множество языков, культур, и это вскармливалось, культивировалось бы. Я думаю, если бы был такой подход, современная Украина уцелела бы. Но был воспринят принцип, по которому вся Украина должна быть украинской, а русское должно быть подавлено.

Русские после крушения 91‑го года были аморфным народом. Это была часть народа, отторгнутого от матки, народ был депрессивным, оглушённым дубиной по голове, остановившимся. И таким людям, как Ющенко, казалась возможной насильственная украинизация всей Украины в целом, в том числе юго-восточных областей. И этой стремительной украинизацией, которая в период крушения Януковича обрела формы чудовищной экспансии, воспользовался мировой сионизм и еврейские олигархи, которые создали фальшивую концепцию Украины: один народ, один язык, один фюрер, одна страна. Это породило отпор на юго-востоке. Юго-восток не только русский, там украинцы, еврейско-греческая Одесса, армяне, — там много важного и интересного, что могло бы стать ферментом для создания абсолютно новой общности.

И Новороссия, которая сейчас обливается кровью, сражается, умирает, предложила свой вариант государственности. Это не государство русских. Это миродержавное представление об украинской земле, об украинском государстве. Там есть место всем — всем языцам, всем религиям, вместо чудовищной, идущей с Запада, через Киев, тенденции украинизации.

Этой тенденцией, конечно, управляют коломойские разных мастей и разной прописки. Если мощь Запада, мощь Америки, которая оснастит Порошенко вой­сками, спецслужбами, деньгами, новой авиацией, новой системой оружия, новыми формами истребления, подавит юго-восток, и мы, русские, находясь здесь, будем свидетелями конца наших русских братьев, мы не сможем с этим жить. Мы будем скверным народом-иудой, народом, который спровоцировал братьев на восстание после присоединения Крыма, народом, который сказал: «Своих не бросаем». А теперь бросаем?

Для меня, русского патриота, который возложил огромное упование на Путина, на русский ренессанс, на Крым, сегодняшняя ситуация является трагической. Я не нахожу места себе в этом выборе. Я готов кинуться туда. Если я не кинусь, если победит сегодняшний Киев, на границе моей родины неизбежно будет НАТО. И это будет не НАТО Эстонии или Латвии. Это будет энергичная, экспансивная, оснащённая всеми формами спецслужбистских технологий сила, которая будет взрывать моих братьев в Белгороде, в Брянске, в Ростове. Поэтому рационально, логически я туда стремлюсь, я готов быть на блокпостах и держать в руках ПЗРК или гранатомёт. А эмоционально, религиозно — я нахожусь в смятении, в непонимании, за что это нам Господь ниспослал, за какие грехи?

Валерий КОРОВИН:

— Откуда возникла русофобская волна внутри Украины? Одна из причин этого лежит в пространстве геополитики: сформированная западными стратегами некая прозападная, проатлантическая ориентация части украинского общества, выраженная в стремлении интегрироваться в состав глобального Запада. Это стремление явно разделяют не все на Украине. И это геополитическое противостояние культивируется либерал-фашистской хунтой.

Таким образом русофобия и проатлантическая геополитическая ориентация питают те силы, которые выступают сегодня на стороне либерал-фашисткой хунты и подавляют народное восстание на востоке.

В основе процессов в происходящем на юго-востоке — попытка изъятия русской идентичности со стороны бандеровской хунты и попытка украинизации русских. Но такая политика всегда вызывает стремление к обособлению. Так же было при попытке осуществить грузинскую унификацию в отношении южных осетин и абхазов.

Выходом из этой ситуации является создание новой идентичности, но не только для Украины как осколка Советского Союза, но и для России. В основе этой идентичности должны лежать социальные лозунги: национализация и народная власть.

Борис ШИНЧУК,

министр — председатель Комитета по общественным связям и национальной политике Саратовской области:

— Мои родители родом с Украины, и для меня эта тема очень волнительна. Украина — наша человеческая боль. Люди гибнут, и никто не разбирается, какая история была у этих этносов, кто эти погибшие — украинцы или русские.

Помню, всех плохих людей моя мама называла бандерой. И то, что сейчас на Украине происходит, то, что я вижу, — это геноцид собственного народа.

То вмешательство, которое позволяют себе американское правительство, Евросоюз, недопустимо. Они подтолкнули Украину к тому, что происходит. Выборы, в которых участвовала только часть страны, лишь углубили существующий раскол.

У нас на территории Саратовской области — целые сёла украинские. Боль за происходящее у них есть, но при этом никаких настроений антирусских либо антиукраинских ни у кого нет. Путин сказал о народах страны: «Когда мы вместе — мы Россия». И когда мы были вместе — с украинским и другими народами — это была сила, серьёзная и влиятельная во всём мире. И конечно, в будущем мы должны быть вместе.

Олег РОЗАНОВ:

— В древности нынешний Майдан Незалежности в Киеве назывался Козье болото. В Москве — Болотная площадь. При слове «болото» у нас возникает образ гниения и разложения.

Удар наносится и в Киеве, и в Москве по единству русского мира, по уничтожению исторической России. В Киеве осуществляется глобальный антироссийский, антирусский проект. Хунта никакой задачи на Украине не выполняет, кроме задачи по уничтожению русского единства, русских смыслов, русского мира. Других перед ней никто и не ставил. Хотят на противопоставлении русских и украинцев сформировать ось напряжения, ось войны, толкнуть русских и украинцев в брато­убийственную бойню. Бисмарк писал: надо воспитать русских антирусскими и потом их бросить на собственно русских. Они должны поверить в то, что они не русские, и со всей своей славянской мощью и напором они столкнутся. Этот сценарий сегодня воплощается в жизнь.

Никакого унитарного государства Украина нет. Есть искусственное образование, созданное по воле, к сожалению, большевиков. Украину в 20‑х годах слепили искусственно из разных пространств, разных менталитетов.

Посмотрите: киевская хунта приходит к власти, и первым законом становится запрет на русский язык. Даже когда Гитлер пришёл на наши территории, не запретил русский язык! А кто же думает, что мы признаем такую власть, благословим её? Мы не должны допустить, чтобы состоялся антирусский проект «Украина». Мы должны всеми экономическими, политическими, военными, гуманитарными методами помогать Новороссии состояться, не допустить появления у наших границ вражеского государства, населённого таким же, как мы, народом.

Во время Великой Отечественной войны 6 миллионов украинцев воевали в рядах Красной Армии. И только 100–120 тысяч были бандеровцами. Это соотношение, думаю, и сейчас не сильно изменилось. Мы не можем их предать, это наши братья, это мы! Мы вместе побеждали, вместе осваивали космос. Нельзя бросить наших братьев! Нельзя отдать Украину американцам — только так мы можем спасти и саму Россию.

Шамиль СУЛТАНОВ:

— На Украине стадия политического кризиса перешла в стадию военного. Поставим вопрос: этот силовой военный конфликт надолго на Украине? Ответ однозначный с точки зрения конфликтологии: надолго! Второй момент: теоретически можно представить, что в каком‑то периоде времени русский и украинский народы будут братскими? Можно. Но не менее чем через 25 лет. Этот период — жизнь поколения.

Какой ключевой факт в событиях на Украине? То, что большинство населения Украины не участвует в этих событиях в качестве активных субъектов. Значит, втягивание социальных масс будет постепенным и целенаправленным. Задача американцев — создать на границах России постоянно действующий силовой конфликт.

Украина сейчас, по моему мнению, будет проходить трансформацию. С осени начнётся подготовка к новым выборам в Раду, появятся новые игроки, и России надо вести там тонкую игру.

Украинский кризис показал, что, хотя в Киеве сидели и представители ГРУ, и ФСБ, никаких конкретных коммуникаций с социальными слоями украинского народа — даже на юго-востоке — у Москвы не оказалось. Многие в Москве заинтересованы, чтобы социальная революция на Украине не началась, чтобы не выдвигались лозунги о национализации, социальной справедливости и так далее. Опасаются, что это может докатиться до Москвы. И наличие этих сил в России ещё больше усложняет ситуацию.

Александр АГЕЕВ,

директор Института экономических стратегий Отделения общественных наук РАН:

— В любом конфликте есть две стороны.

До 7 июня этого года Россия выдвигала 4 пожелания. Возврат к договорённостям от 21 февраля. Внеблоковый статус Украины. Изменение Конституции — федерализация. Государственный статус русского языка. На все эти вопросы Порошенко даёт однозначный ответ. И мы его знаем.

Что Украина делает реально? Полная боевая готовность Украины. Частичная мобилизация, концентрация войск у восточных границ. Создаётся национальная гвардия, отряды самообороны. Обратились за военной помощью к США и НАТО, начинают проведение карательной операции.

В это же время, начиная с 26 февраля, генсек НАТО заявляет, что Украина — главный партнёр на Востоке и гарантирует ей территориальную целостность. По нарастающей — Россия названа агрессором, более ста стран мира в ООН поддержали это, проводятся военные учения, размещается контингент авиации НАТО в Польше и странах Прибалтики. Звучат заявления, что никто и ничто не заставит Украину быть страной с нейтральным статусом.

В конце апреля нам заявили, что Россия угрожает безопасности стран — членов НАТО и односторонне разорвали договор от 97‑го года о неразмещении сил НАТО и ядерного оружия на территории новых членов НАТО, включая Восточную Европу и республики бывшего СССР.

Стоит вопрос жизни и смерти, вопрос третьей мировой войны — класса «более чем холодная».

С чем мы столкнулись на Украине? С применением системы технологий по созданию синтетической реальности. Ведь вопрос укров для современной Украины — серьёзный вопрос, за ним стоят усилия украинской научной школы и мировой археологии. Вот некоторые положения, которые являются основой и учебников, и научных школ: протоукры — прародители всех человеческих рас; древние укры, а не арии являются носителями настоящих цивилизационных ценностей; прогрессивной деятельности укров постоянно мешали малограмотные агрессивные соседние славянские племена; укры — это не славяне; в XX веке окончательно оформились враги украинской государственности, а именно: Сталин, СССР и русские; эти враги совершили два главнейших преступления против Украины: голодомор и дискредитацию истинных национальных героев — Бандеры и Шухевича.

В итоге переписана историческая память двух поколений. Географический вектор сменён с востока на запад. Сменили значимость символов: кто был злодеем, стал героем, и наоборот. А чтобы это удалось, требуется архаизация всей политики и всей идеологической структуры.

По сути — это управление смыслами, оно было успешно осуществлено не только внешними консультантами. Это также делало огромное количество украинских учёных. Мы имеем дело с колоссальным успехом войны нового поколения. Это даже не кибервойна, не информационная, а ценностная война. Картина мира там сейчас принципиально другая. Всё, что мы говорим здесь, совершенно иначе воспринимается там.

Речь Обамы в Вест-Пойнте — это ведущая военная академия США — четко свидетельствует, что американцы не собираются ограничиваться одной Америкой и все, кто думает, что Америка в упадке, глубоко ошибаются. Наша задача, сказал Обама, во всём мире установить наши ценности.

Внутри Майдана были три вложенные матрёшки. Был Майдан как естественный протест против режима Януковича и олигархии. Внутри этого шла борьба между олигархическими кланами. Один клан бил другой клан. А третий клан сейчас под эгидой борьбы этих кланов в Днепропетровске, Запорожье и Полтаве реализует проект нового Израиля. Его идеологические основы уже готовятся. Если же мы посмотрим на рынок недвижимости, то обнаружим огромное количество незанятых домов. Для кого они предназначены? Это серьёзный проект, имеющий метафизическую значимость, необходимую инфраструктуру, кадры, идеологию, подходы, власть, вооружённые силы.

Что такое 38 сотен Майдана? Это 3800 человек. Руководить таким числом митингующих — это сложнейшая работа. Это сотни специалистов, которые готовились в Прибалтике, на Западной Украине, под Киевом. Это серьёзные вооружённые силы. Чтобы Сирию раскачать, хватило десятка тысяч людей. Из них одна-две тысячи — руководители.

Эпицентр нашей дискуссии связан с тем, насколько мы способны уйти из модели олигархического капитализма, из модели колониальной зависимости. Ведь мы до сих пор признаём все решения 80‑х — начала 90‑х годов, которые были нелегитимными. Нам нужно сначала со своей памятью разобраться. Ведь порча находится в нашем не только политическом режиме, но и идеологической сфере.

Дмитрий АЯЦКОВ:

— Подумаем, что получила Россия от соглашения об образовании СНГ? Название «Большой брат» и роль донора для всех республик Советского Союза. А кто нас поддержал в конфликте на Украине? Никто. Так вспомним историческое изречение: наши союзники — армия и флот. Поэтому нам нужно укреплять свою оборону, родную армию, она должна быть суперсовременной.

Второй тезис — мы должны разговаривать языком экономики. Идёт громкий торг по цене за газ. Но ведь есть установленные цены! Хотите — берите, нет — щёлкаем задвижкой.

Нужно ответить на санкции. Надо более цинично в экономической сфере подходить к этим вопросам. Кто санкции поддержал? Например, Япония. А мы 80 % японских автомобилей забираем на российский рынок. Сказали: шлагбаум закрываем, ни одной машины не берём. Будем брать китайские. Так же и у Германии можем не брать автомобили, у Великобритании. Санкции так санкции.

У России среди членов СНГ нет партнёров, на которых можно опереться. Есть только попутчики.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ:

— 15 лет назад Российская академия наук проводила исследования, непосредственно связанные с Украиной, и там аналогичные события прогнозировались. И в тот момент мы ни до кого не достучались! Ни до ФСБ, ни до администрации президента. Более того, когда 15 лет назад говорилось, что основной сферой противостояния станет информационное пространство, моделировались рефлексивное управление, информационное управление, создавались специальные теории, все это докладывалось в Думе, в Совете Федерации, — всё проигнорировано было!

Сейчас важно собрать интеллектуальные силы, которые готовы анализировать, прогнозировать, понимать происходящее и во многом разобраться. Потому что масса компетентных людей просто не имеет объективных данных, которые у наших спецслужб есть. Проблемы Украины решаются не только в Вашингтоне, но и в Москве. И нужно посмотреть, каковы наши возможности.

Мы проанализировали, что делали американцы в Ираке, в Югославии. Им не нужна была иракская нефть — они пошли за войной. На Украину они тоже за войной пошли. А поскольку преимущество американцев решающее, то если они этого хотят, то война обязательно будет.

Идеи народовластия, справедливости, светлого будущего принципиально важны. Иначе будущего не будет ни у украинцев, ни у нас.

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ В СТОЛЫПИНСКОМ ИНСТИТУТЕ

Армен АЙРАПЕТЯН,

Поволжский институт управления:

— Александр Андреевич! В прошлый ваш приезд мне не удалось задать вопрос, хочу воспользоваться случаем. Николай I, российский император, как‑то сказал: «Там, где поднят русский флаг, он уже никогда не будет опущен». За долгие годы своих научных изысканий я пришел к выводу, что таким флагом сегодня является русский язык. А что для вас русский язык?

Александр ПРОХАНОВ:

— Для меня русский язык — это тот язык, на котором я впервые сказал слово «мама», назвал по имени свою любимую девушку, которой признался в любви, язык, на котором я воспевал своих кумиров в русской культуре и проклинал своих врагов. А также это тот язык, на котором на моём могильном камне будет написано моё имя, даты моего рождения и моей смерти.

Реплика из зала:

— Вопрос к Дмитрию Федоровичу Аяцкову: в связи с открытием саратовского отделения Изборского клуба были ли предприняты какие‑то шаги?

Дмитрий АЯЦКОВ:

— Да, первые шаги уже сделаны. Я не в первый раз встречаюсь с членами Изборского клуба, я понимаю роль клуба в решении многих вопросов в России, в первую очередь в формировании идеологической составляющей государства Российского. Саратовская область дала свету божьему очень много именитых людей, художников, артистов, писателей, политиков возьмите Рыкова Алексея Ивановича, Суслова, Столыпина, Петрова-Водкина и многих других, кого уже называли на наших заседаниях. Не каждая земля огромной нашей страны дала столько замечательных людей. И сейчас здесь живут замечательные люди, которые неравнодушно смотрят на те процессы, которые идут в России, готовы помочь руководству страны найти единственный правильный путь развития нашего государства, державный путь.

Я искренне благодарен членам Изборского клуба, что они меня взяли в свою семью. Я буду честно работать, опираясь в том числе и на тех, кто сегодня присутствует в этом зале. Предстоит в ближайшее время создать структурное подразделение в Саратове. Я уверен, что к Изборскому клубу всё больше прислушиваются, и он будет жить долго.

Елена ВОРОХОВА,

Поволжский институт управления:

— Сегодня в нашем обществе, особенно у молодёжи, уровень культуры очень низкий. На мой взгляд, причина всех проблем в обществе именно в этом. Вопрос такой: работа Изборского клуба предполагает просветительскую деятельность?

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ:

— Вы знаете, многое зависит от вас. Мы сегодня с Александром Ивановичем Агеевым побывали у вас, в экономическом институте. Масса наболевших проблем, масса того, что хочется обсудить, поэтому в огромной степени это определяет ваша инициатива. Если есть желание послушать мнение экспертов Изборского клуба, обсудить актуальные проблемы науки, культуры, образования, — мы всегда к этому готовы.

Более того, на наш взгляд, ситуация чрезвычайная. Вот мы начали так называемую реформу, связанную с единым государственным экзаменом в 2001 году. Через 10 лет после начала реформы, казалось бы, надо подвести какой‑то итог. И действительно, была проанализирована статистика поисковой системой Google информационных сегментов по России и по всему миру. Ну давайте, я просто приведу пример. По всему миру самые популярные запросы в порядке убывания: математика, Луна, клетка, Википедия, ДНК, химия, математические игры, физика, Большой взрыв и химия. За год число запросов «занимательная математика» увеличилось на 2800 %. Произошла революция.

У нас есть замечательный сатирик Задорнов, который очень ловко высмеивает недалёких американцев, а давайте посмотрим: а что американцы спрашивают? Математика, Луна, наука, математические игры, занимательная математика, Земля, калькулятор, занимательные математические игры, химия, Периодическая таблица.

А теперь посмотрим, что спрашивает Россия как страна. Первое: Единый государственный экзамен. Второе: готовые домашние задания. Третье: решебник. Четвёртое: ответы. Пятое: результаты ЕГЭ. Шестое: Википедия. Далее: ЕГЭ по русскому, ЕГЭ-2011, алгебра, готовые домашние задания по алгебре. Количество запросов «готовые домашние задания» за год выросло на 5000 %.

Мы вырастили поколение халтурщиков, халявщиков, которые готовы списывать, хотят «казаться, а не быть». На наш взгляд, ситуация чрезвычайная. Если нам не удастся следующему поколению школьников объяснить, что, вообще говоря, Россия в их руках и надо «быть, а не казаться», важно знание, а не бумажка, — то у нас просто не будет шансов.

Поэтому вот в этой просветительской работе мы готовы принять самое активное участие.

Виктор ДОЛГОВ,

профессор:

— Формат Изборского клуба, в традициях русской интеллигенции, хорошо, что эти традиции продолжаются. И ваши документы и программы, которые вы разрабатываете, они, конечно, интересны и важны для общества. Но у меня есть такой вопрос. Всякая стратегия, в том числе и стратегия развития России, которую вы разрабатывали и утверждали у себя в клубе, имеет такие структурные элементы, как цель, содержание, сроки исполнения, и важнейший элемент — это ресурсы обеспечения данной стратегии. Какими ресурсами обладает Россия, чтобы эту стратегию реализовать?

Шамиль СУЛТАНОВ:

— Знаете, если говорить откровенно, одна из проблем, с которой сталкивается Изборский клуб, это как раз формирование концепции представления о том, что такое стратегия. Западные страны, наши потенциальные и реальные противники, переходят к очень сложным программируемым рефлексивным стратегиям, в условиях растущей стратегической неопределённости, в условиях огромного массива информации, который с каждым годом увеличивается. Соответственно, процессы принятия решений усложняются, в том числе и на самом верху.

У нас этого нет. У нас произошло упрощение за последние 20–30 лет, когда у нас при принятии решений даже в военной сфере не используются сложные математизированные модели, которые бы оперировали сотнями идикаторов.

У нас нет моделей, которые могли бы сказать, что такое наше общество. Мы говорим, что общество клановое, корпоративное, а конкретно — сколько кланов? Вот, по нашим подсчётам, получается, что только на Северном Кавказе основных кланов — 56. Субординированных кланов на Северном Кавказе — примерно 268. И это уже представляет собой очень сложное для изучения явление. Поэтому одна из наших концептуальных задач заключается в том, чтобы дать свои соображения по поводу того, как формировать эти стратегии.

И когда сталкиваешься с оп—ределёнными людьми на самом верху, то вдруг начинаешь ужасаться интеллектуальному уровню тех, кто управляет нами. Поэтому одна из насущных задач заключается в том, чтобы создать алгоритмы, которые бы позволили нашему руководству и нашим высшим элитам оперировать адекватно с теми угрозами и рисками, с которыми мы сталкиваемся сейчас. Потому что мы вступаем в очень сложный предвоенный период, где цена ошибок будет возрастать. Разработка таких моделей мышления, моделей принятия решений, использующих самые современные технологии и техники, — это одна из стратегических задач Изборского клуба.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ:

— Можно я дополню? Мы все единомышленники, но у нас бывают разные мнения. Вопросом о том, какие должны быть модели, занимаются многие люди, занимается Академия наук, многие другие структуры. Но мы говорим об Изборском клубе и я бы здесь поддержал мнение Александра Андреевича. У нас два главных ресурса в России — это культура и совесть. Потому что это всеобъемлющие ресурсы. Давайте перейдём в экономическую плоскость. Из России за время демократии и развала был вывезен триллион долларов. Такие оценки делали пять лет назад. Три года назад говорили уже о трёх триллионах долларов. А сейчас в Генеральной прокуратуре один из экспертов назвал цифру семь триллионов долларов. Чтобы было понятно — это миллиард ежедневно, в течение 20 лет.

Главный ресурс — воровать должно быть стыдно. И здесь огромная роль интеллигенции. На мой взгляд, главные ресурсы России — это её смыслы, ценности, её цивилизационный код. Понимаете, за последние полгода я беседовал со многими представителями либерального крыла. Они в отчаянии, они хотели «зачистить» Россию и сделать из неё нормальную западную страну. И они видят, что это не получилось, что страна не хочет становиться западной. У нас нет будущего, если не положить в основу всего культуру и совесть.

Реплика из зала:

— Возникает вопрос: либералы вернут деньги? Как говорил Путин, где деньги?

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ:

— Отвечу. Мы помним опыт Филиппин. Если у нас будет политическая воля, нам очень многое вернут. Но это вторично. Когда мы начинаем торговаться, это вторично. Потому что первичны смыслы и ценности. Сейчас идёт схватка в пространстве даже не информации, сейчас идёт схватка в метафизическом пространстве, в пространстве образов будущего. Надо прежде всего увидеть образ нашей победы. А тогда, естественно, можно подумать и обо всём остальном.

Георгий БАЛАКОВ,

«Четвёртая власть», корреспондент:

— Вопрос у меня к Александру Андреевичу. Вы, насколько я понял, сторонник переименования Волгограда в Сталинград. У нас в Саратове тоже когда‑то звучали инициативы о переименовании города, даже какие‑то предложения звучали от общественности переименовать Саратов в Путин или Чернышевск. Как вы относитесь к подобным инициативам?

Александр ПРОХАНОВ:

— Ко мне подошёл вчера один ветеран и сказал: давайте переименуем Саратов в Прохановск. Я сказал: нет, не надо. У меня другой город, маленький такой, два на четыре, на родном кладбище, где матушка моя погребена. Волгоград переименовать в Сталинград — это просто вернуть имя городу, которому дали псевдоним. Причём не Царицын, а именно Сталинград. Не все города надо торопиться переименовывать и возвращать им свои исконные, древние названия. Просто Сталинград — это абсолютно незаурядный город, это чаша, из которой современная российская цивилизация пьёт эликсир жизни.

Слово «Сталинград» — магическое слово. При слове «Сталинград» вспыхивают глубинные коды нашего сознания. Сталинград — это мистическая победа России над самыми страшными, не военными даже, не идеологическими, а именно метафизическими силами тьмы. В слове «Сталинград» соединены, как в огненном фокусе, все народы нашей страны, нашей империи. Они все побывали в этом котле сталинградском, и не было как таковых русских, татар, евреев, — там была огненная плазма отпора. Это был, по существу, момент, когда Россия, принесшая чудовищные жертвы, 30 или 35 миллионов, переломила ход страшной борьбы. Это Христовы жертвы, агнцы, которые погибли ради того, чтобы сохранить эскиз Господа, который был предложен Им при сотворении мира.

Сталинград — это священный град, это явление религиозного сознания. И когда он опять появится на карте, опять запылает вот эта звезда Победы, опять откроются ключи-колодцы, из которых наш народ сможет черпать эту энергию. Эту духовную мистическую энергию. Она нам сейчас очень нужна. Она не менее важна, а может быть, более важна, чем энергия водорода, чем энергия ядерной энергетики. Мы — страна, которая вся построена на мессианстве. Мы — страна, постоянно выполняющая огромную, мессианскую, непосильную иногда, работу. И от неё нельзя отказаться, от неё нельзя увильнуть. Мы хотели бы от неё увильнуть: ну зачем мы тащим на себе этот огромный груз, давайте превратимся в Люксембург, давайте превратимся в маленькую Швейцарию! Но увильнуть не получается. И нам придётся эту огромную задачу выполнять в XXI, в XXII веке, а для этого нужна энергия. Сталинград — это такая гигантская машина, это гигантский реактор, в котором за счёт крови, слёз, молитв была выработана эта энергия. Её нам хватит ещё на несколько веков. Поэтому этот город будет откупорен именно в тот период, когда нам это так необходимо. Вот почему я сторонник возвращения Сталинграду его имени.

Мария ПЕРМИНОВА,

студентка Саратовской юридической академии:

— Уважаемый Изборский клуб, вы на своих заседаниях много говорили о необходимости формирования у молодёжи чувства патриотизма, понимания ситуации, которая складывается в современном мире. Вы говорите о стратегии развития страны. И в связи с этим у меня вопрос: насколько активно Изборский клуб может вовлекать в свою деятельность молодёжь, проводить среди студенчества конференции, заседания на абсолютно равной основе? Ведь Саратов — это город студентов.

Олег РОЗАНОВ:

— Мария, у Изборского клуба есть формат общения со студентами и то, что сегодня изборяне разъехались по высшим учебным заведениям вашего города, это подтверждает. Мы с удовольствием общаемся со студентами, потому что от студентов идёт новая энергия. У нас происходит такое взаимное обогащение. Будущее России как раз закладывается сейчас за школьной партой, в студенческой аудитории.

Александр АГЕЕВ:

— Я дополню. Даже не в плане обозначения намерений, а в плане отчёта о проделанной работе. Дело в том, что мы уже много лет занимаемся здесь, в Саратове, молодёжным проектом. И один из них этой весной был реализован на базе «Нефтемаш — Сапкон», который победил в тендере на создание фабричной лаборатории. Студенческая молодёжь традиционно участвует в наших инновационных форумах, это трёхдневные и трёхночные площадки, когда молодёжь от 18 до 30 лет способна создавать инновационные социальные проекты. Многие из них уже сейчас достигли фазы успеха, и Саратов традиционно здесь успешен.

То, что у нас завершилось несколько месяцев назад, — это был триумф нескольких проектов, которые делала саратовская молодёжь, старшеклассники. Но мы и на этом не останавливаемся и намерены дойти до детских садов. Начинать формирование инновационного и технологического сознания надо с самого раннего возраста.

Саратов в этом плане, по нашему мнению, последние 10 лет занимает ведущее место наряду с Москвой и Новосибирском.

Валерий КОРОВИН:

— Молодёжь — это тот источник пассионарных кадров, которые, политизируясь, формируют контр­элиту. Это та среда, которая должна заменить людей, занимающих сегодня место подлинной элиты. И чем больше молодёжь политизируется, чем больше она мыслит, чем больше она соучаствует в политических процессах, а не только в общественных и гуманитарных, тем больше шансов у России сформировать будущую элиту, которая заменит временщиков.

Георгий БАЛАКОВ:

— У меня вопрос к Александру Андреевичу снова. Вот и вчера и сегодня вы говорили о некоей волжской вере. Вы можете объяснить, что это? Это связано как‑то с неоязычеством, или это никак не противоречит традиционным религиям?

Александр ПРОХАНОВ:

— Я не политолог и не экономист. И даже не агент ФСБ. Я художник, я поэт. Поэты иногда обладают большей ёмкостью суждений, чем узкие специалисты. И когда я говорю, что Волга — это богиня, конечно же, я не подразумеваю, что в волжских омутах живут прекрасные девы с рыбьими хвостами. Нет. Волга божественна, как чудесная, таинственная река, протекающая через всю русскую историю, через всю русскую жизнь. И когда я говорю, что народы вышли на водопой, это не значит, что чуваши повалили к Волге и пьют из неё, а рядом татары из неё пьют. Нет, просто удивительно значение Волги в жизни этих народов, оно наполнено обожанием.

Значение Волги перехлёстывает чисто экономические, коммуникационные, геостратегические моменты. Волга — это часть огромной русской тайны. Ведь русская цивилизация — это таинственное явление. Это явление, которое не описывается ни сугубо культурными, ни сугубо политологическими категориями, в русскую цивилизацию входят компоненты мистики различных религий. Конечно, можно сказать, что это неоязыческая, антихристианская, сатанинская прохановская идеология. Но, пожалуйста, не трактуйте так моё высказывание.

Виталий АВЕРЬЯНОВ:

— Каждый большой народ живёт в своей, как учёные говорят, экологической нише. В некоей чаше. И то, что там находится, то, что структурирует эту чашу, то, что придаёт ей форму, — это не предметы обихода, это не мебель. Это те обстоятельства, которые народ воспринимает как высшие ценности. В том числе это касается великой реки. Великая река в этом смысле сакральна. Я бы хотел подчеркнуть, что, переводя поэтические символы на более научный язык, когда Александр Андреевич говорит о религии, о религиозном начале, он часто имеет в виду сакральные вещи, которые носят надконфессиональный характер. Можно сказать даже — надрелигиозный. И эта его мысль мне, например, очень близка как философу, потому что Россия для нас является не какой‑то стандартной ценностью, национальной или территориальной. Россия для нас является священной ценностью.

Среди членов Изборского клуба много православных людей. Но данное суждение является надконфессиональным. И оно может быть общим для людей разных вероисповеданий, и является таковым. Волга может быть названа матерью России. Ведь в тот момент, когда Московское государство вышло на просторы Волги и начали открываться нам просторы Сибири, оно и стало Россией. Она перестала быть Русью, национальным княжеством, а превратилась в державу. Она стала вбирать в себя иные культуры, иные религиозные традиции, она поднялась на следующую ступень в своем развитии, превратилась в империю.

Волга теснейшим образом связана с этой темой. Тема империи, тема национальных отношений и тема Волги у нас здесь сопряглись воедино.

Алексей ШМИНКЕ,

психолог, газета «Сетевой ресурс»:

— У меня вопрос к господину Малинецкому. Какие виды деятельности планируете внедрять по работе именно с таким ресурсом, как совесть? Я считаю, что просветительства одного недостаточно.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ:

— Помните, «Москва — третий Рим, а четвёртому не бывать»? Ведь, по сути дела, это один из важнейших императивов нашей цивилизации, это мечта о будущем, это построение рая на земле. Одна из важнейших черт нашей цивилизации — это устремлённость в будущее. Мы здесь тоже, и на страницах журнала, и в своём кругу, обсуждаем большой российский проект. Я бы обратил внимание на журнал, который при нашей поддержке издаётся, — называется «Сверхновая реальность». Мы пробуем научить молодёжь мечтать. Мечтать о будущем. Вы знаете, был замечательный альбом издан «СССР-2060». Смысл идеи — если СССР восстановится, как это будет выглядеть. Удивительно талантливые молодые художники, очень яркие и очень талантливые образы. Понимаете, это, с одной стороны, будущее, с другой стороны, человечность, высокие смыслы и ценности. Поэтому, на мой взгляд, одна из технологий, важнейших технологий работы с совестью — это мечта о будущем. Нет большего счастья, чем проектировать и строить будущее для наших внуков.

Шамиль СУЛТАНОВ:

— Вы знаете, тут очень интересный разговор пошёл. Вот проходит время, вот наш народ, за последние 25–30 лет он стал лучше или хуже? Есть определённые исследования, которые говорят, что он стал хуже. И в интеллектуальном плане, и в плане снижения моральных стандартов, и по вопросам ответственности. Традиционные религии, культура, писатели, наша интеллигенция, такая красивая, — не могут остановить этот процесс. Это первый вопрос, очень важный. И второй вопрос заключается в следующем: а куда это может нас завести?

Александр ПРОХАНОВ:

— Вот я сейчас выступал в военном училище. Там они, конечно, изучают боевые действия, одновременно с этим социальную психологию, конфликтологию, изучают историю, изучают вопросы религии. Прежде чем выстрелить из гранатомёта, они, может быть, прочитают какую‑то главу из Священного Писания. Конечно, это такое хорошо организованное учебное заведение. И в их представлении проблемы совести решаются на поле боя, через жертвенность, через служение государству Российскому. Я думаю, человек, который готов отдать свою жизнь за Родину, находится за пределами всех этих дискуссий. Это человек религиозной совести. Я думаю, что наш народ, теряя завоевания советского времени и озверев во многом в 90‑е годы, тем не менее сохранил в себе этот модус совести. На поле боя русский человек такой же жертвенный, готовый сражаться за такую абстракцию для многих как Отечество.

Элина ВАСИЦКАЯ,

аспирант:

— Что вы понимаете под метафизической силой зла и какие способы борьбы с ней? Может быть, необходимо как‑то персонифицировать это?

Шамиль СУЛТАНОВ:

— Для меня понятие «метафизика зла» имеет один очень простой прагматический аспект. Дело в том, что усложнение систем приводит к тому, что системы перестают подчиняться человеку, идущим от него управляющим сигналам. Эти системы становятся самодвижущимися — и они начинают воспроизводить то зло, которое не контролируется. Вы можете назвать это дьяволом, который в условиях стратегической неопределённости увеличивает свою силу. И это метафизическое зло, которое не похоже на фигуру с хвостом, с копытами и т. д. Но это более страшное зло, потому что на самом деле проблема осознания этого зла, если мы говорим уже философски, она отстаёт от процесса его нарастания.

Виталий АВЕРЬЯНОВ:

— Дело в том, что, когда Александр Андреевич говорил про метафизическое зло, где‑то 40 минут назад, он имел в виду Сталинградскую битву. И я думаю, что он может достаточно развёрнуто ответить на вопрос, почему он считает гитлеризм таким концентрированным выражением всечеловеческого зла на тот момент истории. А если говорить про наше время, всё очень изменилось. Казалось бы, можно говорить о возрождении фашизма, о либерал-фашизме. Но я не хотел бы употреблять эти термины в таком ключе, потому что считаю, что буквальных повторений не бывает.

Сегодня метафизическое зло в мире выражается очень ярко, очень глубоко, притом что оно, как всегда, маскирует, скрывает себя, свой лик не показывает напрямую. Но мне кажется, что такими признаками, которые указывают на этого субъекта, пусть не персону, но субъекта, или может быть коллективного субъекта, является целый ряд тенденций, опаснейших деградационных векторов, которые навязываются всем цивилизациям. Кем навязываются? Очевидно, этим самым субъектом.

К этим тенденциям относятся самые разные формы расчеловечивания, отказа человека от родовых, общественных связей, от многовековых духовных традиций с их огромным багажом опыта, формы деструкции классической модели личности, традиционного представления о психической норме, отказа от половой идентификации через узаконивание множественности гендера. Человек вступает в зону экспериментов над собственной биологической и психобиологической природой. Он может быть заменён на что‑то вроде робота. И в этом ряду можно назвать ещё целый ряд тенденций, я не буду все их перечислять.

Мне кажется, что сегодня метафизическое зло очень хорошо оснащено и вооружено, реализовало целый ряд механизмов трансляции себя в разных странах, адаптирует себя к разным культурным и даже религиозным традициям. Использует разные дифференцированные методы при работе в разных цивилизациях. То есть в исламских странах они работают одним образом, в китайской цивилизации — по‑другому, в России — третьим образом. Иными словами, мы имеем дело с мощной угрозой, осмысление которой действительно ещё далеко от совершенства, в том числе и в среде российского интеллектуального сообщества. Но благодаря этому вызову мы в значительной степени сами консолидируемся, и через этот вызов способны свою собственную идентичность, свою собственную новую персонификацию сформулировать на более достойном уровне. Если бы не было такой угрозы, то не было бы и стимула. Знаете, русский человек от отсутствия серьёзной задачи несколько расслабляется, распускается. Серьёзность задач заставляет нас подниматься на высоту собственного предназначения.

Шамиль СУЛТАНОВ:

— Вот есть ли метафизическое зло в душе у пилота МиГа-24 или 25, который летит над Славянском и нажимает на гашетку? В чём это зло? В том, что он себе говорит, что выполняет приказ, а на самом деле думает, что получает гонорар. И внушает своим детям, своим родным, своим соотечественникам, что он борется с терроризмом.

Есть ли зло в том, например, о чём думает Понтий Пилат?

Понимает ли, что совершает метафизическое зло, человек в 42‑м году, когда находится раненым на поле боя и к нему подползает санитарка, а рядом старшина, его командир, который тоже ранен, но он понимает, что спасти можно только одного человека, и отвечает ей, что раненых больше нет. (А потом этот человек становится секретарем ЦК КПСС по идеологии и отвечает за многие вопросы перестройки.) Это метафизическое или не метафизическое зло?

Метафизическое зло присутствует в каждом из нас в каждый момент времени, когда мы лжём.

Георгий МАЛИНЕЦКИЙ:

— На мой взгляд, один из важнейших признаков всех пороков и метафизического зла — это гордыня, это ощущение, что некая нация, некие люди стоят гораздо выше всех остальных, это то, на чём сейчас настаивает Барак Обама. Я бы привёл пример, который подробно обсуждался у нас в Изборском клубе, пример, который привёл профессор Сундиев. Не так давно в Интернете появилась игра, которая называлась «Северное братство». В чём суть игры? А суть игры очень простая. Есть замечательные богатыри, а есть инородцы, которые в славное царство лезут. И нужно с инородцами бороться. На нижних уровнях это просто компьютерная игра, стрелялки и тому подобное. А дальше человек должен делать реальные поступки, снимать их и выкладывать в Интернет. Последний же уровень, седьмой, — это убийство.

И вот оказалось удивительным образом, что в этой игре было задействовано более 100 тысяч человек. То есть расчеловечивание происходило удивительно быстро. Люди, которые содержали игру, а это всего три человека, имели каждый по справке, что они психически неполноценные. Серверы — вне пределов России. По материалам дела, в результате этой игры было убито более 30 человек. И 25 убийств были расследованы. Потребовались огромные усилия для того, чтобы это прекратить.

Но, на мой взгляд, исключительно важно понять, где возникает эта самая гордыня и как происходит процесс расчеловечивания. Когда великий гуманист Беттельхейм попал в концентрационный лагерь, он сказал: я обязательно вый­ду отсюда, потому что я видел, как ломают людей, и расскажу об этом, чтобы такого больше не повторялось.

Понять, как человек из человека становится зверем, — это одна из очень важных междисциплинарных проблем. И, конечно, она тоже в поле зрения Изборского клуба.


Количество показов: 2608
Рейтинг:  3.44
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх