загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



На земле Белогорья

Поездка Изборского клуба в Белгородскую область

Александр ПРОХАНОВ : Что я увидел в Белгороде? Я увидел место, где создаются новое общество и новый человек. В этом создании, в этом сложном взращивании я вижу несколько уровней.

Сначала дом и кусок земли, куда человек переселяется из каменных теснин или гнилых трущоб. И в этом ухоженном доме, на этом взлелеянном личном куске земли человек укореняется, обретает ощущение родного гнезда, множит свою семью.

Второй уровень — это работа. Работа в стеклянных, пронизанных солнцем теплицах, в кристаллических, напоминающих ультрасовременные заводы животноводческих комплексах. В атмосфере, где царствует современная наука, техника, утончённое знание машин и физических процессов. Здесь, в работе, человек реализуется как профессионал, как личность, помещается в среду ультрасовременной цивилизации.

Третий уровень — это сама по себе область, которую человек, живущий в ней, чувствует как нечто целостное, известное ему от древних могил и церквей, памятников павшим героям, совершенных производственных комплексов и ухоженных полей.

Каждый живущий в области человек ощущает себя частью большого целого. Где бы он ни находился, радуется любому успеху, любой, пусть самой отдалённой от него победе. Эта атмосфера общего дела, общего знания и общего труда превращает население области в соборную, высоко и тонко организованную, общность.

Четвёртый — Церковь. Которая присутствует здесь не как стороннее явление, не как праздник, совершаемый два раза в году, а как часть современного уклада, современного школьного образования, чествования молодого и старого. Как духовная сила, пронизывающая и семейный очаг, и рабочее место, и эти восхитительные ухоженные угодья. Церковь привносит в земную, наполненную трудами жизнь человека высшие небесные смыслы, ожидание чуда, райские представления.

Такая общность, насыщенная этими энергиями, является живой, постоянно развивающейся дышащей светоносной средой, постоянно улучшаемой, наполняемой неожиданными, свойственными этой новой среде открытиями и свершениями. И человек, живущий в этой среде, в этой общности, из обыденного, скучного, озабоченного, духовно уснувшего человека превращается в творца.

Я убеждён, что здесь, в Белгородской области, уже теперь среди чудесных молодых школьников и школьниц вырастают люди нового типа, нового поколения, среди которых Россия найдёт отважных путешественников, военных героев, космических исследователей, исполненных духовной красоты художников и богословов. И где-то здесь, среди уютных маленьких белгородских городков и селений, вырастает грядущий русский лидер. Для которого главенствующим принципом будет формула "Любить народ, бояться Бога".

Александр НОТИН

Для меня посещение Белгородской области означало соприкосновение с чудом. Чудом рукотворного изменения той провальной экономической и общественной ситуации, которая сложилась в России после 91-го года и которая выразилась в расколотости общества, убывании народа, его унижении, ослаблении практически во всех сферах нашего национального бытия.

Белгородский опыт выглядит некоей жемчужиной. Важно, что этот опыт возник именно на нашей земле и выразился в полном отсутствии безработицы, в чистоте городов, улыбках людей, порядке, который господствует в быту и на производстве, в реализации десятков, а может, и сотен системных решений, которые, к сожалению, реализованы не повсеместно в России. Правда, мы знаем ещё несколько примеров, в частности, Калужскую область, Липецкую.

Подчеркну: это всё возникло на нашей национальной почве. Белгородская область может быть преобразована всвоего рода лабораторию отработки опыта преобразования нашей экономической, общественной, культурной жизни, лабораторию по отработке опыта современного хозяйствования. И одновременно стать тренинговым центром, куда бы приезжали чиновники, хозяйственники учиться тому, что воплощено в области. Угнетает информационная блокада, возведённая вокруг этого опыта, который нужно масштабировать, а не скрывать. Мало кто знает, что такое чудо у нас есть.

Для меня важно было понять и почувствовать, где корень этого явления. Часто всё объясняют особенностями личности Евгения Степановича Савченко, его команды, какими-то особыми обстоятельствами. Но причина глубже. И, как представитель православного крыла Изборского клуба, я бы на первый план поставил то, что более 10 лет назад губернатор своим решением ввёл со второго по одиннадцатый класс в школах "Основы православной культуры", хотя по всей стране этот предмет введён всего год назад. И если, абстрагируясь от этого факта, перейти на более высокий уровень рассуждений, то губернатор не без помощи митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна сделал выбор в пользу возрождения той духовной связи, что была нами утрачена. Призвал Бога вернуться в нашу жизнь. И именно эти незримые духовные трансформации, которые произошли в нём самом, а потом распространились по членам его команды, проникли во все уголки губернии. Это новое духовное состояние — состояние синергии человеческой и божественной воли — преобразовало Белгородскую область. Позволило ей стать таким уникальным явлением на российской земле. Поэтому использование этого опыта, его масштабирование, распространение должно идти по двум векторам: один сугубо рациональный, эмпирический. Это транслирование белгородского опыта в другие области, воспитание нового поколения чиновников, которые будут учиться на этом опыте.

Другая сторона — усвоение несомненно важного опыта духовного преображения, который даёт нам белгородский пример. Его, его социальные последствия надо изучать отдельно. Каким образом он отразился на настроениях людей, их ответственности. С моей точки зрения, коррупционная составляющая преодолевается только путём глубокого преображения самого человека. Человек верующий несёт ответственность перед вечностью, перед Богом, понимает свою посмертную участь, страшится её. Такой человек не может воровать. Рано или поздно, по мере своего становления, он будет исповедовать принцип служения Богу и людям, будет иметь страх божий. Именно такой новый русский человек — чиновник, хозяйственник, законотворец, президент —будет преобразовывать Россию по тем лекалам, пунктирам, которые пока робко и изолированно от русского бытия прокладывает Белгородская область.

Слава богу, что это состоялось, я убеждён, что этот опыт будет востребован. Как скоро — трудно сказать. Но накопившиеся изъяны, ошибки, предательства нашей жизни бумерангом ударят по нашему житию-бытию и вразумят как правящий класс России, так и людей на всех уровнях хозяйственной, культурной, экономической действительности. Тогда, наверное, этот белгородский опыт, который пока находится на задворках общественного внимания, переместится в центр, в то место, которое он и заслуживает по всем показателям.

Александр НАГОРНЫЙ

Бросается в глаза, что Белгород практически не изменился в сравнении с советским прошлым. Нет зданий из стекла и бетона, чем грешат практически все областные центры, где губернаторы в первую очередь строят свои роскошные резиденции, гостиницы. А это такой же город, что и был 30 лет назад, но и сам город, и область современны. Город опоясан огромным количеством индивидуальных домов. В этом и заключается сила белгородского правительства и губернатора Савченко, много лет возглавляющего область. Его главная идея в том, что нельзя отрывать русского человека от земли. Это не означает, что человек должен попасть в архаику. Но он должен жить на хорошем куске земли в своём, пусть и не роскошном, доме. И такими домами, словно огромными кольцами, опоясан Белгород. Есть и коттеджи, и скромные дома из кирпича. В этом и проявляется первый стратегический элемент линии Савченко: он сумел удержать в руках контроль над большей частью земли области. Не омертвил эту землю, а создал условия, когда она практически бесплатно передаётся в аренду семьям белгородцев. Им помогают в строительстве домов кредитами и практически бесплатным подключением к коммуникациям. Казалось бы, просто. Но это и есть один из источников того, что в области такие темпы экономического роста и роста денежного оборота.

Фактически губернатор и его команда сумели все эти годы идти своим курсом, который не соответствовал воззрениям Гайдара, Чубайса и других экономических гуру, которые окормляли 90-годы, повергшие нашу страну в экономический разор.

Но есть и другая сторона белгородского чуда, связанная с промышленно-аграрной политикой самого губернатора и его правительства. Это ставка на новейшие технологии и создание крупных агропромышленных концернов. Здесь мы воочию убедились, что губернатор делегирует своих назначенцев на каждое из развиваемых направлений. Они получают и кредитную помощь банков, и гарантии правительства. Что позволяет закупать современные технологические — в Голландии и Германии, например, — циклы, которые в течение 2-3 лет выходят на промышленную мощность и начинают возвращать те затраты, что были в них вложены.

Область поэтому кажется очень молодой, динамичной, ухоженной. Не видно пьяниц, нищих, рабочих из Средней Азии. Область развивается как русская область, которая принимает людей из других регионов, но все они находятся в рамках законов, которые и выполняют. Это третий элемент, который делает опыт белгородского правительства и губернатора Савченко незаменимым для будущего России.

Виталий АВЕРЬЯНОВ

Мы побывали в пилотном регионе России XXI века. В Белгороде мы увидели крепкий русский уклад, что само по себе уникально для наших времён. Потому что Россия уже не одно десятилетие живет под знаком разобщенного, растерянного большинства и сплочённых, солидарных меньшинств — и нечего сетовать, это естественная тактика выживания малых народов и групп, заброшенных историей в трудные, смутные времена.

Разговор о солидарном обществе, который белгородцы не просто начали, а довели до уровня региональной целевой программы, это действительно очень смелая постановка вопроса о сплочённости большого народа. Это вызов существующей глобальной тенденции — построения мира диктатуры меньшинств, диктатуры "малых народов", живущих внутри и за счёт больших народов.

В Белгороде мы воочию увидели сплоченное большинство. Это русские православные люди, которых здесь более 90 процентов. И дело, конечно, не в процентах. Ведь само по себе большинство не есть признак силы. Многочисленность стада, беззащитного перед хищниками, не означает силу. И даже если хищники сами по себе слабы, разобщенное и травоядное стадо без пастыря и вожака ничего не может им противопоставить.

В Белогорье уже почти 20 лет у власти стоят вожак и пастырь. Губернатор пришел сюда в 93-м году, архипастырь — в 95-м. И их усилиями здесь сложилась настоящая симфония властей, которая являет свою зримую силу даже для атеистов. (Дело не только в строительстве множества новых храмов, не только в том, что здесь уже давно основы православия преподаются в школе.Удивляет то, что храмы наполняются людьми и что многодетные русские семьи становятся нормой на Святом Белогорье.)

Митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн, о котором по всей России идёт среди православных добрая молва, вбросил в головы белгородской интеллигенции идею "соборного общества", придав ему светское название. Владыка Иоанн рассказал нам, что в его епархии вернулись к древней традиции — прямого и активного участия в общественной и гражданской жизни через регулярные приходские собрания. Эти собрания стали здесь местом обсуждения всенародных вопросов, духовно-политическими площадками, общинными сходами. Такую "демократию" трудно инфицировать какими-либо внешними влияниями.

Губернатор Евгений Савченко на встречах с нами проявил себя не только как мудрый хозяин, но и как мыслитель, на равных ведущий с Изборским клубом экспертный разговор. Он вручил нам распечатки своих новых статей, одна из которых — про макроэкономику России — может по праву считаться передовой программой вывода страны из кризиса, на путь уверенного развития.

Статья статьёй — но ведь её автор апробировал и частично реализовал свои теоретические идеи в рамках региона. Назову лишь несколько поражающих воображение черт этой политики.

Область владеет землей, не разбазарив её, не распродав в 90-е годы. В результате на Белгородчине не встретишь заросших полей.

Зато здесь огромными темпами идёт усадебное строительство — каждый желающий получает бесплатно землю, к которой власти за счёт специального фонда проводят коммуникации и дороги, а также выделяют льготный кредит на строительство самого дома (в числе этих людей и простые рабочие, а не только начальники и бизнесмены).

Основные предприятия Белогорья не олигархические по своей природе. Это конгломераты родственных бизнесов, связанные между собой сложными горизонтальными связями (что-тонаподобие японских кэйрацу, только с русской спецификой). Самый мощный из этих конгломератов — "мясной кластер", обеспечивающий почти 18% индустриального производства мяса в РФ. Но и доля Белгородчины в общероссийском производстве другой сельхозпродукции тоже значительна: комбикорма — 18,5%, сгущенное молоко — 11%, сахар — 11%, подсолнечное масло — 10%. (Регион стал оплотом продовольственной безопасности страны — и это при 1,1% населения.) Крайне важно, что на этих предприятиях внедряются самые передовые технологии.

Но при всем этом аграрном индустриализме растёт и число фермерских хозяйств (многоукладность!).

Солидарное общество — это устойчивый народ, способный к сопротивлению внешним ветрам, поветриям, колебаниям мировой конъюнктуры, глобальным кризисам и эпидемиям.

Четыре условия солидарного общества, которые провозгласил батька Савченко: общее дело; общая собственность; общая (национализированная) финансовая система, то есть твёрдый рубль, приравненный к киловатту энергии (идея футуролога Артура Кларка), духовность, понимаемая как признание всем народом, что Бог один у всех.

"В моем понимании, — поясняет Савченко один из этих принципов, — большое значение имеет представление об общей собственности, это вообще фундамент солидарности. То, что дано Богом для всех нас, не должно быть чьей-то частной собственностью. В моём понимании ничто так не испортило наш народ, как закон о частной собственности на землю".

Чем выше статус человека, говорят белгородцы, тем выше его ответственность. В соответствии с христианским правилом: "Кому больше даётся, с того больше и спросится". Местные чиновники высокого ранга не повторяют за кем-то заученных либеральных мантр, но всерьёз готовятся к будущей девальвации рубля и просчитывают перспективные ниши импортозамещения.

Всё это слушаешь и наблюдаешь — как будто находишься в другой стране.

Михаил ЛЕОНТЬЕВ

Я давно и достаточно близко знаю Белгород. Белгородское чудо — не ново. Ведь Савченко — один из самых давно действующих губернаторов. И нет в России человека, который был бы в своей области настолько авторитетен и силён.

В России есть несколько успешных примеров регионального развития, где оно связано с инициативой местной власти в значительно большей степени, чем с общей экономической политикой в стране. И все эти примеры очень разные. Калужская модель построена на либеральном принципе, создании инвестиционного насоса. Это большие риски, которые берёт на себя бюджет области. И первое время губернатора Артамонова критиковали, что бюджет реально теряет, хотя, конечно, привлекает рабочие места. Сейчас это начинает работать, даёт эффект.

Белгородская модель построена на выращивании — почти ручном — бизнеса. В области есть два столпа, которые позволяли тащить экономику. Это сельское хозяйство и металлургия. Но металлургия в данном случае выступает исключительно как донор, а сельское хозяйство идёт по пути интенсивного развития. Принцип Савченко — это выращивание бизнесов. И созидающих людей. При этом он сам берёт на себя огромные риски.

Этим бизнесам не просто дали возможность жить. Область буквально доставала деньги, рискуя, закладывая в банках областное имущество под задачи развития частых бизнесов. И они сейчас генетически, экономически, этически связаны с областью и выполняют в интересах региона — и не насильно, а из внутренней заинтересованности — политические, социальные и прочие функции.

Есть ещё одна важная особенность белгородской политики. Говорят, что область — православный заповедник. Но в действительности это не заповедник, а скорее ферма по выращиванию созидательного православия. Савченко не нейтрален, он очень идеологичен. Его идеология связана с традиционными ценностями. Но когда о них говорят, то часто это пустая риторика. В Белгородской области понятно, что это такое и для чего нужны традиционные ценности, какой созидательный эффект они дают в области и экономической, и социальной, и политической, и морально-нравственной.

Михаил ДЕЛЯГИН

Уникальность белгородского опыта с рациональной точки зрения заключается в том, что область владеет более чем 60% своих земель, и за счёт этого здесь нет проблем не только с развитием бизнеса, но и с противодействием олигархических кланов. Область оказалась не рабом федеральных олигархов, как мы наблюдаем во многих регионах, а их равноправным партнёром. Кроме того, земля, которая находится в собственности области, позволяет людям чувствовать себя хозяевами на своей земле, а не временными жильцами. И в результате люди себя и ведут соответственно: на улицах нет мусора, нет пьяных, можно безопасно и ночью ходить по городу.

Второе — это то, что область всеми силами поддерживает бизнес, вплоть до того, что вкладывает деньги в уставные фонды предприятий. А потом бизнесмены их выкупают. И это обеспечивает тесное взаимодействие, слияние государства и местного бизнеса, который вырастает при поддержке областных властей и рассматривает их как своих друзей, товарищей и партнёров. Между ними нет серьёзных противоречий.

И в целом чувство ответственности, которое присуще белгородским властям, привело к тому, что там сложилось необычное общество. Белгородцы придумали термин "солидарное общество". Действительно, солидарность — для них не пустой звук, они реально образовали социальный организм нового типа. И это очень перспективно для всей России, собственно, это единственный способ выживания для всей России.

Максим ШЕВЧЕНКО

Белгород — это поразительный впечатляющий урок для ума и для души, для глаза.

Первый урок Белгорода — что дух формирует материю, сознание определяет бытиё. Я увидел, что губернатор Савченко и другие руководители региона — люди с ясным мировоззрением, люди верующие, люди политически и философски понимающие, что они делают и зачем работают. Для них слова: «справедливость», «развитие», «народ», «нация», «вера», «страна» — не абстрактные понятия, которыми они козыряют наразного рода экономических форумах. А совершенно конкретные цели и смыслы их жизни и деятельности. Я увидел руководителей, которые в своей деятельности сознают, что ответ за свою конечную работу они будут держать перед Богом. И в памяти людей останутся — если уж они избрали себе этот путь — такими, какими они были руководителями, запомнятся тем, что делают для людей. Это духовное, глубоко мистическое в каком-то смысле отношение к реальности, к её претворению не могло не сказаться на результатах труда. А они впечатляют.

Руководство здесь рационально, современно, область выступает как огромная корпорация, а губернатор — как руководитель корпорации. При этом всё не заорганизованно, это нельзя назвать казармой. Белгород — современный город, полный молодёжи, по вечерам она, спокойная, довольная, красивая, гуляет. Ухоженные улицы, хорошие дороги, невероятной красоты православные храмы. На Прохоровском поле поразительный храм Петра и Павла — удивительное произведение искусства и зодчества.

Мне кажется, что это всё и заставляет всех людей жить во славу Божию и работать не просто на пропитание, не на то, чтобы как-то выжить, а на развитие. С кем бы я ни говорил в Белгородской области, будь то крестьяне, чиновники, журналисты, работники карьера, политологи, я видел внутренне спокойствие, как у уверенного воина, который выходит на битву, зная, почему, куда он идёт. Знает, что он на своей земле, и не пропадёт.

Я увидел в Белгороде будущее страны. Понял, что со дна, на котором оказался русский народ, он восстанет, воскреснет, вновь станет народом мало пьющим, много и с толком работающим, развивающимся. И хозяином на своей земле.

Валерий КОРОВИН

То что Россия за минувшее столетие прошла через две крайности общественно-политического устройства, начинаешь со всей очевидностью осознавать, оказавшись в Белгородской области. Причина тому — солидарное общество "Святого Белогорья" — как сами с искренней любовью в голосе определяют свой регион представители местных элит. Советский социализм был головокружительным эсхатологическим проектом на старте, но для масс вылился в жёсткую систему организации и управления обществом, где у каждого был лишь один верный маршрут. От этой жёсткой, временами тоталитарной предопределённости Россию бросило в хаос либерализма, где каждый получил желаемое множество путей, но ни один из них не вёл к истине.

В итоге Россия чуть не утонула в бессмысленности и вседозволенности. Эти два травматических опыта были учтены на Белогорье. Солидарное общество предлагает стремление к общей цели — пусть не столь масштабной, как создание коммунистического "царства Божиего на земле", но зато не совершающего тотального насилия над личностью и социумом. Жизнь в интересах общества, совместное стремление к общим целям, определённым на основании консенсуса большинства, но с учётом своих, частных интересов, — таков главный принцип белгородского солидаризма. Он лежит строго посередине между советским требованием тотального альтруизма — ничего для себя, всё для общества, и либеральным циничным эгоизмом — живи для себя, общество — не ценность, в карман не положишь. И если либеральный эгоизм чуть не привёл к потере государства, то социалистическое абсолютное доминирование государства, со всем его аппаратом насилия, чуть не привело к потере человека. И эти две травматические крайности учтены солидарным обществом Белогорья. Интересы государства имеют ценность — вопреки либерализму, в пределе отрицающему государство, придавая ему служебные функции, — но до тех пор государство возвышается, пока его интересы не начинают затмевать человека — пусть маленького, со своими частными интересами, но остающегося свободной личностью, базовой единицей солидарного общества совокупных энергий каждого на благо общего.

И сколько бы губернатор Белгородской области Евгений Степанович Савченко ни говорил о текущих задачах, достигнутых результатах и возникающих сложностях, сколько б он ни сетовал на несовершенство федеральных законов, высокие ставки по кредитам и нерачительное пользование природными богатствами по всей России, мы всё равно видим перед собой эталонный регион солидарного русского православного общества, который обязательно преодолеет границы отдельно взятой области, преобразовав Россию. Ибо именно России ещё предстоит спасти человечество…

Максим КАЛАШНИКОВ

Очень многое в стране зависит от "человека на капитанском мостике", от командира. От его качеств. Каков поп — таков и приход, как говорится. В этом смысле вижу в Евгении Савченко черты героя моих книг — Верховного. Деловитого, умного, хозяйственного, не боящегося конструировать Будущее по русским, а не по заимствованным чертежам. В Белогорье выступают черты будущей Великой России, а не жалкой РФ.

Е.Савченко люб мне тем, что вкладывает деньги и ресурсы не в дурные стадионы и сочинско-футбольные игрища, бесполезные и разорительные для русских, а в хорошие дороги, в инфраструктуру и системы жизнеобеспечения, в передовые агропромышленные комплексы и в агропромышленную "Кремниевую долину". В программу создания максимально автономного региона, производящего всё, что только возможно, на месте. Мне по душе его программа биологизации сельского хозяйства, полной переработки отходов, развития местной энергетики, энергосбережения. Да, пока что это делается с помощью иностранных технологий: ибо отечественная высокотехнологичная индустрия разрушена "реформаторами" и иного выхода у Савченко зачастую нет. Но все равно он — живой укор федеральной глупости, провинциальности, бесхозяйственности и расточительности.

Выступая именно как Хозяин (а этого прозвища удостаивались пока лишь двое, Сталин и Франклин Рузвельт), глава Белогорья всех своих подчинённых настраивает именно на такой лад. А все вместе они задают психологию созидания всему региону. И здесь видишь, какой может стать Россия без воровства начальства. Да и начальство тут — не из московских дегенератов с дипломами столичных "экономических" вузов, а производственники, практики, "чумазые", знающие толк в жизни и имеющие опыт реального дела.

Пролог русского послекризисного Грядущего вижу на Белогорье ещё и в том, что Савченко, как умелый социальный инженер, проводит в жизнь не просто политику "Каждой семье — по своему дому" (это тканевая, усадебная урбанизация), а созидает зародыш нового народа. Сверхновых русских, гордых и ответственных хозяев, домовладельцев с просторными домами. Ибо я-то сам мечтаю о новой Руси, где выстроена целая тысяча новых городов-футурополисов — с домами на одну семью. Футурополисов, где жители владеют лёгкими самолетами-аэрокарами и гидропланами-автожирами, отчего могут покрывать огромные расстояния за короткое время. Эти футурополисы связаны между собою сетью автобанов и струнными трассами Юницкого. Час — и ты можешь покрыть триста километров, чтобы доехать до какого-нибудь старого города, который служит культурным ядром.

И в этих футурополисах живут сильные, смелые, умные русские. С большими семьями, и в каждой — как минимум трое детей.

Я вижу, как Савченко воплощает первую стадию этой моей мечты, превращая Белгород в агломерацию усадебных районов, связанных с городом-ядром автодорогами.

Мытьем и катаньем, выкупом и убеждением — но Е.Савченко сосредоточил в руках областной власти 60% пахотной земли. Он её не продаёт, а сдаёт в аренду на срок до 49 лет. Оттого заброшенных земель тут нет. Из фонда имеющихся земель власть по крайне низким ценам даёт участки в 15 соток всем жителям Белгорода, кто хочет построить себе индивидуальный дом. Платишь (если говорить о текущем моменте) 25 тысяч рублей за пятнадцать соток и обязуешься построить свой дом за пять лет. Власть сразу подводит (за свой счёт) к этим новым районам воду и электричество. Канализацию и газ тоже — оплачивая их на 70%. Многодетным семьям землю дают бесплатно, для работников бюджетной сферы создан кооператив, покрывающий расходы. Если домовладелец ещё и свой бизнес развивает — ему положены огромные скидки. Не построил дом — верни землю назад, получив обратно свой рублёвый взнос.

Когда новые районы наполовину заполняются домами, власть подводит к ним шоссе. Всё дело сосредоточено в руках АО "Ипотечная корпорация", которая полностью принадлежит областной администрации. Она держит в руках все земли вокруг Белгорода. То есть любой либеральный баран-"реформатор" на месте Савченко пустил бы эту выгодную землю с аукционов, чтобы выручить за нее как можно больше бабла (либеральный принцип максимизации прибыли). Тогда земли оказались бы в руках крупных спекулянтов, денежных мешков и преступности, каковые покрыли бы пригородные территории паршой "элитной недвижимости" и гигантскими торжищами-моллами. Получилась бы банальная Рублёвка.

А тут правители Белогорья выступают в интересах большинства граждан. Возникает прообраз нового государства — но не западного социального (плодящего бездельников-иждивенцев), а государства трудового, солидарного типа. Тебе не бесплатно всё дают, но по себестоимости, ограждая от хищников-спекулянтов, что могут шкуру содрать с простого человека. Видно, что это — творчески развитая сингапурская модель. Оно и понятно: гражданин должен быть и рассудительным, и трудолюбивым, и ответственным.

На эту основу можно будет затем положить и всё остальное — и малую авиацию, и порты гибридных воздушных кораблей, и новые медицину с образованием Будущего, и науку новой эпохи. И человека с продолжительностью жизни в полтора века. И даже будущую расу бессмертных.

Главное — чтобы Белогорье распространилось на всю страну…


Количество показов: 2924
Рейтинг:  4.01
(Голосов: 9, Рейтинг: 5)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх