загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



РУССКИЙ МИР: ЭТНОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД

(авторский доклад Изборскому клубу Сергея Баранова)

Глава 1. Структура Русского мира: суперэтнос, нация, субэтносы

Что стоит за ёмким, но гибким словом «Русский мир»? Ясно, что это этнокультурная, языковая и этнополитическая реальность, явственно присутствующая в современном мире, и образующая в нём свой «мир» и человека по своему образу и подобию. Всё же наука в отличие от политического обихода требует чёткого определения объёма понятия и опоры на результаты исследований в отдельных отраслях.

Большая русская нация. Единственной реальной основой Русского мира является русская нация, понимаемая в широком смысле как большая русская нация, состоящая из основного численно преобладающего ядра, а также разных субэтносов и субэтнических групп, русифицированных полностью или в большинстве их состава. Без русской нации как стержня Русский мир является пустышкой, обманкой, миражом.

Нация включает в себя только тех людей, которые действительно являются русскими, то есть их идентичность, этнические признаки ясно показывают принадлежность к русским. При этом набор признаков может варьироваться, но общий смысл их в том, что они показывают связь индивида или группы с нацией, и именно высокую плотность связей, которая позволяет говорить о нации. Одновременно эти признаки являются суммарным определением нации в целом. Признаки не берутся «с потолка», а являются продуктом эмпирических исследований. Нация – не просто сумма индивидов с близкой идентичностью, как может показаться, а коллективное явление, стоящее над индивидами, первичное по отношению к ним, - социальная, и частично, биологическая реальность. Поэтому личная этническая принадлежность того или иного человека или его этнические особенности и признаки, например, двойная идентичность, не могут рассматриваться в качестве критериев для нации в целом.

В книге «Русская нация. Современный портрет» мной использовалось около 9 признаков нации, вернее, групп признаков, которые по-разному применимы к разным индивидам и подгруппам русских, но в сумме они создают коллективную картину. К ним относятся: 1) общность языка и передаваемой им культуры; 2) общность экономики и обмена с природой; 3) общность политики, в первую очередь, государственности, но не только, к общности политической жизни относятся партии, движения; 4) общность религии; 5) общность мифологии, идей; 6) общность истории; 7) социобиологическая общность родства, выражающаяся в общих генетических метках и физико-антропологических территориальных зонах расселения восточных славян; 8) общность психологии, национального характера; 9) национализм как общность национально-политического самосознания и движения, конструирующая нацию изнутри и поддерживающую её функционирование. За каждой из этих групп признаков стоят научные и околонаучные работы в своих отраслях знания, дисциплинах и субдисциплинах, так или иначе описывающие общность русских. Имеются некоторые пробелы и фрагментарность, но в большинстве этих отраслей к сегодняшнему дню накопленные знания дают возможность построения целостной реалистической картины, которую мы и попытались представить в вышеуказанной монографии. Большая русская нация является интеграционной нацией, сложившейся на основе объединения народов и их частей. Данный путь типичен для больших наций, в особенности для нации евразийского типа, каковую представляют собой русские. Вместе с тем, факты из различных отраслей знания (статистика населения, смешанных браков, генных маркеров популяционной генетики, география) свидетельствуют, что преобладающую массу русских составляет великорусский славянский стержень, а субэтнические группы с невеликорусским происхождением, и с двойной идентичностью, не превышают ¼ состава.

Численность русской нации в начале 2000-х гг., по сдержанным оценкам, составила между 170 и 180 миллионами человек. В их состав включены лица в различных странах, прежде всего СНГ, которых можно отнести к русским. Из них все великороссы составили 136-137 миллионов человек (75% нации); все украинцы с преобладающей русской идентичностью 20-21 млн. человек (11% состава русской нации, и 45-50% от численности всех украинцев), все белорусы 10-11 млн. человек (5,5%) русских; все финно-угорские народы 4,23 млн. чел.(2,4% русской нации); а ассимилированные представители всех остальных народов 6,6 миллионов человек (3-4% русской нации). Причём степень русской ассимиляции колеблется от 25 до 100%, например, немцы и евреи взяты за 100%, а казанские татары за 25% ассимиляции по принципу родного языка.

Географическое пространство русской нации, его границы и субэтносы

Субэтносы русской нации и её границы в Европе

Статистика субэтносов показывает, что русская нация, а до неё великорусская народность, формировались по достаточно жёсткому принципу отбора, – присоединения к великороссам и верхней русской прослойке, а рост численности обеспечивался в основном, за счёт их рождаемости. Поэтому, когда мы говорим о смешанном характере или «плавильном котле», то это может быть верным лишь применительно к меньшинству менее 25%, то есть, по сути, является преувеличением. Вообще сомнительно, что нации - «плавильные котлы» вообще где-либо в мире существуют за рамками их субэтнического меньшинства, даже и в самих США, где этот термин появился.

Отдельно в этой схеме стоят украинцы и белорусы, включаемые, интегрируемые в отличие от ассимиляции других народов, большими региональными группами, но и их суммарный удельный вес, вес западнорусских подгрупп, не превышает 17% русских. По своему происхождению и этническим признакам, украинцы и белорусы, будучи близкородственными народностями, напоминают великороссов, поэтому и их участие в русской нации, вряд ли можно рассматривать как смешение.

Все украинцы целиком, точнее, лица, отнесённые к украинцам советской и современной украинской статистикой, если бы мы их включили в русскую нацию, что по известным причинам нельзя сделать, не превысили бы в ней 22-24%. По данным масштабных специальных опросов, среди русских доля лиц, состоящих в смешанных браках с украинцами, составляет около 12%, что примерно соответствует указанной доле украинцев в русской нации (11%), и косвенно подтверждает эту цифру.

В этнической истории факт великорусского стержня может быть связан с тем, что обширные области Центральной России, согласно выводам работ В.В. Седова, базирующихся на обширных археологических данных, были довольно рано, уже IV-IX вв. н.э., заселены славянами трёх крупных групп со своими этноопределяющими признаками (в качестве таковых используются женские височные кольца): ранних славян Ростово-Суздальской земли, кривичей и вятичей. Финно-угорский субстрат, потомки этносов уральской группы у великороссов, согласно геногеографическим исследованиям Балановских (гаплогруппы N и N3), не превышает 20-22%.

Расселение этих групп с запада никак не было связано с процессами на юге, в частности, в Русской земле, где сформировалась древнерусская народность, а также в землях юго-запада, где жили предки будущих украинцев. Соединение этих изначально разных групп в процесс общерусского этногенеза произошло позднее. Таким образом, вероятно, современные пропорции состава русской нации заложены уже в глубокой древности, и имеют свою логику, которую мы должны учитывать и сегодня.

Русский мир как суперэтнос. В отличие от комплексного концепта русской нации, Русский мир представляет собой языковую и культурную общность (первый признак нации), хотя и связанную политическими, социальными, религиозными скрепами. Границы Русского мира шире и гибче, чем границы русской нации. Точнее всего «Русский мир» подходит к понятию «суперэтнос», весьма удачно введённый Н. Гумилёвым в обиход русской мысли. Суперэтнос - это сам этнос плюс внешний круг этносов и групп, серьёзно затронутых его этнокультурным влиянием, втянутых в его орбиту, и сблизившихся с ним в симбиотическую общность. Границы суперэтноса иногда тоже трудно определить. Однако и в границах Русского мира мы видим, что они хорошо проницаемы для тех народов, которые включены в русский этногенез или единое русское государство, то есть тех же украинцев, пусть и западных, русинов, молдаван, татар, башкир, народов Северного Кавказа, калмыков, бурят, якутов, тувинцев и других. В Русском мире мы наблюдаем примерно те же пропорции, что и в русской нации: 3 к 1. Только четверть участников Русского мира не входят в состав русской нации.

Входили ли народы Средней Азии и Закавказья в русский суперэтнос в СССР? Сегодня можно почти наверняка сказать, что большинство представителей этих народов не входит даже в русский суперэтнос, хотя казахи и киргизы больше охвачены влиянием Русского мира, чем узбеки, таджики и туркмены. Народы Закавказья в разной мере, но все причастны к русской культуре и языку: осетины и абхазы, армяне, грузины и азербайджанцы, однако и у них мы видим этническую самодостаточность по отношению к русским, и преобладание собственной культуры. В эпоху позднего СССР динамика ситуации была другой, чем сейчас, – шло формирование единой общности советский народ, который и можно считать исторической формой Русского мира и русского суперэтноса. Однако его формирование было в начальной стадии. Сегодня мы наблюдаем ослабление связей, за исключением некоторых групп этих народов, тесно втянутых в евразийский интеграционный обмен.

Границы территории и пространства русской нации образуют другие этносы, которые по разным причинам непрозрачны для русских, не поддаются интеграции, ассимиляции, вытеснению, их территория и место жизни не подходит для большинства русских. Они образуют устойчивый пояс, в целом привязанный к евразийскому поясу естественных препятствий – пояса гор и пустынь. Такую непростую картину мы видим на сегодняшний день, и ей предшествовала двенадцативековая история со своей логикой, давшая такие результаты. С одной стороны, данная картина внушает оптимизм в силу устойчивости и монолитности русских, с другой, говорит о том, что нам предстоит долгий путь и нелёгкий труд по восстановлению и расширению влияния Русского мира, что мы, собственно, и наблюдаем в последние годы. Попав в Русский мир, сложно из него выпасть, но Русский мир предъявляет серьёзные неформальные критерии к человеку и группе, и далеко не всем нравится, и вызывает желание обособиться и «выйти из игры», сохранив иную идентичность и позиции внутри своей этнической группы.

Отдельную группу Русского мира и русской нации составляют диаспоры русских и ассимилированных русскими этнических групп в так называемом Дальнем Зарубежье, и при развёртывании проекта Русского мира им уделялось непропорционально большое внимание, в связи со специфическим вектором интересов нашей новой российской элиты, хотя в составе нации они составляют около 2% (4-5 млн. человек). Общее количество участников Русского мира Дальнего Зарубежья значительно больше и превышает 10 млн. человек, но количество их определить сложно, поскольку русские и их потомки включены в жизнь этнических и политических наций по месту проживания, говорят на других языках, имеют двойную или даже тройную идентичность, например, русские евреи в Германии, или русские украинцы в Канаде. Здесь мы наблюдаем ту же картину, что и внутри русского пространства, только наоборот: те люди, которые сложились в Русском мире, и в нём и остаются, а те, кто получил другую идентичность, из него выходят. Механизмы национального диаспорного воспроизводства русских за пределами исторического Русского мира крайне слабы и подвержены коррозии западных и глобальных обществ.

Отдельно выскажу мнение о концепте российской нации, о которой никто не знал до 1991 года, года разрушения СССР, подобно тому, как до второй половины XIX века никто не слыхивал об «украинцах» в качестве особого народа. Российская нация наряду с доктриной Русского мира рассматривается как часть идеологической архитектуры. Российскую нацию можно рассматривать исключительно как гражданско-политический государственно-правовой конструкт («согражданство»), связанный с нынешними усечёнными границами российского государства. В состав российской нации автоматически входят народы и этнические группы, не относящиеся ни к русской нации, ни даже к этнокультурному большинству Русского мира (10% населения РФ). Какое-то полезное значение внутри РФ для интеграции этих меньшинств он всё же имеет, но оно ограничено. Это продукт национального конструктивизма пораженческой ельцинской эпохи, специально внедрённый для закрепления нетерпимого статус-кво, сложившегося после развала СССР. Россияне означают общность граждан Российской Федерации, и не могут рассматриваться в этническом смысле в качестве заменителя русских и русской нации, которая значительно шире российской нации, как минимум, на четверть (а это 40 млн. человек и огромные территории). Российская нация не является и синонимом русского государства. Русские – разъединённая нация. Внедрение конструкта российской нации закрепило и то, что десятки миллионов русских соотечественников остались «за бортом» защитной национальной и миграционной политики РФ и отданы на разграблением русофобским этнократиям во главе государств, сложившихся на месте бывших союзных республик.

Стремясь к объединению Русского мира, мы должны ориентироваться в качестве маяка на трансграничную русскую нацию и культурно-языковую общность русских, а не на временный политический инструмент «мягкой силы». Вместе с тем, без государственного объединения в национальное государство имперского типа, решить задачу преодоления разъединения нации не удастся из-за риска искусственной дезинтеграции сепаратистскими проектами. При этом нужно сделать вывод из недостатков конструкции предшествующих имперских государств Российской империи и СССР, и возводить империю именно на твёрдой основе русского национального государства и русской национальной элиты, будь оно даже в ситуации, например, строительства государства в Новороссии или Белоруссии. Лучше построить две или три Украины, одна из которых будет твёрдо русским государством, чем объединяться в чужое титульное государство с русофобскими элитами, как это делалось до сих пор.

Глава 2. Общая история Русского мира. Когда возникли русские, Русский мир и русская нация?

Русский мир существовал и до складывания современной русской нации, до третьей четверти XIX века, ставшего своего рода рубежом его зрелости. Чтобы понять особенности нынешнего субэтнического состава Русского мира, нужно обратиться к непростой истории, не вписывающейся в линейную схему официальной советской и дореволюционной историографии.

География Восточно-европейской равнины, её этническая история с самого начала расселения славян по её просторам из западной части, сделали неизбежным объединение её населения в один народ и в одну нацию, которой могла быть только русская нация на православной основе, не так важно, вокруг каких центров она при этом формировалась. Это магистральная линия этногенеза большинства народов в географическом ареале русской нации и Русского мира.

Ключевым фактором формирования русской нации было русское имперское государство с авторитетным правителем во главе, точнее, степень распространения его власти. Как только государство распадалось, выходило из игры на определённой территории, замедлялись и процессы русской этнической интеграции, начинались центробежные тенденции.

Исторические этапы и периоды Русского мира. Развитие Русского мира прошло три крупных этапа (их подробное описание – тема обширного исторического труда): древнерусский этап, этап народностей позднего Средневековья и Нового времени, и этап большой русской нации.

1. Древнерусский этап. VIII в - середина XIV в. На сегодняшний день вопрос о древнерусском этапе является ключевым для споров вокруг русского и шире – восточнославянского этногенеза и подвержен наибольшему влиянию фальсификаций, искажений и устаревших концепций, представляющих собой опору двух первых. Поэтому чуть ниже остановлюсь на нём подробнее. В свою очередь, древнерусский этап делится на три этапа:

1) Возникновение и укрепление древнерусской народности в Левобережье Днепра и Среднем Поднепровье и других раннесредневековых народностей восточных славян и региональных центров русского этногенеза, первоначально изолированных друг от друга, в результате независимого друг от друга расселения славянства по Восточноевропейской равнине в предшествующие века: VIII – вторая половина IX вв. н.э. В этот период можно насчитать не менее 6 центров этногенеза восточного славянства, связанных с раннесредневековыми народностями («племенами», на самом деле после расселения славян с запада племён уже не было, это были территориальные группы - народности, объединённые своими протогосударствами). Вторым ключевым центром этногенеза выступает ладожско-новгородский словенский центр на севере. Первый период завершается утверждением династии Рюриковичей в Киеве и началом создания единого древнерусского государства - империи юга и севера на основе построения торгового пути «из варяг в греки», впервые прорывающего географическую изоляцию.

2) Создание и развитие единой Древней Руси: середина IX - конец XI вв. Распространение культуры, языка и государственности древнерусской народности в различные восточнославянские земли княжеско-дружинной прослойкой, синтез восточнославянской общности на верхнем уровне общества. Важнейшее событие второго периода - Крещение Руси св. князем Владимиром в 988 году. Период завершается правлением св. Ярослава Мудрого и его сыновьями единым древнерусским государством, которое затем разделяется на земли, сохраняя культурное и социально-политическое единство элиты.

3) Период внутреннего созревания древнерусского единства: XII в - середина XIV в. Сложный период, связываемый с феодальной раздробленностью, внешними завоеваниями, на самом деле является периодом внутреннего русского объединения, изживания остатков раннесредневековых народностей, ассимиляции остатков внутренних иноплеменных анклавов, перехода от внутреннего этнического разнообразия восточных славян к этническому единству и территориальному разнообразию, окончательному отказу от язычества и утверждению Православия. Вместо раннесредневековых народностей («племён») складываются земли, удельные княжества, регионы. Правильной и исторически достоверной была бы позитивна трактовка этого периода поступательного развития, если мы отталкиваемся от реальной, а не вымышленной, как нам хотелось бы видеть, картины предыдущих двух этапов.

2. Этап народностей позднего Средневековья и Нового времени. Конец XIV – начало XIX вв. Продуктом развития и интеграции восточных славян на общерусской и православно-христианской культурной основе, оказавшихся на длительные периоды в разных государствах и империях, стали крупные народности: великорусская, малорусская, белорусская, русинско-галицкая, карпаторусская, а также ряд мелких: поморы, полещуки, казаки. Этноним «русский» в эту эпоху утвердился окончательно и повсеместно, хотя иногда и сочетался с обозначением региональной принадлежности.

Все эти народности так или иначе несли в себе общерусскую идентичность, но в разной мере и по-разному в разных частях своей социальной структуры. Вместе они обрисовывали контуры русского народа, который можно рассматривать по аналогии с общностями древних греков или германцев позднего Средневековья. На этом этапе слово «русский» стало синонимом «православного», и Православная Церковь стала главным фактором, связывающих русских. В этот период происходит и окончательное формирование христианской личности восточных славян.

В силу политических причин и давних культурно-географических связей, прежде всего, полной самостоятельности и мощи Московского государства, на фоне зависимости западнорусских земель от Литвы и Речи Посполитой, первенство в развитии русского единства из рук дряхлеющей и размываемой древнерусской народности переняли великороссы. Передача была как прямой, через вхождение в состав Московского государства земель и сословных групп, так и через посредствующие звенья, через киевское и полоцкое духовенство. Этап поздних народностей включает: 1) Период возникновения народностей XIV-XV вв. 2) Период окончательного складывания XVI-XVII вв. 3) Период расцвета XVIII-начало XIX вв.

3. Этап формирования единой русской нации и сосуществования с ней сепаратистских восточнославянских проектов. Середина XIX – начало XXI века. Третий этап чётко делится на три периода политической истории: 1) российско-имперский, до начала 1917 года; 2) советский 1917-1991 гг. 2) постсоветский. Как мы видим, формирование большой русской нации началось довольно поздно, в условиях, когда Российская империя «созрела» для этого экономически и политически, и её верхи осознали в ней потребность. Однако закончиться это процесс в Российской империи не успел, он во многом совпал с накоплением катастрофических изменений. Русская нация складывалась уже в СССР на социалистической основе как «советский народ» в условиях индустриализации, целенаправленного крушения традиционной восточноевропейской крестьянской цивилизации, и народностей на её базе. Параллельно ускоренно и путём искусственного конструирования создавалась украинская и белорусская нации, ряд народностей, за счёт откусывания от русской нации. Тем не менее, массовое вхождение украинцев и белорусов в состав русской нации пришлось именно на советский период, так как были созданы предпосылки массового смешения населения в русско-культурных индустриальных центрах и агломерациях. Русская нация является молодой нацией, и, несмотря на трагическую разорванность бытия в постсоветскую эпоху, связанную с разделением народа, веймарским синдромом, кризисом государства и господством над русскими чуждых цивилизационных влияний, продолжилось ускоренное созревание, распространение национального самосознания и строительство национального государства, которые и проявились в «русской весне» 2014 года.

В конце третьего этапа проявились такие факторы, как переход молодого и среднего поколения русских в новую постиндустриальную информационную реальность и новый тип общественных связей и технологий, которые будут обеспечивать связанность нации и Русского мира, либо, наоборот, размывать их. Причём этнические процессы значительно ускоряются. Сепаратистские проекты начинают носить откровенно русофобский характер, формирующий параллельную реальность, резко сужающие и сворачивающие русский этногенез внутри их зоны контроля.

4. Этап новой империи Русского мира. Сегодня, в 2016 году мы находится на рубеже перехода от постсоветского периода формирования большой русской нации и борьбы с конкурирующими сепаратистскими проектами (украинский, белорусский) к новому, четвёртому, имперскому этапу, который должен окончательно и положительно решить русский вопрос и объединить русский народ в зрелую нацию, решив следующие стратегические задачи:

  • Построение национального имперского государства во главе с национально мыслящей элитой.
  • Преодоление разрозненности субэтносов русской нации, создание единого государства-империи.
  • Возвращение Русскому миру роли цивилизационного лидера восточноевропейской евразийской цивилизации, проявляющееся в геополитическом, социально-культурном и мировоззренческом лидерстве.
  • Развитие внутреннего национального самосознания и личности на православной духовной основе, понимания своих корней и своего будущего всеми русскими.
  • Создание институтов формирования русской национальной идентичности, соответствующих новым социальных и личностным формам постиндустриального сетевого информационного общества.

Центры восточнославянского (древнерусского) этногенеза в VIII-XI вв.

Древнерусский этап: древнерусская народность и русская элита. Первые русские могут показаться непохожими на наших современников, и стереотипных великороссов. Речь идёт о славянских группах Левобережья Среднего Днепра, объединившихся в конце VIII- начале IX вв. н.э. с ираноязычными соседними группами в противостоянии Хазарскому каганату, и образовавших обширную многочисленную древнерусскую народность, отмеченную, согласно автору этой научной концепции В.В. Седову, памятниками Волынцевской, Роменской и Борщевской культуры, плавно переходящих в памятники уже древнерусской культуры. Киев находился в западной части Русской земли, и первоначально входил в спорную, смешанную хотя и в очень важную в географическом плане зону Поднепровья, и лишь постепенно был освоен первыми «руссами» и объявлен столицей.

Древнерусская народность изначально сформировалась до Крещения Руси, на основе язычества, испытывавшего к тому времени у славян определённый кризис по типу «осевого времени», но она стала одной из первых восточнославянских народностей, массово принявших Христианство, в особенности в городских центрах. Но большая часть её существования и расцвета пришлась на период двоеверия, борьбы и сосуществования Православия и язычества. Изживание язычества в последующие века означало подрыв основы существования и культурного воспроизводства отдельных раннесредневековых народностей восточных славян, их узкоэтнических элит, ассимилируемых балтов, финнов, и ускорение общерусской интеграции. Русское единство складывалось как единство православное.

Уже в первый период проявился интеграционный характер русского этногенеза, состоящий в объединении вокруг славян других восточноевропейских народов. Вероятно, этноним с корнем «рус» заимствован славянами из языка этих ираноязычных воинов, представлявших собой наиболее сильный и продвинутый в военном и оружейном отношении отряд и часть будущей её верхушки Русской земли. Эти группы имели превосходство над славянами в изготовлении оружия и конном войске, хотя и уступали в численности населения, поэтому союз с ними позволил славянам Русской земли приобрести соответствующие преимущества в войнах с Хазарией, которые потом сказались и отношениях с остальными восточнославянскими группами и предопределили широкое распространение этого престижного этнонима среди восточных славян. Политико-географическое название «Русская земля», а также этнонимы «русы», «русские», «русины» первоначально распространялись либо на жителей этой территории, либо княжеско-дружинную элиту, и при переселении в другие земли восточных славян, оно отражалось в названиях их населённых пунктов и фамилиях подобно другим средневековым народностям.

Хотя, вполне возможно, под «руссами» в некоторых византийских хрониках, повествующих о нашествиях на империю и погромах, понимались те самые причерноморские иранцы с союзными им славянами. Продвигаемое историками, – сторонниками норманистских трактовок, - версия об этимологии от «гребцов» - викингов (rouphs - routsi) или от земли Рустрингия, относится к случайным или ad hoc-гипотезам, хотя скандинавские происхождение и важнейшая роль Рюриковичей в создании общего восточнославянского государства и русского этноса очевидны.

Жители Русской земли, входившие в древнерусскую народность Левобережья Днепра, относились к разным малым народностям, среди которых имеются точные сведения о северянах, полянах, горюнах. Подобно всем средневековым обществам оно имело многослойную сегментированную структуру, состоящую из сословий и этногрупп. Жившие вокруг Киева поляне, по версии, В.В. Седова, первоначально относились к юго-западной, дулебской группе раннесредневековых народностей Правобережья Днепра, связываемой с предками современных украинцев. Однако, постепенно, под влиянием соседей с востока и столичной роли Киева и его округи, поляне влились в состав древнерусской народности и даже стали наиболее современной её частью, быстро изживавшей языческие черты.

В послемонгольскую эпоху древнерусская народность сохранялась ещё несколько веков, до XVI века, пока не была постепенно размыта потоками переселенцев – предков украинцев из правобережных регионов, и на южной части ареала её остатки в XVII веке не были включены в малороссийскую (центральноукраинскую) народность. Близость малороссийской народности к великорусской усиливалась, в том числе, и под влиянием включения остатков древнерусской народности, на месте которой, в Малой Руси, то есть изначальной Русской земле в узком смысле, и сложилась поздняя малороссийская народность.

В северной части Русской земли остатки древнерусской народности слились с региональными группами великорусской народности, с предками которых потомков древнерусской народности связывала бо́льшая языковая близость, чем с малороссийскими диалектами (современный русский язык – прямой наследник языка жителей Русской земли). Причинами этнической близости могут быть: 1) общее происхождение древнерусской народности и живших к северу народностей вятичей и радимичей; 2) единство Волынцевской, Борщевской, Роменской археологических культур, распространявшихся далеко на северо-восток вплоть до Южного Подмосковья и Рязани ещё в IX-XII вв.; 3) объединявшее регион Левобережья Днепра политическое единство Черниговской земли, управлявшейся династией Ольговичей, – многочисленной региональной ветви Рюриковичей, и включавшей Черниговское, Новгород-Северское и другие более мелкие удельные княжества. Черниговская земля в XI-XIV вв. представляла собой обширную полиэтничную империю раннесредневекового типа, сложившуюся на базе древнерусской народности и втянутых в её орбиту этносов.

Диалекты южных великороссов, испытавших сильное языковое влияние Русской земли, легли в основу нормы русского литературного языка в XIX веке, дополнив древнерусское влияние на современный русский язык через официальный письменный старобелорусский язык Киева и Полоцка XVII-XVIII вв.

Несмотря на распад и включение в позднейшие русские народности, некоторые группы прямых потомков древнерусского этноса Левобережья Днепра сохранили свою целостность и этнографические особенности до сегодняшних дней и служат живыми доказательствами её существования, вопреки попыткам дезавуировать понятие древнерусской народности как географически локализованной общности или приписать её исключительно украинцам. Речь идёт, например, об этнографической группе горюнов, компактные поселения (большие сёла Линово) которых сохранились до сегодняшнего дня в Путивльском районе Сумской области.

Горюны, а также другие коренные жители этого района, расселение которых восходит к домонгольской эпохе, не разговаривают на украинском языке, и имеют свой собственный вариант русского языка, отличный от великорусских диалектов, с добавлением некоторых украинских и белорусских черт, или стереотипно трактуемых в качестве таковых, обладающий некоторыми архаичными чертами, общими с языком «Слова о полку Игореве». Горюнов, севруков и подобное коренное население Северщины нельзя смешивать с носителями малороссийских диалектов, имеющими другое происхождение и говорящих на другом языке. Именно так хотели бы представить предков украинцев некоторые русофилы, отрицающие существование украинцев, но, увы, это не соответствует истине.

Выявленные этнографами традиции горюнов насыщены языческими пластами и свидетельствуют об архаичности и изолированности этой группы, её несводимости к позднейшему малороссийскому или великорусскому населению. Культурное, политическое, экономическое влияние древнерусской народности простиралось далеко в восточнославянские земли во всех направлениях.

Вместе с тем, нужно признать, что, несмотря на сохранение многих общих черт традиционной славянской культуры, языка, и усиление связей на русской и православной основе, восточные славяне в IX-XII вв. не представляли собой единого народа, а относились к 6-8 крупным и 10-15 более мелким народностям, сложившимся в местах первичного расселения. Древнерусская народность Русской земли были одной из крупных народностей наряду с вятичами, кривичами, славянами Ростовской земли, новгородскими словенами, волынянами, радимичами, и другими.

В силу факта существования древнерусской народности и её современных нам реликтов, попытка представить историю Древней Руси как историю Украины и исключительную «собственность» украинского народа и его предков являются ловкой фальсификацией, реализованной в своё время украинским националистом М. Грушевским. К сожалению, большинство историков, этнологов и идеологов Русского мира ничего не могут и не хотят противопоставить этой наглой краже совместной истории, ограничиваясь декларативными заявлениями об «общем корне, триединстве, Киевской крещальной купели», а иногда и прямо и косвенно подтверждая украинскую версию тем, что игнорируют факт существования отдельной древнерусской народности с языком, – предшественником современного русского языка.

Основным двигателем формирования и распространения русской этничности в эпоху Средневековья выступили верхние городские слои, обладавшие высокой мобильностью, влиянием, престижем, образованием, связанные первоначально с Киевом, Черниговом, Переславлем-Русским и другими крупными городами. Многие представители верхушки «древнерусского мира»: князей, воинов, торговцев, княжеских управленцев, православного духовенства, монашества также были выходцами из Русской земли, носителями её языка, воинских традиций, духа, культуры. В XIII веке количество городских центров, в которых могли находиться представители русской этничности внутри элиты (наряду с представителями местной этнической знати), достигло 200. Они и представили первоначальный русский тип человека, обладавший универсальностью, проникший в другие восточнославянские земли, и вошедший во взаимодействие с местными восточнославянскими элитами, и распространили на них этноним «русский», который в свою очередь, постепенно, в течение веков, перешёл на всё городское, а затем и сельское славянское население этих земель. Политическим стержнем этого растущего сообщества хозяев восточнославянских земель, всего центра Восточноевропейской равнины стала династия Рюриковичей, а духовным стержнем Православная церковь. Постепенно они подчиняли, заменяли и присоединяли к себе местную знать и несли через века русский объединительный дух. Роль избранного и объединяющего различные группы восточнославянского населения русского человека из элиты и субэлиты и сегодня весьма велика в качестве стержня нации и Русского мира, хотя он и предстаёт в другом обличье, и имеет прочную почву и источник рекрутирования в большинстве русского народа.

Глава 3. К какой цивилизации относятся русские? Славянский и восточноевропейский тип человека как цивилизационная и социобиологическая реальность Русского мира

Цивилизационная определённость Русского мира может быть обозначена как восточноевропейская, включающая следующие ключевые компоненты: 1) славянско-восточноевропейская психическая и биологическая; 2) православная восточно-христианская, повлиявшая на духовную внутреннюю сторону личности; 3) советская социалистическая, оказавшая влияние на общества и культуры Восточной Европы, и, прежде всего, Русского мира в социальном и экономико-технологическом плане.

Сочетание этих разных компонентов нельзя рассматривать как исторически случайное: они образуют историческую закономерность и дополняют друг друга, имея общий знаменатель в восточноевропейском типе личности со своей структурой социальных связей со значимыми другими, отличающейся как от западного, так восточного, азиатско-традиционного типа. Различия лежат в том, насколько внутрь личности внедрены связи со значимыми другими и какова межличностная дистанция с ними.

Устойчивый и многократно подтверждённый выбор большинства славян в пользу Православия был неслучаен; так же, как не случаен выбор в пользу реального социализма, который был построен в Восточной Европе, и совсем не был построен у западных народов Европы. Может показаться, что личность восточноевропейца лежит где-то посредине между европейской и клановой личностями; но в действительности это не так. Речь идёт об особой модели личности с подвижными границами относительно других значимых личностей, которые регулируются в зависимости от ситуаций и целей общения. В традиционном обществе это не допускается, а в западном обществе не имеет смысла в результате выраженной межличностной дистанции и формализации отношений. Заметна диффузность границ общения при чётком выделении границ «Я». (В основу теории диффузной личности русского человека К.Касьянова в работе «О русском национальном характере» положила теорию диффузного типа общения Т. Парсонса, отличающегося от целерационального типа общения западного типа, нацеленного на достижение чёткой совместной цели в определённой сфере деятельности). Поэтому речь идёт об особой модели, которая и характеризует восточноевропейскую цивилизацию как построенную на разных видах «славянской» душевности, сердечности, жертвенности, взрывной эпилептоидности, долготерпения.

Личность русского - восточного европейца (Из : Баранов С.Д., Конов Д.В. Русская нация. Современный портрет C 433-434.)

Личность человека западного общества

Личность азиатского человека (родовое общество)

Мир Восточной Европы, «срединный мир Европейско-Азийского материка», по В. Ламанскому, является органической частью мира Евразии, однако он представляет лишь его особую часть, сильно отличающуюся от остальных частей Евразии, имеющим в основе другие цивилизационные типы, которые, хотя и совместимы со славянским, но живут внутри собственных миров, тюркского суннитского, иранского шиитского и других.

Русский мир представляет собой ядро восточноевропейской славянской цивилизации в её нынешнем существовании, является лидером всего восточноевропейского цивилизационного ареала. Два других крупных региона – западнославянский и южнославянско-балканский, - находятся под сильным влиянием западной цивилизации, и существуют в ослабленном зависимом виде. Учитывая геополитические реалии, восточноевропейский человек представлен сегодня в основном Русским миром.

Цивилизация представляет собой культурную общность и проявляется в высших достижениях культуры, религии, экономики, государства. Но в то же время в основе цивилизации лежит определённый человеческий тип в единстве его физической, психологической и духовной составляющих. Культурные достижения и культурная определённость цивилизаций является продуктом определённого типа человека и общества.

Поэтому, как ни парадоксальным это покажется на первый взгляд, цивилизационная определённость в славянском, и шире, восточноевропейском типе человека, совпадает с социобиологическим маркером общего происхождения. То, что во времена славянофилов и панславистов и их оппонентов XIX века выражалось терминами племенное «родство» и «кровь», приобрело научную реальность в популяционной генетике, её маркерах - гаплогруппах, свидетельствующих об общем родстве. Распространение гаплогрупп, как показано в работе Балановских «Русский генофонд на Русской равнине» в целом территориально связано с изученными ранее физико-антропологическими комплексами, объединёнными в зоны, и соответствующие понятию «малая раса» (коэффициент корреляции в выборках отдельных индивидов – носителей данных внешних признаков пока не известен).

Таким маркером, позволяющим говорить о единстве славянского типа человека общего происхождения, выступает мужская славянская гаплогруппа R1a1 (специфическое отклонение, метка, в геноме, указывающее на общего предка), присутствующая также и у других народов Европы. Гаплогруппа R1a1 является меткой восточноиндоевропейского массива, связанных с языками группы сатем, в отличие от родственной гаплогруппы R1b, связанной с западной индоевропейской языковой группой кентум. Наряду со славянами и в том числе Русским миром, гаплогруппой R1a помечены иранцы и индусы, что говорит об общем происхождении, а также, что для нас здесь более важно, – о дистанции славян с западноевропейскими народами, существующей с глубокой древности. Эти данные популяционной генетики, заставляющие задуматься о цивилизационной особенности русских и славян в Европе, подкрепляют и написанные индусами работы о большей близости санскрита с русским языком, чем с другими языками индоевропейской группы, за исключением иранских языков (например, Вир Раджендра Риши «Индия и Россия — лингвистическая и культурная близость» (1982)).

Уже в IV тысячелетии до н.э. предки славян и блатов были отдельной от западных народов ветвью, даже если и проживали в соседних регионах. Первой формой восточноевропейской цивилизации были культуры шнуровой керамики и боевых топоров, останки носителей которых дают устойчивую диагностику гаплогруппы R1a1, тогда как ареал их распространения в целом совпадает с современным ареалом западного и восточного славянства.

Судя по географии распространения R1a1, можно ожидать, что сопутствующим физико-антропологическим (расовым) комплексом будет в основной массе восточно-европейский комплекс, объединённый в одну большую зону с другими смешанными комплексами (по данным масштабных русской, украинской и других антропологических экспедиций 1950-хх гг.). Трактуя термины советской физической антропологии, можно сказать, что восточно-европейский комплекс является местной разновидностью нордической расы, распространённой в Русском мире. В общую зону, в основе которой лежит восточноевропейский комплекс, входит большинство великороссов, украинцев (северная часть), белорусов, а также представители ряда других восточноевропейских народов, происхождение которых имеет общие корни (древняя культура шнуровой керамики).

Таким образом, геногеографические исследования 2000-2010-хх гг., как и физико-антропологические исследования 1950-х гг., показывают наличие отдельного от запада и востока восточноевропейского этнического ареала на исторической славянской основе, и центральную роль восточного славянства и Русского мира в этом ареале, его связь со славянским, шире, восточноевропейским, типом человека и с его последующей оригинальной религиозной, политической и социальной историей.

Восточноевропейский (славянский) «медведь» гаплогруппы R1a1 «вгрызается» в Центральную Европу («челюсти»: Чехия, Венгрия, Словения) - структура населения по данным анализа маркеров генофонда (http://www.eupedia.com)

Гаплогруппы населения Европы: чётко видно разделение востчноевропейского и западноевропейского массивов (Балановский. О.П. Изменчивость генофонда в пространстве и времени: синтез данных о геногеографии митохондриальной ДНК и y-хромосомы Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора биологических наук М., 2012.). http://www.med-gen.ru/ar/ar_Balanovsky.pdf)

Комментарий. Карта О.П. Балановского показывает результат распространения в Европе западной ( R1b) и затем восточной ( R1a) групп индоевропейцев 4500-2500 до н.э., сохранившийся до сих пор в геногеографической структуре коренного населения регионов Европы (старше нескольких поколений).

Относительное преобладание (>35%) маркера гаплогруппы R1a – восточноевропейские популяции, R1b – западноевропейские популяции, - две различные ветви индоевропейцев. Гаплогруппы N1c и N1b маркируют преобладание потомков финского и угорского населения, цивилизационно близкого к восточноевропейскому. Гаплогруппа I1 маркирует западноевропейское скандинавское население с относительным преобладанием потомков доиндоевропейского субстрата Старой Европы, родственное I2,. потомков доиндоевропейского субстрата Старой Европы из южного балкано-карпатского очага.

Не закрашенные (белые) зоны: Север и Восток Германии и Голландия – слабо выраженное преобладание западноевропейской гаплогруппы R1b; Балкано-Дунайский регион – преобладание доиндоевропейской I2 (румыны – 40%) или восточноевропейской R1a1 (македонцы – 35%)[1].

Суммируя итоги статьи, можно сказать, что русская нация и Русский мир подошли к порогу своей зрелости, прохождение через который не будет простым моментом истории и потребует мобилизации всех сил.

Вместе с тем, этнологические факты и выводы, накопленные наукой к сегодняшнему дню, позволяют создать реалистическую и чёткую картину русского народа и русской цивилизации и послужить прочной основой для устойчивой национальной самоидентификации и национального воспитания русских, разоблачения русофобских мифов и фальсификаций. Для этого требуется, с одной стороны, упорядочение и систематизация, этнологическая интерпретация достижений, с другой - доступность массовому современному читателю.


[1] См.: Балановский О.П., Пшеничнов А.С., Сычев Р.С., Евсеева И.В., Балановская Е.В. Y-base: частоты гаплогрупп Y хромосомы у народов мира, 2010. / www.genofond.ru"http://genofond.invint.net/genofond.binec.ru/default22a2e.html?s=0&p=711

Журнал "Изборский клуб" 2016 № 3


Количество показов: 2742
Рейтинг:  3.7
(Голосов: 6, Рейтинг: 4.67)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх