загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



Петля времени - мы повторяем все ошибки прошлого

Фурсов Андрей ИльичАндрей Фурсов

Временная петля от 1917 г. до 2017 г. сомкнется всего через два года. Обидно сегодня, в Красный день календаря, сравнивая политические реалии, осознавать, что, на самом деле, не так далеко мы ушли от одного 17 года, и не так долго до следующего 17-го. Вот, например, политика при Николае была такой же двойственной и непоследовательной.

С одной стороны, Николай хотел сохранить традиционность и патриархальность России, оставить порядок таким, каким он был при его отце Александре III, о чем он неустанно говорил и писал. И именно это слышим мы сегодня – власть отстаивает принципы "особого пути России", настаивает на сохранении традиций, национализации элит. На деле все тот же "либеральный клан" у власти придерживается привычного курса внутренней политики, невзирая на грандиозные заявления о суверенитете и "великодержавности" политики внешней. В капиталистической экономике - опять кризис, как и сто лет назад.

"Что касается февральской революции – это был переворот, за которым стоял четверной заговор, - комментирует постоянный эксперт Накануне.RU, историк Андрей Фурсов. - Заговор членов царской фамилии, которые хотели отстранить Николая, заговор генералов, которые, тоже самое хотели сделать, провозгласить какого-то регента при наследнике. Это был заговор думцев, причем представителей дум разного созыва, их объединяло членство в масонских ложах, и решающую роль там играл Керенский, по воспоминаниям практически всех участников этих событий. И, наконец, британский заговор, он был очень важен, потому что если бы британцы (воюющая сторона и главный союзник России) сказали заговорщикам, с которыми они контактировали, "нет" – никакого заговора бы не было. Но британцы не только не сказали "нет", но и активно в своем заговоре участвовали, и неслучайно премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж, когда узнал о свержении царя и монархии в России, не постеснялся в британском парламенте открыто сказать, что одна из целей мировой войны достигнута. То есть ослабление России, свержение монархии и приведение к власти пробританских политиков, которые смотрели бы британцам в рот и ни в коем случае не потребовали бы обещанного России Константинополя и проливов – это была одна из задач этих людей".

Если спросить у нынешних россиян, особенно поинтересоваться у"поколения ЕГЭ" – что это за день "7 ноября" – окажется, что в России давно устоялся миф, будто тогда большевики свергли царя, они устроили революцию, они одни виноваты в гражданской войне. И потому 7 ноября – красный от крови день календаря. Наш мозг воспринимает готовые шаблоны легче, ведь, чтобы понять произошедшее, придется отойти от стереотипов, созданных за последние 20-30 лет. Кто на самом деле сверг царя в России? Большевики на момент февральской революции были малочисленным маргинальным движением, лидеры которого находились либо в ссылках на северных просторах родины, как Сталин, либо в комфортных условиях европейских и американских апартаментов (и были в тесной дружбе со своими спонсорами, людьми, представляющими крупный капитал и разведки Англии и Германии), как Ленин и Троцкий.

Февральскую революцию совершили олигархи николаевского времени, прозападные думцы – сплошь все масоны, либералы. На них делали ставку силы, заинтересованные в развале Империи, в этом они были едины – расходились только в том, когда должна произойти революция: в Англии считали, что до конца войны, но не раньше, чем произойдет коренной перелом в сторону Антанты; в Германии, наоборот, стремились вывести Россию из войны до коренного перелома. Но солидарность противников по Первой мировой, что революция в России быть должна, просто умиляет.

С третьей стороны были США, которые крупно наживались на войне (это после нее они вырвались в мировые лидеры) – Россия им была интересна с точки зрения бизнеса: ресурсы, концессии, промышленность. Заключать грабительские договоры с США от лица нового постреволюционного государства должен был известный в то время оратор, теоретик и эгоманьяк – Троцкий. С его дьявольским талантом, связями и хорошими деньгами он мог претендовать на роль нового "народного" лидера. Народного в кавычках, потому что на российский народ и саму могучую Россию ему было плевать, своей Родиной он ее не считал, он называл ее "туда", чтобы всегда можно было "обратно" (книга мемуаров Троцкого так и назвалась "Туда и обратно").

Так "революционный хоббит" с благословения Уолл-Стрит отправился в Россию, где уже свершилась буржуазная революция, где уже Романов написал отказную, где либеральное Временное правительство объявило амнистию для преступников разных мастей, где деморализованная новыми реформами армия распадалась по частям, а на просторах Новороссии зрели очаги самостийности – банды, группировки, объединения. Прибавьте еще "добрые иностранные легионы", преследующие свои цели, и будет полная картина бардака и безобразия, который застал Ленин и его товарищи, верные и мнимые. Вот этот мир они собирались разрушить до основания?

"Прибыл в Россию Троцкий – у него были тесные связи с американцами, прежде всего, с Рокфеллерами, на деньги которых он и его боевики приехали в Россию, - рассказывает историк Андрей Фурсов. - Ленин ориентировался на немецкий генеральный штаб, ну, а британцы затем нашли человека, которым они манипулировали – это был генерал Корнилов. И это положение векторов интересов зарубежных и российских сил – создало очень острую ситуацию, которой воспользовались те силы большевистской партии, которые ориентировались не на заграницу, а на внутрироссийские дела. Это были, прежде всего, Сталин и Дзержинский. Сталин имел репутацию в контрразведке Российской Империи человека, который ориентирован на то, чтобы Россия не превратилась в сателлита, в придаток западных держав. И плавно это все перешло к октябрьскому перевороту, который формально был переворотом. Большевики до 1927 г. так его и называли - "переворот". А сам этот день, 7 ноября, до 1936 г. праздновался как Первый день мировой революции. Потом его стали называть День великой пролетарской революции, а потом День Великой Октябрьской социалистической революции".

По сути, Октябрьская революция – была контрреволюцией. И лидеры ее преследовали, как оказалось, разные цели. Ленин – пытался применить марксизм относительно наших реалий. Ленинизм – это переход от капитализма к марксизму, так что его нельзя считать совсем социализмом или совсем капитализмом.

Но применять марксизм в России было сложно, ведь немцы – отцы-основатели теории о пролетарской революции - не зря ее называли "пролетарской", они считали, что социалистический переворот (революция) возможен только в индустриально развитой стране. А Россия, несмотря на нынешнюю моду хвалить царские времена, как рай земной, политый медом, была все-таки аграрной страной ("аграрно-индустриальной", - кричат с задних рядов, хорошо-хорошо, но "аграрной" в первую очередь) – теоретически такая "индустриальная" революция должна была произойти в Германии. Потому в России пролетариев-то не хватало, и революционной массой стал союз – рабочих, крестьян (как ни странно для Маркса) и солдат. На минуточку - шла Первая мировая война, и многие из солдат вспоминали, что они крестьяне, бросали оружие и шли в тыл к себе домой, спасать от голода жену, но по пути присоединялись к большевикам, чтобы "начать вести классовую борьбу и сражаться за идеалы революции" – ни больше, ни меньше. Почему присоединялись к большевикам? Вот это уже интересный вопрос. В то сумасшедшее время власть мог взять кто угодно, Временное правительство реально не справлялось, ведь такие либералы могут только критиковать нескончаемо государственность существующую, а когда им говоришь "на, теперь ты водишь" - они объявляют всеобщую свободу и ни на что больше не способны. Тут бы монархистам совершить контрреволюцию, или иностранным войскам занять куски побольше (что они и сделали), но народ начинает присоединятся именно к большевикам и власть выхватывают именно они.

"Половина офицеров и генералов бывшей царской армии служила в Красной армии, и далеко не все служили, потому что их семьи взяли в заложники. Просто они полагали, что большевики – это единственная сила, которая может сохранить государство – это первая причина, - объясняет историк Андрей Фурсов. - Вторая причина заключается в том, что большевики оказались более гибкими политиками, чем "белые". И крестьянская масса выбрала большевиков как наименьшее зло. Второй момент – ни Колчак, ни Деникин не пользовались популярностью, потому что они могли восстановить помещечье землевладение, и когда Врангель уже в самом конце проигранной войны говорил о необходимости аграрной реформы – уже было поздно, поезд ушел. Военный момент – у большевиков была огромная армия, которая раз в десять была больше армии "белых".

У "белых" была очень небольшая армия, и вообще удивительно, что они так долго продержались, потому что все работало против них. У них не было проекта. А у большевиков – худо-бедно – был проект, и этот проект был для большевиков, интернационал-националистов, которые командовали до 1923-1924 гг., это была мировая революция, но у них был реальный проект – отдать землю крестьянам, и это было очень важно для крестьян. Собственно, отсюда и поддержка у большевиков, и даже не только поддержка. Скажем, в тылу у Колчака были партизанские отряды, которые постоянно били "белых", а впрочем они били и "красных", был лозунг: бей "красных", пока не побелели, бей "белых", пока не покраснели. Но поскольку "белых" численно было меньше, то удары, наносимые партизанами, были значительно более чувствительными".

"Кстати, вот эта смена названия – "Первый день мировой революции" на "Первый день пролетарской революции" произошла в 1936 г., то есть тогда же, когда появился советский патриотизм, -рассказывает Андрей Фурсов. - И когда в преддверий новой большой войны Сталин понял, что нужно опираться на основную массу населения, то есть на державообразующий русский народ. Отсюда поворот и в пропаганде, и во многом другом. Октябрьский переворот – это наложение двух процессов, это, собственно, большевистская линия и те люди в России, которые не хотели, чтобы Россия стала придатком Запада. Но должен сказать, что в марте 1918 г. интернационал-социалисты во главе с Лениным и Троцким отодвинули этих людей, тесно связанных со Сталиным. В этом плане после того, как провалилась в 1923 г. революция в Германии, и стало понятно, что никакой революции не будет, сталинская команда свернула этот процесс, и победа Сталина над Троцким – это победа большой системы "Россия" над проектом "Мировая революция".

В своих воспоминаниях "Преданная революция" Троцкий горько сетовал на то, что вместо богоборчества в советской стране к религии устанавливается "иронически-нейтральное" отношение, возвращается "мещанская" мораль – то есть традиционные ценности, в первую очередь, основа общества - семья. И самое главное, что расстраивало мексиканского любовника Фриды Кало под старость лет – что Советы восстановили страну и не собираются поджигать Мировую революцию, в которой, по задумке Бронштейна, сама Россия должна была быть просто соломой. Ряд экспертов называет 1937 г. – тоже революцией против тех самых "безумцев", что бесчинствовали в 20-30 гг., против троцкистов, богоборцев, авантюристов и шпионов.

В начале 20 века Россия пережила множество трагических и важных событий: сразу несколько революций, гражданскую войну, интервенцию, но все это, чтобы не разбираться, сегодня скрыли под вывеской "7 ноября", подменили праздник и сдали в архив. Так проще воспринимать историю, так легче ее переписывать, так приятней ее забывать, но она может напомнить о себе вскоре сама. В николаевской России был огромный разрыв между богатыми и бедными, очень острое противоречие было между тем, что Россия – вроде, великая держава, а сырьевой придаток Запада, и сегодня мы видим целый ряд таких же противоречий, считает историк Андрей Фурсов:

"Вроде бы Российская Федерация – обладатель ядерного оружия, за что спасибо фундаменту, созданному, кстати, Сталиным и Берией. По крайней мере, мы – великая региональная держава, как минимум. А, с другой стороны, сырьевой держава быть не может, это противоречие, которое должно быть устранено - либо ты великая держава, либо "сырьевая держава", которая распадется на части. И еще одно противоречие – сегодня это противоречие между внешнеполитическим курсом, который, вроде бы, демонстрирует попытку вернуть, по крайней мере, часть суверенитета, это такое наступление, но тылы-то проваливаются.

Дело в том, что если кто-то собирается противостоять Западу, и собирать свои пяди и крохи, демонстрировать, что ты крупная держава, то нужна поддержка населения. И поддержка населения есть, особенно после Крымской Виктории. Но эта поддержка не может быть долгой, если разрушается здравоохранение, образование, то есть социальная ткань, разрушаются тылы. Может случиться так, что в самый момент наступления тылы-то окажутся разрушенными, геополитический противник ударит именно по ним. Иными словами, противоречие между внешнеполитическим курсом и внутренней политикой, которая остается в неолиберальном экономическом корпусе, должно быть снято. И история его снимет – либо в одну сторону, либо в другую".


Количество показов: 5225
Рейтинг:  4.66
(Голосов: 123, Рейтинг: 4.79)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх