загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



К СТРАТЕГИИ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ И РАЗВИТИЯ

Авторский доклад Изборскому клубу академика С.Ю. Глазьева

«Мы не растеряли, сберегли саму суть и духовную основу российской государственности, сохранили уникальное национальное многообразие народа и его историческое единство, вековые традиции преданности Отечеству и готовности отстаивать, защищать его свободу и независимость, его интересы. Эти идеалы патриотизма настолько глубоки и сильны, что никому и никогда не удавалось и не удастся перекодировать Россию, перекодировать, переделать под свои форматы. Нас невозможно отлучить, оторвать, изолировать от родных корней и истоков».

«Мы неотделимы от своей Родины, от её многовековой истории, духовных корней. И эта неразрывная связь времён и событий, преемственность поколений — наше бесценное достояние. Опираясь на опыт прошлого, мы более чётко видим горизонты будущего, ставим перед собой самые амбициозные цели и знаем, что обязательно решим все стоящие перед нами задачи. Залог тому — наша общая вера в Россию, стремление трудиться ради её процветания, ради благополучия и безопасности граждан нашей страны».

Президент России В.В. Путин (из выступлений на торжествах по случаю Дня России, 12 июня 2015 г.):

Призыв президента России В.В. Путина к единению нации, обращённый к её интеллектуальной и политической элите в День России, не может быть абстрактным лозунгом. Для его воплощения необходимо единение граждан страны не только на основе общности языка, культуры, территории, но и идеологии, которой должны руководствоваться все облечённые властью лица в повседневной практике государственного управления.

Историческая духовная традиция русского народа предопределяет стержневую роль принципа социальной справедливости в любой идеологической конструкции инвариантно к политическому, экономическому и социальному устройству общества. Нарушение императива социальной справедливости делегитимизирует государственную власть в глазах народа, влечёт дезинтеграцию общества, социальный протест и революцию. Так было в 1917 году в православной Российской империи, то же произошло в 1991 году в СССР, а теперь, в 2014 году, — на Украине.

Неспособность государства обеспечить социально справедливое распределение национального дохода, чрезмерное социальное расслоение раскалывают общество на враждующие классы вне зависимости от идеологических скреп. Для современной России, не обременённой какой-либо общенародной идеологией, эта угроза более чем актуальна. После расстрела недовольного либеральными реформами парламента и олигархического государственного переворота в 1993 году российское общество впало в политическую апатию, с тихой ненавистью взирая на разграбление общенародной собственности и вывоз национальных богатств за рубеж в 90-е годы. Рост доходов населения в 2000-е годы произвёл анестезирующий эффект на советское поколение, привыкшее терпеть, «лишь бы не было войны». Но опоздавшая к приватизации общенародной собственности и лишённая пиетета к власти полуобразованная и наполовину безработная молодёжь вполне готова к бунту. И, как показывает гражданская война на Украине, — к бунту бессмысленному и беспощадному в полном соответствии с исторической традицией.

Прекращение роста доходов в прошлом году население стерпело как временное явление, понадеявшись на заверения власти о скором улучшении экономического положения. Заметное падение доходов с начала этого года всё ещё воспринимается как временное, хотя по ряду категорий трудящихся, включая бюджетников, достигает 20-30%. Однако закрепление этой тенденции до конца года повлечёт ощутимое снижение уровня и качества жизни для большинства населения. По уровню бедности российское общество откатится на 10 лет назад (до уровня 2005 г., когда численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума составляла 25 млн человек — немногим более показателя (23 млн человек) 1-го квартала 2015 г.).

Анализ наметившихся тенденций позволяет сделать вывод, что масштаб бедности будет лишь возрастать:

1. Уровень инфляции с начала 2015 года по май 2015 г. уже составил 8,31% (для сравнения — уровень инфляции в мае 2014 г. с начала года — 4,18%), уровень инфляции за последние 12 месяцев — 15,78%. При этом по продовольственной группе товаров инфляция «зашкаливает» за 20%.

2. Средний размер назначенных пенсий по старости в соотношении с величиной прожиточного минимума пенсионера в январе 2015 г. был равен 162,5%, в то время как в январе 2014 г. — 183,6%.

3. Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата одного работника в соотношении с величиной прожиточного минимума для трудоспособного населения в январе 2015 г. была равна 303,4%, в то время как в январе 2014 г. — 362,9%, а в 4-м квартале 2014 г. — 401,6%. С учётом известной условности показателя прожиточного минимума, реальная величина которого как минимум вдвое превышает официально установленный уровень, даже небольшое снижение доходов людей, получающих их меньше среднего по стране уровня, будет очень чувствительным.

4. Если тенденции по снижению роста реальной зарплаты и пенсии сохранятся, а тем более если будет принято предложение Минфина об отмене индексации пенсий по инфляции, то бедность в домохозяйствах вырастет ещё больше, особенно в тех, где есть пенсионеры.

Субъективное измерение бедности (социологическими методами) даёт ещё более тревожную картину. До нынешнего кризиса доля граждан, ощущавших себя бедными, по данным ИСПИ РАН, составляла 30%[1]. Примерно такую же оценку уровня субъективной бедности фиксировали исследователи Института социологии РАН в 2012 г. — 32% среди населения в возрасте не старше 55 лет [2]. Сейчас эти цифры можно увеличить в 1,5-2 раза.

Падение доходов большинства населения до прожиточного минимума и ниже неизбежно повлечет обострение социальных противоречий и поставит вопрос о несправедливом распределении национального дохода и богатства. Посеянные четыре года назад «болотной» оппозицией семена критики «партии жуликов и воров» дадут обильный урожай социального протеста в отношении властвующей элиты. Последняя, спрятавшись от народа за заборами роскошных особняков и офшорных счетов, вряд ли найдет убедительное для людей объяснение причин падения их уровня жизни. И едва ли сможет обосновать перспективы его повышения в обозримом будущем. Да народ и не поверит.

У большинства населения фиксируется значительное доверие к Президенту России В.В.Путину, Русской Православной Церкви и армии. Президенту народ доверяет в силу положительных результатов его правления в 2000-е годы, как в части повышения уровня жизни, так и в части спасения государства от развала. Доверие к Церкви отражает веру в традиционные нравственные идеалы, среди которых принципы справедливости и правды занимают главенствующее место. Но это доверие не может долго висеть в воздухе ожиданий. Без опоры на реальную созидательную деятельность властвующей элиты на благо народа его доверие к власти рассеется, как туман. И лишенная народной опоры вертикаль власти может в одночасье рухнуть, как это не раз происходило в нашей истории, в том числе совсем недавно — на наших глазах.

Власть царя опиралась на дворянскую аристократию, государственную бюрократию и армию. Бессмысленная мировая война расшатала и то, и другое, и третье, принеся народу неисчислимые бедствия. И когда в феврале 1917 года царю был предъявлен ультиматум высших генералов и политического руководства Государственной Думы, никто не встал на защиту престола. Пока пронизанная западной агентурой политическая элита воплощала навеянные западными «союзниками» призраки демократии, большевики обуздали разложившуюся армию и превратили «империалистическую войну в войну гражданскую».

Власть руководства СССР опиралась на КПСС и номенклатурную бюрократию. В ходе затеянной Горбачёвым перестройки эти опоры были демонтированы, и власть оказалась один на один с народом, который попросту от неё отвернулся. В погоне за навеянными западной идеологией туманными образами общества потребления народ дал себя обмануть горстке политических авантюристов, жуликов и воров, которые под ширмой либеральных реформ совершили, по образному выражению С.С. Говорухина, великую криминальную революцию. Она породила компрадорскую олигархию, утвердившуюся у власти в результате государственного переворота 1993 года. Присвоив путём приватизации общенародной собственности основную часть национального богатства, эта олигархия возомнила себя правящим классом и подчинила своим интересам институты государственной власти.

Хотя В.В. Путин сумел обуздать и отделить от государственной власти казавшийся всесильным олигархат, с тех пор в политическом устройстве общества мало что изменилось. Властвующая элита по-прежнему представляет собой симбиоз высшего чиновничества и крупного бизнеса. Только если в 90-е годы последний помыкал первым, то теперь олигархи демонстрируют политическую лояльность и готовность выполнять поручения. Но по своей сути олигархат остаётся в основном компрадорским, предпочитая скрывать накопленные сбережения и семьи за рубежом и ориентируясь на иностранные ценности, включая американский или английский паспорт.

Кризис обнажил бездонную пропасть между властвующей элитой и народом. Она проявляется не только в колоссальном имущественном разрыве между горсткой сверхбогатых и морем бедных, но и в характере проводимой экономической политики. Упорное нежелание денежных властей вводить ограничения на трансграничное движение капитала и их последовательная линия на обеспечение благоприятных условий для валютно-финансовых спекуляций в ущерб производственной деятельности влечёт дальнейшее усиление позиций компрадорской олигархии за счёт ухудшения положения производительного капитала и населения. Антикризисные меры как 2008-2009-х, так и 2014-2015 годов были направлены на поддержку погрязших в спекуляциях против национальной валюты крупных финансовых структур, обогатившихся за счёт обесценивания доходов и сбережений производственных предприятий и граждан. Объём перераспределения национального дохода в пользу финансовых спекулянтов и крупных банков только за счёт мер государственной поддержки составил в эти кризисные периоды в общей сложности 3-5 трлн рублей, не менее половины которых были конвертированы и вывезены за рубеж. Если бы не твёрдая линия В.В. Путина на защиту социальных гарантий, денежные власти пожертвовали бы и ими, как это сделали в западных странах в соответствии с рекомендациями вашингтонских финансовых организаций. Следование последним привело к финансовому кризису в Греции, что является наглядным уроком для всех думающих экономистов и политиков.

Сам кризис российской экономики и втягивание её в стагфляционную ловушку стал порождением проводимой денежными властями политики обслуживания интересов международного, в том числе выведенного в офшоры бывшего российского капитала. Её краеугольный камень — полная свобода трансграничных и валютообменных финансовых операций. Это предопределяет полную зависимость российской финансово-экономической системы от внешних потоков капитала, даже маленькое изменение которых вызывает дестабилизацию макроэкономической ситуации в России.

Российская финансовая система в сотни раз меньше мировой, в которой доминируют американские фонды, специализирующиеся на валютно-финансовых спекуляциях. При этом приток осваиваемых ими денег растёт в геометрической прогрессии вследствие их безудержной эмиссии ФРС США, ЕЦБ, Банка Англии и Банка Японии, объём которой с начала глобального финансового кризиса вырос в 3-5 раз. Имея безграничные возможности по дестабилизации открытых национальных финансовых систем, западные спекулянты регулярно атакуют их с целью манипулирования рынком и зарабатывания сверхприбылей на обесценивании национальных доходов и сбережений. Именно такие атаки были проведены против российской финансовой системы в 1998, 2008 и 2014 годах. И каждый раз российские денежные власти, вместо того чтобы защитить свою финансовую систему, своей политикой способствовали её дестабилизации.

И в настоящее время проводимая политика полной открытости валютно-финансового рынка, рефинансирования спекулятивных валютных операций Банком России, завышенных процентных ставок и свободного плавания курса рубля ставит российскую экономику в полную зависимость от интересов международных, главным образом американских, спекулянтов. В условиях ведущейся США против России финансовой войны это обрекает российскую экономику на тяжёлые потери и гарантированное поражение. Она ежегодно теряет около 150 млрд долл. на вывозе капитала, ещё больше — на разорении и деградации производственной сферы, доходы которой утекают на финансовый рынок. Платить за пиршество обогащающихся на дестабилизации макроэкономической ситуации спекулянтов приходится и населению обесцениванием зарплат, сбережений и имущества.

Проводимая в интересах международных спекулянтов макроэкономическая политика несовместима с жизненными интересами производственной сферы и населения. Первая лишается значительной части своих доходов и основного капитала в неэквивалентном экономическом обмене со сферой обращения. Второе теряет на девальвации своих доходов и сбережений вследствие постоянного падения покупательной способности и курса рубля. Именно за счёт амортизации основного производственного и человеческого капитала образовалась большая часть вывезенных за рубеж двух триллионов долларов. Ещё одной составляющей перераспределения национального дохода в пользу офшорной олигархии стала природная рента от эксплуатации принадлежащих государству природных ресурсов.

В российской экономике так и не сложились положительные обратные связи трансформации сбережений в инвестиции, знаний — в новые технологии, природных богатств — в конечную продукцию, обеспечивающие рост производства и богатства. Вместо них действовали процессы присвоения, перераспределения и использования созданного ещё в советский период производственного потенциала, возможности эксплуатации которого почти исчерпаны. Произошедшая за постсоветский период деградация научно-производственного и интеллектуального потенциала ставит предел продолжению сложившейся системы социально-экономических отношений. В условиях падающих рентных доходов, вследствие снижение мировых цен на нефть, её дальнейшее воспроизводство возможно лишь за счёт интенсификации эксплуатации трудовых ресурсов, что предполагает ещё большее падение реальной заработной платы. Это влечёт падение уровня жизни подавляющего большинства населения, усугубляет и без того запредельное социальное неравенство, что неминуемо ведёт к появлению протестных настроений и ренессансу классовой борьбы.

Изменению макроэкономической политики мешают связанные с денежными властями офшорная олигархия и крупные финансовые группы, а также их вашингтонские наставники. Первые не дают ввести никакие ограничения на трансграничные перемещения капитала. Вторые, пользуясь инсайдерской информацией, зарабатывают на валютно-финансовых спекуляциях, покрывая свои риски безотказной государственной помощью. Третьим эта политика позволяет манипулировать российским финансовым рынком, что и обеспечивает эффективность введённых ими экономических санкций. Последние рассчитаны именно на ту реакцию бизнес-сообщества и денежную политику, которую демонстрируют российские государственные финансово-банковские структуры и непосредственно денежные власти.

Нынешняя система власти опирается преимущественно на бюрократическую вертикаль, силовые структуры и крупный бизнес. Эти опоры могут не выдержать нарастающего внутреннего и внешнего давления. Тем более вследствие открытости российской финансовой системы внутреннее давление также зависит от внешних факторов. Американская технология гибридной войны предполагает их активное использование с целью дестабилизации внутреннего положения и обрушения институтов власти. Повержение избранной в качестве жертвы страны в состояние анархии кардинально облегчает возможности её подчинения извне.

Эффективность этой технологии была многократно продемонстрирована англосаксами, в том числе в борьбе с Россией. Так английские агенты влияния последовательно расшатывали опоры царского режима, дискредитируя царскую семью, спонсируя оппозицию и прибегая к политическим убийствам и провокациям. Им удалось втянуть императора в войну, которая завершилась его свержением, революцией и интервенцией. Если бы Красная армия не победила в Гражданской войне, то Россия была бы расчленена «союзниками».

К столетию Великой Октябрьской социалистической революции Россия подходит со схожими параметрами социальной неудовлетворённости. Сто лет назад её показателями были дороговизна и недоступность продовольственных товаров в городах (по данным о продовольственной ситуации, например, в Москве с 1913 по 1916 год, потребление мяса сократилось на 57%, жиров — на 15%, картофеля — на 8%, хлеба на — 6%; в какой-то мере это компенсировалось 35-процентным ростом потребления крупы). Децильный же коэффициент имущественного неравенства к 1917 году, вопреки расхожему мнению, составлял примерно 6-6,5, тогда как в США — 16-18, а в Англии и вовсе — 35. В современной России децильный коэффициент составляет 16-18 — уровень США начала ХХ века и в 3 раза выше, чем в царской России. Для сравнения: в скандинавских странах Дании, Финляндии и Швеции этот показатель 3-4 (как в СССР), в Германии и Австрии — 5-7.

Проводимая социально-экономическая политика усиливает неравенство вследствие резкого расширения платности в социальных отраслях, снижающей доступность важных социальных услуг, прежде всего для малообеспеченных слоев населения. Население не может в полной мере оплачивать услуги образования и здравоохранения. Сегодня более 60% мест в вузах платные, 48% затрат на услуги здравоохранения поступают из кошельков пациентов. Методы реформирования, связанные с сокращением сети учреждений и работающих в них кадров, ведут к снижению качества образования и здравоохранения. Совокупность изданных нормативно-правовых актов, затрагивающих образование, здравоохранение, социальное страхование и т.д., говорит о том, что, несмотря на смену официальной риторики, задача сокращения, или, говоря бюрократическим новоязом, оптимизации социальных расходов государства, так и осталась среди приоритетных.

В качестве предельно критического (порогового) значения коэффициента фондов, т.е. соотношения доходов крайних 10% наиболее и наименее обеспеченных групп населения, принято считать соотношение 10:1. В 1991 г. этот показатель составлял в нашей стране 4,5 раза, в 2014 г. — 16 раз по официальной статистике, более 25 раз по экспертным оценкам и 40 раз с учётом скрытых доходов.

Несмотря на позитивную динамику роста средних показателей денежных доходов в нулевые годы, социальная поляризация ввиду форсированного роста самых высоких доходов и зарплат не уменьшалась, а продолжала нарастать. В Докладе о мировом благосостоянии (Global Wealth Report, 2012 г.) Россия заняла первое место в мире среди крупных стран по неравенству распределения богатства. Неравенство распределения богатства было выше в нескольких карибских странах с налоговыми офшорами. Мы вернулись к состоянию дореволюционной России, когда 1% населения владел около 30% национального богатства[3].

Как и тогда, сегодня основные доходы и богатства сосредоточены у сотни семей. Как и тогда, большая часть этих семей тесно связана своими интересами и образом жизни со странами Запада. Как и тогда, российская экономика критически зависит от иностранных источников кредита и капитала. Как и тогда, Запад вёл с Россией гибридную войну на уничтожение — открытую (Германия и Австро-Венгрия) и скрытую (Англия и Франция).

Есть, конечно, и существенные отличия. Внешние — не в пользу нынешней России. Тогда Российская империя была сильнейшей на континенте. Европейские «партнёры» вели друг с другом войну, разделившись на открытых врагов и «союзников». Сегодня Россия на порядок слабее стран НАТО, и они едины в своей нарастающей русофобии.

Внутренние отличия противоречивы. Тогда у России не было волевого и прозорливого руководителя. В отличие от Николая II В.В. Путин знает цену «партнёрам» и понимает угрозы российской государственности. Поэтому он не даёт втянуть Россию в войну, умело используя дипломатические приёмы для нейтрализации американской линии по формированию антироссийской коалиции. В то же время тогда не было столь явной зависимости властвующей элиты от Запада. В отличие от нынешней компрадорской олигархии, открыто вывозящей за рубеж свои доходы, семьи и имущественные права, западная агентура в царской России пряталась в масонских ложах и рядилась в патриотические одежды. Не было и такой информационной зависимости от западного идеологического влияния, да и сам Запад был другим.

Если по методам подрыва российской государственности сегодняшняя гибридная война похожа на Первую мировую, то по смыслу агрессии объединённого Запада против России она скорее является продолжением Второй. Как и тогда, Запад един в своём стремлении уничтожить русскую идентичность и российскую государственность. Тогда и народ, и властвующая элита понимали, что оказались в состоянии войны на полное уничтожение. И благодаря единству народа, армии и правящей партии сумели победить многократно превосходившего по силе врага.

Не случайно хорошо понимающий историю В.В. Путин призвал в День России к единству (см. эпиграф). Но, чтобы его обрести, необходима, во-первых, объединяющая народ идеология; во-вторых, соответствие ей проводимой государством политики; в-третьих, механизм ответственности властвующей элиты за соблюдение норм этой идеологии. И, конечно, не должно быть раздирающих общество антагонистических противоречий.

Сегодня противоречия между интересами народа и властвующей элиты потенциально антагонистические. Их приглушение за счёт перераспределения природной ренты более не работает в силу как сокращения последней, так и действующей налоговой системы. Её основная тяжесть приходится на труд (создаваемую им стоимость), в то время как сверхприбыли от спекуляций, эксплуатации природных ресурсов, статусной ренты практически уводятся из-под налогообложения. Главной тягловой силой российского государства остаётся трудящееся население, степень эксплуатации которого в 2-3 раза превышает существующий в странах Запада уровень (рассчитываемый как объём производимой продукции на единицу заработной платы) и на него же приходится основная тяжесть налогообложения.

Проводимая государством политика вступает в противоречие не только с интересами трудящегося населения, но и с интересами отечественных товаропроизводителей. Для последних убийственны как чрезмерная дороговизна и недоступность кредитов, так и резкие колебания курса рубля, не говоря уже о волюнтаризме правоохранительных и налоговых органов.

Ориентация денежных властей на обслуживание интересов валютно-финансовых спекулянтов и офшорную олигархию ежедневно усиливают противоречия между властвующей элитой и народом, доводя их до состояния антагонистических. Это подрывает доверие населения к институтам государственной власти, ослабляя две её опоры — бюрократию и правоохранительные органы.

В то же время под воздействием внешних факторов расшатывается и опора, связывающая власть с крупным бизнесом. Последний явно прогибается под санкциями западных стран, опасаясь за свои спрятанные в англосаксонской и европейской юрисдикции капиталы. Призывы В.В. Путина к возвращению вывезенных капиталов на Родину воспринимаются с недоверием, несмотря на объявленную амнистию. Вопреки ожидаемому эффекту от законодательной инициативы по деофшоризации бизнеса, многие богатые бизнесмены предпочли совсем удалиться из российской юрисдикции, а не стать добросовестными налогоплательщиками.

Компрадорская олигархия не может быть опорой национальной власти. Она потому и называется компрадорской, что связывает свою судьбу с обслуживанием интересов иностранного капитала. И, как показывает исторический опыт, всегда и везде предает национальные интересы, если того требуют зарубежные кураторы. Даже православные бизнесмены, совершающие паломничество на Афон, забывают о священных узах товарищества, как только враг угрожает отнять «нажитые непосильным трудом» и вывезенные за рубеж капиталы. Как показывает печальный опыт свержения Януковича, родственные ему бизнес-кланы, не моргнув глазом, предали своего покровителя под страхом замораживания своих зарубежных активов. Нет оснований думать, что их российские «братья по разуму» поступят по-другому.

Не нужно быть пророком, чтобы догадаться о главных направлениях западной агрессии против России. Удары будут наноситься прежде всего по опорам высшей государственной власти. Бюрократия будет обвиняться в коррупции и дискредитироваться в глазах населения. Крупный бизнес будет настраиваться против власти под страхом экономических и персональных санкций. Правоохранительные органы будут выбиваться из-под государства страхом перед ответственностью за противоправные насильственные действия. Всё это уже происходит на наших глазах.

Чтобы выстоять в ведущейся против России гибридной войне, главе государства необходимо опираться прежде всего на народ. И в первую очередь — на трудящееся население. Для обеспечения его лояльности макроэкономическую политику следует изменить в соответствии с общепринятым пониманием принципов социальной справедливости и правды, а также в интересах развития производственной сферы. На практике это означает:

— переход к прогрессивному налогообложению доходов и имущества;

— искоренение коррупции;

— деофшоризацию экономики и прекращение утечки капитала;

— удешевление и облегчение условий долгосрочного кредита, обеспечение макроэкономической стабильности.

Конкретные предложения по каждому из этих направлений многократно обосновывались и предлагались научным и деловым сообществом, широкой общественностью. Кратко их резюмировать можно следующим образом.

В налоговой сфере снижение налогообложения предпринимательской деятельности может быть компенсировано введением прогрессивного налога на доходы и имущество физических лиц, уровень которых превышает средний по стране более чем вдвое. Такой механизм выравнивания доходов, исходя из христианского принципа социальной справедливости, стал органичной составляющей жизни большинства развитых государств. При этом налогообложение нетрудовых доходов существенно выше, чем трудовых, — основная тяжесть ложится на налоги, на наследство, имущество, рентные доходы. Основная масса налоговых поступлений в развитых странах приходится на состоятельных граждан со сверхвысокими доходами. В России же, наоборот, более 70% налоговых сборов приходится на юридические лица, что подавляет деловую и инвестиционную активность. При этом чистый доход физических лиц в преобладающей степени сегодня связан не с заработной платой, а с доходами от собственности. В России же «незарплатные» доходы, доля которых у наиболее состоятельных граждан страны составляют 65% их общих доходов, а в Москве — 90%, а также доходы от спекулятивной деятельности, облагаются минимально.

Введение прогрессивной шкалы по аналогии с «развитыми демократиями» даст увеличение доходов бюджета на 5 трлн руб. Это позволит освободить от налогообложения часть прибыли предприятий, направляемой на инвестиционную деятельность, посредством наращивания амортизации до уровня развитых стран (60-70% в финансировании инвестиций).

Одновременно необходимо законодательно установить контроль за расходованием амортизационных отчислений. Переход к начислению амортизации не по оценке основных фондов в смешанных ценах, а по восстановительной стоимости, позволит увеличить инвестиции в основные фонды на те же 5 трлн рублей, компенсируемые бюджету введением прогрессивного подоходного налога.

В целях упрощения налоговой системы, уменьшения расходов на её администрирование, сокращения уклонения от налогов, стимулирования деловой и инновационной активности целесообразно заменить налог на добавленную стоимость более простым в администрировании налогом с продаж (НсП), взимаемым только на стадии конечного потребления. Выпадение доходов бюджета, возникающее при отмене НДС, может быть компенсировано за счёт введения НсП в размере 14%. Отмена НДС приведёт также к экономии более 1 трлн руб. на государственных закупках, освободит для производственной деятельности около миллиона бухгалтеров, высвободит оборотные средства предприятий для наращивания производства и инвестиций.

В сфере налогообложения имущества подход должен быть дифференцирован в зависимости от его социальной значимости, предусматривая повышенные ставки на предметы роскоши и избыточную недвижимость и нулевые ставки на имущество в пределах социальных стандартов достойного уровня жизни. При этом относительно большая нагрузка должна, по тому же принципу, накладываться на налог на наследуемое имущество.

Искоренение коррупции возможно при широком вовлечении общества в борьбу со взяточниками. Для этого целесообразно использование трёх принципов. Во-первых, каждый гражданин должен обладать реальным правом требовать отставки любого чиновника в случае ненадлежащего исполнения им своих должностных обязанностей. Во-вторых, в случае сообщения о вымогательстве взятки, иметь право на автоматическое получение требуемой от государства услуги. В-третьих, введение сквозной ответственности исполнительных органов власти за повышение уровня жизни населения.

Для деофшоризации экономики и прекращения утечки капитала, наряду с уже принятыми мерами в сфере налогообложения, необходимо:

1. Законодательно ввести понятие «национальная компания», удовлетворяющее требованиям: регистрации, налогового резидентства и ведения основной деятельности в России, принадлежности российским резидентам, не имеющим аффилированности с иностранными лицами и юрисдикциями. Только национальным компаниям и российским гражданам-резидентам следует предоставлять доступ к недрам и другим природным ресурсам, госзаказам, госпрограммам, госсубсидиям, кредитам, концессиям, к собственности и управлению недвижимостью, к жилищному и инфраструктурному строительству, к операциям со сбережениями населения, а также к другим стратегически важным для государства и чувствительным для общества видам деятельности.

2. Обязать конечных владельцев акций российских системообразующих предприятий зарегистрировать свои права собственности на них в российских регистраторах, выйдя из офшорной тени.

3. Заключить соглашения об обмене налоговой информацией с офшорами, денонсировать имеющиеся соглашения с ними об избежании двойного налогообложения, включая Кипр и Люксембург, являющиеся транзитными офшорами. Определить единый перечень офшоров, в том числе находящихся внутри оншоров.

4. Законодательно запретить перевод активов в офшорные юрисдикции, с которыми не заключены соглашения об обмене налоговой информацией по модели транспарентности, выработанной Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

5. Ввести в отношении офшорных компаний, принадлежащих российским резидентам, требования по соблюдению российского законодательства по предоставлению информации об участниках компании (акционеры, вкладчики, выгодоприобретатели), а также по раскрытию налоговой информации для целей налогообложения в России всех доходов, получаемых от российских источников под угрозой установления 30%-ого налога на все операции с «не сотрудничающими» оффшорами.

6. Сформировать «чёрный список» зарубежных банков, участвующих в сомнительных финансовых схемах с российскими компаниями и банками, отнеся операции с ними к разряду сомнительных;

7. Ввести разрешительный порядок офшорных операций для российских компаний с государственным участием;

8. Принять комплекс мер, снижающих налоговые потери от несанкционированного вывоза капитала: 1) возмещение НДС экспортёрам только после поступления экспортной выручки; 2) взимание авансовых платежей по НДС уполномоченными банками при перечислении поставщикам-нерезидентам импортных авансов; 3) введение штрафов за просроченную дебиторскую задолженность по импортным контрактам, непоступление экспортной выручки, а также по другим видам незаконного вывоза капитала в размере его величины.

9. Прекратить включение во внереализационные расходы (уменьшающие налогооблагаемую прибыль) безнадёжных долгов нерезидентов российским предприятиям. Предъявление исков к управляющим о возмещении ущерба предприятию и государству в случае выявления таких долгов.

10. Ужесточить административную и уголовную ответственность за незаконный вывоз капитала с территории государств — членов Таможенного союза, в том числе в форме притворных внешнеторговых и кредитных операций, уплаты завышенных процентов по иностранным кредитам.

11. Начать активную работу правоохранительных органов по распространению действия статьи 174 Уголовного кодекса «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретённых другими лицами преступным путём» на доходы, полученные путём совершения налоговых преступлений и путём незаконного вывоза капитала, а также включение в состав налоговых преступлений неуплату налогов при наличии налогооблагаемой базы;

12. Ввести налоги на спекулятивные финансовые операции (планируемый в ЕС налог Тобина) и чистый вывоз капитала;

13. Улучшить информационно-статистическую основу противодействия офшоризации экономики, утечке капитала и минимизации налогов, включая получение данных о платёжном балансе и международной инвестиционной позиции от всех офшоров в страновом разрезе.

Стабилизация макроэкономической ситуации, подъём и развитие реального сектора экономики невозможны без организации системы долгосрочного кредитования, замкнутой на внутренние источники предоставления «длинных» денег. В этих целях необходимо:

1. Развернуть целевое кредитование производственных предприятий, сбыт продукции которых гарантирован экспортными контрактами, госзаказами, договорами с внутренними потребителями и торговыми сетями. Эти кредиты по ставке 2% должны рефинансироваться ЦБ под обязательства предприятий через подконтрольные государству банки с доведением до конечных заёмщиков по ставке 4% на срок от 1 до 5 лет с жёстким контролем за целевым использованием денег исключительно на производственные нужды. Требуемый объём таких кредитов — не менее 3 трлн руб., включая 1,2 трлн руб. для предприятий оборонно-промышленного комплекса.

2. Развернуть целевое финансирование одобренных государством инвестиционных проектов за счёт кредитов ЦБ институтам развития по ставке 1% на 5-15 лет под облигации госкорпораций, правительства, субъектов Федерации, муниципалитетов, международных организаций. Объём — не менее 2 трлн руб.

3. Увеличить в 3 раза объём льготных кредитных линий на поддержку малого бизнеса, жилищного строительства, сельского хозяйства, рефинансируемых ЦБ через специализированные институты развития федерального и регионального уровня не более чем под 2% годовых, включая ипотеку.

4. Разработать и реализовать государственную программу импортозамещения в объёме не менее 3 трлн руб. ЦБ предоставить ВЭБу целевую кредитную линию на эти цели до 1 трлн руб. Запретить импорт и лизинг за государственные средства (бюджета и средства госкомпаний) любой продукции, аналоги которой производятся в России, включая импорт самолётов, автомобилей, лекарственных препаратов, напитков, мебели и пр.

5. Обусловить государственную поддержку частного бизнеса его встречными обязательствами перед государством по производству определённой продукции (или оказанию услуг) в определённом объёме в определённые сроки по определённым ценам. Невыполнение обязательств должно вести к образованию долга перед государством в размере стоимости непроизведённой продукции;

6. В целях обеспечения стабильных условий кредитования запретить коммерческим банкам пересматривать условия кредитных соглашений в одностороннем порядке.

7. Изменить стандарты оценки стоимости залогов, используя средневзвешенные рыночные цены среднесрочного периода, и ограничить применение маржинальных требований. В том числе предусмотреть отказ от маржинальных требований к заёмщикам со стороны Банка России и банков с государственным участием.

8. Развернуть целевое кредитование производственных предприятий, сбыт продукции которых гарантирован экспортными контрактами, госзаказами, договорами с внутренними потребителями и торговыми сетями. Эти кредиты по ставке 2% должны рефинансироваться ЦБ под обязательства предприятий через подконтрольные государству банки с доведением до конечных заёмщиков по ставке 4% на срок от 1 до 5 лет с жёстким контролем за целевым использованием денег исключительно на производственные нужды. Требуемый объём таких кредитов — не менее 3 трлн руб., включая 1,2 трлн руб. для предприятий оборонно-промышленного комплекса.

9. Развернуть целевое финансирование одобренных государством инвестиционных проектов за счёт кредитов ЦБ институтам развития по ставке 1% на 5-15 лет под облигации госкорпораций, правительства, субъектов Федерации, муниципалитетов, международных организаций. Объём — не менее 2 трлн руб.

10. Увеличить в 3 раза объём льготных кредитных линий на поддержку малого бизнеса, жилищного строительства, сельского хозяйства, рефинансируемых ЦБ через специализированные институты развития федерального и регионального уровня не более чем под 2% годовых, включая ипотеку.

Удешевление и облегчение условий долгосрочного кредита, так же как и поддержание стабильной макроэкономической среды, невозможно без введения контроля за трансграничным движением капитала и валютообменными операциями в целях блокирования спекулятивных атак, нецелевого использования кредитов, мошеннических операций на финансовом рынке. Это позволит удешевить и многократно расширить кредитование производственной деятельности без риска перетока кредитных ресурсов на валютно-финансовый рынок в спекулятивных целях. Это необходимо также для управления обменным курсом рубля исходя из объективных условий обеспечения конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей. Методы избирательного валютного регулирования и контроля хорошо известны и, как показывает опыт многих устойчиво развивающихся стран, могут быть вполне эффективны при последовательной политике денежных властей.

Реализация указанных направлений создания справедливой, ответственной и благоприятной для развития производственной деятельности системы государственного регулирования создаёт необходимые условия для формирования общенародной сплачивающей общество идеологии. В её основу может быть положена концепция социально-консервативного синтеза, предполагающая выработки новой глобальной идеологии гармонизации общественных отношений на основе сочетания традиционных нравственных ценностей, принципов социальной справедливости и партнёрства, понимания необходимости устойчивого развития человечества при сохранении разнообразия и упорядочивания ноосферы, соблюдения прав и свобод человека, норм международного права, действия механизмов добросовестной конкуренции и взаимовыгодного международного экономического обмена. Такой социально-консервативный синтез может быть выработан на серии представительных международных форумов. В последующем усилиями заинтересованных политических и общественных сил вопросы гармонизации глобальных общественных отношений на охарактеризованных выше началах глобальной ответственности, национальной конкурентоспособности и международной солидарности должны быть поставлены в повестку дня официальных международных переговоров. Вначале — ведущих государств мира, а затем — Генеральной ассамблеи ООН.

Работа по формированию социально-консервативного синтеза должна вестись одновременно по нескольким направлениям с участием ведущих экспертов, пользующихся международным авторитетом:

— разработка предложений по формированию новой архитектуры глобальных финансово-экономических отношений;

— формирование условий обеспечения добросовестной конкуренции в международном экономическом обмене;

— создание механизмов выравнивания социальных издержек национальных государств посредством развёртывания соответствующих глобальных программ под эгидой компетентных международных организаций за счёт введения глобального налога на валютообменные операции;

— обеспечение условий для открытого международного технологического и информационного обмена.

Перечисленные выше направления изменения взаимоотношений государства и общества позволят его сцементировать общностью интересов и обеспечить необходимую для победы в войне степень его консолидации. Главная проблема при этом заключается не столько в сложности предлагаемых изменений государственной политики, сколько в их скорости. Война уже идёт, российская экономика ежегодно теряет по полторы сотни миллиардов долларов, дестабилизация макроэкономической ситуации повергла экономику в стагфляцию при объективной возможности быстрого роста, а валютно-финансовый рынок манипулируется иностранными спекулянтами. Если до конца этого года предлагаемые меры не будут реализованы, то потом может оказаться поздно.


[1] Данные всероссийских социологических исследований, проведённых под руководством академика Г.В. Осипова, члена-корреспондента. В.Л. Шульца и доктора социологических наук В.В. Локосова в 2007-2011 гг.

[2] О чём мечтают россияне. Идеал и реальность. / Под. ред. М.К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. - М.: Весь мир, 2013. - С. 203.

[3] В 2008 г., по расчетам Российской экономической школы, «золотой миллион» (примерно 0,7% населения) получал 30% всех доходов населения. При этом эти оценки сделаны без учёта дохода от роста стоимости капитальных активов и других доходов, не отражаемых в российской статистике.


Количество показов: 8665
Рейтинг:  4.63
(Голосов: 118, Рейтинг: 4.76)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх