загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
19.11.2016 Уникальная возможность подготовить текст общественного договора
Максим Шевченко
18.11.2016 Обратная сторона Дональда Трампа
Владимир Винников, Александр Нагорный
18.11.2016 Академия наук? Выкрасить и выбросить!
Георгий Малинецкий
17.11.2016 Пока непонятно, что стоит за арестом
Андрей Кобяков
17.11.2016 Трампу надо помочь!
Сергей Глазьев
16.11.2016 Трамп, приезжай!
Александр Проханов
16.11.2016 Место Молдавии – в Евразийском союзе
Александр Дугин
15.11.2016 Выиграть виски у коренного американца
Дмитрий Аяцков
15.11.2016 Победа Трампа и внешняя политика России
Николай Стариков
14.11.2016 Вольные бюджетники и немотствующий народ
Юрий Поляков



Дико не иметь прорусской партии

В гостях у Международного медиа-клуба «Формат А-3» побывал известный российский писатель, публицист и общественный деятель Александр Проханов. Несмотря на плотный график пребывания в Крыму, писатель нашел время ответить и на вопросы корреспондента «Крымского Эха».

  — Александр Андреевич, масштаб вашей творческой и общественной деятельности на протяжении многих лет и тот опыт, та компетентность в области общественных отношений и, наконец, ваша историческая осведомленность о том, что и как происходило в мире и что происходит сейчас, дают основание с большой степенью доверия обратиться к вам с таким вопросом: куда мы катимся, что ждет нас, живущих на планете Земля, в обозримом будущем?

— Мир меняет кожу, и это происходит по разным причинам. Встречаются несколько процессов. Либеральная модель Запада привела к тому, что экономическая жизнь на земле прекращается. Человечество вместо того, чтобы работать, отвечать на вызовы мироздания, понять, как организовать оставшиеся ресурсы земли, чтобы не погубить природу, как размножающееся человечество сделать не потребителем, сжигающим средства, а коллективным творцом [не может дать себе отчет в том, что происходит]. Западная модель все эти процессы игнорирует, и она зашла в тупик. Сегодня мы видим, что эта огромная мощная модель, некогда победившая Гитлера и потом уничтожившая Советский Союз, разваливается. В этой модели нет того, о чем мечтает человечество — справедливости. В этой модели нет духовной правды, которая зиждется в сердце каждого человека — грамотного или дикаря, или интеллектуала.

И сейчас в этой модели наступает нечто безымянное, и в то же время на эту модель надвигается другая модель, созданная исламистским миром, и она наступает. Западная модель при этом корчится. И в этом столкновении назревают мощные конфликты, которые обычными политическими методами разрешить невозможно, и это чревато большой войной.

Какое место в этом конфликте займет Россия, вот в чем вопрос. А она еще не сделала свой выбор. С одной стороны, Россия оккупирована с 1991 года, с тех пор, когда Запад установил полный контроль над ее экономической, политической, идеологической жизнью. И Запад в этой ситуации стремится втянуть Россию в этот конфликт на своей стороне. Проблема рассорить нашу страну с исламским миром решается разными способами. И искусство российской дипломатии, а во главе ее стоит старый опытный лис Сергей Лавров, — не дать втянуть Россию в этот надвигающийся конфликт. Удастся ли России это сделать? Мне кажется, что нет. Россия, на мой взгляд, в стороне от этих конфликтов не окажется.
А еще более серьезный нарастающий конфликт — это конфликт между США и Китаем. Все пророчат в ближайшее время крупное столкновение между ними, включая и военное. Речь идет о промежутке в 4-5 лет. Именно за это время Америка намерена создать новое оружие такого типа, которое сделает ее непобедимой в этом конфликте. И за это время Китай, если он не хочет быть уничтоженным, должен войти в острейшее конфликтное соприкосновение, прежде всего финансовое, а потом, может, и в военное. Поэтому впереди грядут большие войны.

Они будут увеличиваться в размерах, и Россия будет на периферии этих войн. Не дай бог, падет Сирия. И тогда все эти орды блестяще вооруженных и имеющих боевой опыт исламистов накинутся сюда — на Среднюю Азию, покончат с Каримовым и Назарбаевым, с несостоявшимися государствами Киргизией и Таджикистаном, накинутся на Северный Кавказ, на Поволжье. Эта дуга нестабильности протянется до Москвы. Война неизбежна, а пацифизм смехотворен. Надо признавать, что мы живем в эпоху революций и войн.

— Украина дрейфует в сторону от России, устремив свои взоры в Европу. Этот процесс принимает необратимый характер, если учитывать, что новое поколение, выросшее за годы независимости, уже не смотрит на Россию как на братское славянское сообщество, и двусторонние отношения превращаются в будничные межгосударственные, с определенной долей прохлады. Почему Россия так равнодушно, по крайней мере, на официальном уровне, смотрит на происходящее?

— Вы считаете, что наступает необратимый процесс? Я не соглашусь с таким прогнозом.

Действительно, новое поколение вырастает и хочет в Европу. Но как Украина может быть в Европе, когда экономика ее на нуле, когда украинское общество расколото? Если бы вместо Путина сейчас был Сталин, он бы использую определенные технологии, расколол бы Украину, здесь была бы смута, война.

А политика Путина в отношении Украины во многом отражает его отношения с Западом. Он в этой политике не свободен. Ведь и в России раздаются голоса, что мы тоже хотим в Европу и даже в НАТО, мы тоже за западный образ жизни.

Но как только путинская или послепутинская Россия освободится от оккупации, о которой мы с вами говорили в начале беседы, будет совершенно другая политика.

Уже сейчас в своем конфликте с Западом Россия выбрала Китай, а это и китайские инвестиции, и большие дальневосточные программы. И не только Китай выбор Путина, а и Иран, Индия, что, конечно же, в пику Западу.

А в общественных отношениях необратимые процессы могут быстро стать обратимыми, поэтому и опасаться этой необратимости не стоит.

— О Путине — и даже не о нем, а о его окружении. Кто рядом с ним, кто в его команде сегодня?

— Путин окружен двойным кольцом политиков. Он входил в Кремль, имея окружение из ельцинских управленцев, ельцинских олигархов. На первых порах он был абсолютной марионеткой, это был омоложенный и даже худший вариант Ельцина.

Но произошло невероятное. Он, Путин, стал последовательно освобождаться от тех уз окружения и обязательств, которые он дал Ельцину, ельцинской семье. Но в его окружении присутствуют еще Греф, Чубайс и ряд других, тот же Кудрин, который остается рядом.

— А что мешает Путину освободиться от остатков ельцинского окружения? Например, что мешает тому же Следственному комитету завести дела на Чубайса…

— Дело в том, что Чубайс уже давно является в руководстве России представителем Госдепа США. Он вместо Ельцина поставил Путина, он с помощью ЦРУ проводил экономические реформы, приватизацию, он регулярно ездит в США за рекомендациями. Все серьезные назначения в России во много согласовываются с американцами. Путин не свободен, и я уже говорил, почему. Россия мучительно освобождается от той зависимости, в которой оказалась в 91 году и постепенно отвоевывает одну степень свободы за другой.

— На встрече с общественностью Крыма вы вскользь упомянули о Изборском клубе, в котором вы председатель. Нельзя ли поподробнее рассказать о его работе, какие задачи он призван решать и что уже на выходе имеется?

— Изборский клуб — это собрание людей, долго и хорошо знающих друг друга. К этому объединению каждый шел своим путем; есть такие, кто исповедовал либеральные идеи, а кто-то – коммунистические, есть евразийцы, есть умеренные патриоты, экономисты, философы. Основался клуб в сентябре прошлого года, и за это время уже подготовлено несколько докладов для российского руководства.

Первый доклад назывался «Стратегия рывка», это то, о чем говорил Путин. Второй доклад посвящен военному строительству. После ухода с поста министра обороны России Сердюкова обнажилась страшная рана на теле Вооруженных Сил. Шойгу пришел фактически на развалины армии. Мы для него сделали доклад, в котором даны исследования проблем рисков, новых театров военных действий, новых методик ведения войны, новых типов вооружений.

Третья работа посвящена бело-красному единству, и в нем говорится о необходимости прекращения розни между православными монархистами и коммунистами. Это большая идеологическая работа, призванная консолидировать патриотическое общество.

И сейчас мы заканчиваем работу над докладом, тема которого — Евразийский союз. Клуб интересен еще и тем, что раньше подобные интеллектуальные площадки создавали либералы, они создавали ассоциации, в которых разрабатывались рекомендации, которые наполняли идеологическое поле Росси. И вот впервые возникла контригра. Патриоты России создали свою ассамблею. И здесь началась контрработа. Клуб — это не только фабрика мысли. У него есть и другая задача — показать русскому патриотическому сообществу, что оно не одиноко, что у него есть центр, и мы будем привлекать для участия в клубе настоящих патриотов со всех регионов России.

— Кто читал вашу публицистику и слушал ваши выступления, знают, что вы с большим уважением относитесь к Сталину, высоко оцениваете его роль в государственном строительстве, его огромную роль в победе советского народа в Великой отечественной войне. Но ведь Сталин осуществлял и массовые репрессии, та же депортация целых народов, ГУЛАГ…

— Репрессии были при всех властях. Были при Петре Первом, Иване Грозном, они были и у Гайдара с Чубайсом, от которых Россия не досчиталась порядка 10 миллионов населения, не считая другие бывшие республики Советского Союза. Никто не ликует, что были репрессии при Сталине. Но это была одна из технологий, разработанных Сталиным.

Надо понять, какие формы террора были. Первые репрессии касались троцкистов и зиновьевцев — сталинских противников, которые мешали реализации сталинского проекта строительства государства. И эти репрессии были в тот период, когда еще кипела кровь гражданской войны, когда было не до «сю-сю». Были устранены политические соперники и противники. К этим же репрессиям относятся и репрессии относительно Тухачевского, поскольку это был заговор генералов.

Третий вид репрессий — раскулачивание крестьянства. Крестьянство — это огромный человеческий массив, и как этот массив можно было загнать в колхозы? Самая активная часть крестьянства, которая оказывала сопротивление, была репрессирована.

Еще одни вид репрессии — депортация народов.

Но при всем при этом самым страшным видом репрессии было создание в обществе психологического страха. Эта гигантская работа по строительству заводов, созданию мощной индустрии, созданию новой армии в кратчайшие сроки перед войной могла дать результат с внедрением в сознание общества страха, с применением ужасного насилия. Здесь одна пропаганда результата бы не дала. Но одновременно с этой технологией страха Сталин применил параллельную технологию, которая позволила в кратчайшие сроки создать поколение героев, творцов, великанов, которые грудью бросались на амбразуру в период войны. Вот эти две технологии позволили Сталину перед войной создать индустрию, способную выдержать удар Гитлера. Поэтому поощрять или упрекать сегодня то, что происходило в те годы, бессмысленно. Других технологий тогда не было. Так строилось русское государство.

Что же касается депортации крымских татар и других народов, я скажу следующее. Всякая империя несет в себе элементы насилия. И все же выселение крымских татар, греков и другие народностей — это ужасное злодеяние. Присоединение Кавказа к России, походы генерала Ермолова, период, когда воевали на Кавказе Лев Толстой, Лермонтов…

Разве там не было насилия над народом? А присоединение Сибири к России, походы Ермака... Разве там не было насилия? Было, да еще какое. А Иван Грозный как усмирил Новгород, который хотел уйти в Европу? Он усмирял всех, кто был против централизации власти на Руси.

А крещение Руси каким жестоким насилием сопровождалось! Людей на колы сажали, рубили. И как Каин поступил с Авелем, а Господь Бог изгнал из рая Адама и Еву, с чего все у нас и пошло так.

История — она такая, и она вся на крови, вся история с этической точки зрения аморальна, она не вписывается в православные каноны, у которых христианские мотивации. А у политиков мотивации иные. Тогда Сталин, изгоняя крымских татар из Крыма, пользовался своей мотивацией, а Хрущев отменил эту мотивацию, и было решение о возвращение народов. Эти народы возвратились на свои земли, и возник жуткий конфликт.

Я не исключаю, что две чеченские войны были результатом того, что чеченцы были реабилитированы, вернулись из ссылки и решили взять реванш — была страшная бойня, насиловали и убивали русских девчат, два раза испепеляли Грозный. И что? Нашли формы урегулирования, нашли гуманные подходы? Эти гуманные подходы Горбачева привели к разрушению Советского Союза, к таким огромным человеческим катастрофам, к такому количеству несчастий! И вот эта крымская каша — тоже результат той перестройки Горбачева.

Если бы выбирали в ту пору между жесткими имперскими технологиями и слюной, которую сейчас испускают наши пацифисты, я бы, наверное, последовал тому примеру, как бы меня потом не называли. Был ли другой выход, сказать не могу. Но мне кажется, что другого выхода и не искали. Война, 30 миллионов убитых, по миру катилась кровавая волна…

— Вы опытный полемист, и вас с удовольствием наблюдаешь в телевизионных программах. Но вот с Геннадием Андреевичем Зюгановым, лидером КПРФ, видеть в теледебатах не пришлось. А как у вас складываются с ним отношения, учитывая, как мне кажется, одинаковый подход к оценкам прошлого?

— Раньше мы семьями даже дружили. Потом разошлись. Он мне как личность стал неинтересен.

— А с Жириновским?..

— С Жириновским нет контактов.

Если говорить о политических партиях, которые сидят в Думе, то это партии декоративные, не имеющие самостоятельной политики, они являются компонентом центральной власти. Но одни ведут себя тупо и неинтересно, как тот же Геннадий Андреевич или Миронов, возглавивший «Справедливую Россию», а Жириновский веселится, глумится, он циник…

— А кто из тех, с кем вам приходилось встречаться общаться, работать, оставил неизгладимое впечатление?

— Для меня образцом чести и мужества, безукоризненной внутренней силы является красный генерал Альберт Макашов. Именно он является эмблемой 93-го года. Он себя не запятнал ни тогда, ни потом. Он для меня символ чести и мужества.

— И вот вы прилетаете домой в Москву, и вам звонок из администрации президента: Владимир Владимирович ждет вас с вашими впечатлениями о поездке в Крым и вашими предложениями по Крыму. И что бы вы ему сказали?

— Я бы сказал президенту следующее.

Был в Крыму, замучили журналисты, у них огромный интерес к России, не дали даже времени выпить кружку пива.

Был в Севастополе, на флоте, на крейсере «Москва», машины в порядке, лица моряков светлы.

Но Крым тоскует…

Но вы, Владимир Владимирович, правы, что эту проблему надо решать не как чисто русскую, а как имперскую проблему, и вводить наше имперское поле в Крым не сам по себе, а вместе с Украиной. В противном случае — конфликты, захваты маяков…

Россия приближается к кризисной военной черте, и не дай Бог, если Украина втянется в эту войну против России. Ваши усилия, Владимир Владимирович, должны быть направлены на очень сложную манипуляцию с этим гигантским куском земли, который совсем недавно считался частью Русского мира, русской цивилизации, и я убежден, что вы не отдадите в лапы НАТО эти драгоценные жемчужины в короне Русского мира — Киев, Чернигов, Симферополь Одессу, Севастополь.

А поэтому присылайте сюда опытных дипломатов высокого интеллектуального уровня, замените нашего посла в Киеве, может быть, и в Крыму должен быть другой консул. И надо сделать все, чтобы русская партия в Крыму сложилась. Дико, имея русский Крым, имея подавляющее русское население, русские настроения, русский флот, не видеть в этом серьезной политической силы.

— Ну и, предположим, оказались в гостях у Виктора Федоровича. А он что услышал бы от вас?

— А ему сказал бы следующее. Виктор Федорович, я не могу быть вашим советником, но вы так же запутались, как и другие политики, понимаю, что вы не свободны в принятии решений, что у вас много проблем. Вот и Юля сидит, посадили сами себе ее на загривок. Но все же, мне кажется, что великой идеологической акцией было бы понимание вами того, что первая русская империя родилась в Киеве. Отсюда пошел мощный имперский импульс, распространившийся от Карпат до Урала. А вы являетесь носителем этой великой идеи. И если бы вы вместе с Лукашенко и Путиным отправились втроем в Киев, в Софийский собор, и отслужили бы молебен во славу Русского мира, это была бы грандиозная акция, которая повлекла за собой колоссальные изменения в экономике, политике, настроениях народа. Я бы даже готов был бегать вокруг вас троих с кадилом (смеется)…

Крымское эхо 27.05.2013


Количество показов: 1924
Рейтинг:  4.06
(Голосов: 11, Рейтинг: 4.91)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А.Проханов.
Русский камень (роман)



Юрий ПОЛЯКОВ.
Перелётная элита



Виталий Аверьянов.
Со своих колоколен



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА




  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Аналитический веб-журнал Глобоскоп   

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов


 


^ Наверх